Аргументы Недели Политика 13+

Треугольник Иран – Саудовская Аравия – Турция: большие ошибки – большие надежды

, 02:23 [ «Аргументы Недели», ]

Треугольник Иран – Саудовская Аравия – Турция: большие ошибки – большие надежды
Ахмад Хаж Али, фото: соцсети

В интервью «Аргументы недели» эксперт Ахмад Хаж Али расскажет, какие стратегические ошибки совершает турецкий режим, на что он готов пойти, зачем саудовцы продаются и когда наладятся отношения Ирака и Ирана.

Кто сформирует систему безопасности во взрывоопасном регионе, в котором США делать нечего, а России всегда рады.

 

На что способна Анкара?

В ходе телефонного звонка Путин и Эрдоган подтвердили договоренности о прекращении огня в Идлибе. Состоялось первое совместное патрулирование военных вдоль трассы М4. Насколько Анкара сильна, чтобы нанести удар в случае установления сирийской армией контроля над Идлибом?

Турция многим рискует при проведении военной операции в Идлибе. Эрдоган может завоевать какую-то часть Идлиба и окрестности Алеппо, используя всю военную мощь. Но это приведет к развалу Турции: он потеряет половину территорий, как минимум. США недавно отправили 300 военных машин к лояльным боевикам на северо-востоке Сирии.

Большинство это курдские формирования, которые работают с США и получают от них поддержку. Эрдоган знает, что основная угроза турецкому государству курдский вопрос. Американцы шантажируют, манипулируют и играют против Эрдогана с восточной стороны. При этом он идет на конфронтацию с Россией с южной и западной стороны. Готов ли он вообще на это? Россия экспортирует газ через Турцию, и Эрдоган получает от этого прямую выгоду.

С одной стороны, он угрожает выходом из НАТО, а с другой, прибегает за помощью – русские поддерживают сирийцев, которые его поджимают на сирийской территории. Но это не его страна – он должен уйти, никто не должен присутствовать там, кроме сирийской армии! Считаю, что Эрдоган абсурдно действует. Сейчас он шантажирует по ливийскому вопросу, поскольку хочет вернуться на эту арену.

 

Он сам себе делает пиар? Его риторика предназначена для электората?

− Да, он просто играет на разных направлениях,чтобы иметь большее влияние и манипулировать. Это такая спекуляция. Россия и Иран это понимают. Насколько у Эрдогана хватит сил и возможностей для продолжения спектакля? Дальше играть в американскую корзину не в его интересах для стратегической перспективы. Он понимает, что его прямые интересы связаны с ближайшим окружением, Ираном и Россией. Сейчас он совершает большие стратегические ошибки. Смогут ли Россия и Иран его отрезвить? Думаю, что смогут. У них достаточно возможностей его вразумить.

 

Насколько вероятно проведение саммита России, Ирана и Турции после столкновения в Идлибе?

На трехстороннем саммите Россия – Турция – Иран в Тегеране планировалось обсудить сирийский вопрос и вопросы региональной безопасности в целом. Сейчас идет подготовка, насколько я проинформирован. Турция пытается манипулировать, использовать двойные стандарты и сидит на двух стульях. Она хотела, чтобы Путин до саммита встретился с Эрдоганом, чтобы остановить продвижение сирийской армии в освобождении территорий, оккупированных террористами и турками.

 

Треугольник Иран – Турция Саудовская Аравия

С учетом внешнего давления Запада, как будут строиться отношения Ирана со странами региона – с Турцией, Саудовской Аравией, Ираком?

Интересный треугольник Иран – Турция Саудовская Аравия. Несмотря на разногласия по разным вопросам между Ираном и Турцией, сохраняются экономические, культурные и личные отношения между руководителями и влиятельными фигурами со времен Исламской революции.

 

Иран выше конкуренции идей.

Насколько сильно соревнуются концепции неошиизма, неоосманизма и суннизма?

Турция и Саудовская Аравия – два конкурента на лидерство в исламском мире. Саудиты привержены ваххабитскому учению, а турки распространяют брато-мусульманские идеи. Эрдоган считает возрождение Османской империи великой целью.

Доктрина Исламской революции в Иране − другое предложение для мусульманского мира, ни шиитское, ни суннитское. Это объединяющая революция, которая может привести к прекращению внутренних исламских разногласий.

Ваххабизм – страшная штука. Мы это видели в Чечне, на Кавказе, в Сирии, Ираке, Йемене и во всех странах региона. Это идеология игиловцев, нелюдей, фашизм внутри ислама на самом деле. В брато-мусульманской теории есть светлые идеи. Но брато-мусульманские организации были под большим влиянием западных стран, английских и американских спецслужб. Поэтому они не имеют однородного лидерства. Есть разные формирования, которые не могли объединиться вокруг одной стратегии и программы.

Это не касается Ирана, где есть понятная иерархия, программа, доктрина и лидерство. У Ирана в идеологии нет таких проблем, касающихся исламского вопроса, как у Турции и Саудовской Аравии. Конкуренция между ними очень большая. И оба пытаются себя дороже продать и представить самым нужным игроком для Соединенных Штатов. Но Эрдоган делает это более умным способом, чем саудовцы. С ним проще найти компромисс для России и Ирана.

 

Зачем саудовцы продают себя?

Саудовская Аравия развязала нефтяную войну, не добившись уступок от России. Она объявила о снижении цен на нефть и увеличении добычи. Что делать с Эр-Риядом?

– У России есть отношения с Королевством Саудовской Аравией. Она считает, что нужно приближать саудовцев, чтобы оттолкнуть от американского влияния. Но саудовцы сами себя продают американцам, готовы отдать все, но остаться главными в регионе. Разве они главные в регионе? Они таким образом исчезнут и будут большие проблемы.

Иран пытался нормализовать отношения с КСА. У него нет цели разрушить саудовский режим, который поддерживает ваххабитские группировки. С его разрушением радикалы будут доминировать на определенной части арабского полуострова. Поэтому Иран пытается убедить этот режим, что американцы не нужны для его защиты. Если американцы угрожают Ираном как самой большой угрозой, то он готов работать вместе с Саудовской Аравией для защиты Персидского региона. Без американского присутствия. Американцам делать нечего в регионе.

Иран и Саудовская Аравия − части одного региона. Они могут создать интегрированную систему безопасности в регионе, которая будет независимой от Запада, от гегемонии США. Саудовцы должны переформатировать себя и быть менее радикальными, чтобы понять эти фашистские тенденции в ваххабитской идеологии не к чему хорошему не приведут в конце концов.

 

Как оцениваете отношения между Ираном и Ираком? Влияние Тегерана усмотрели в массовых протестах в Ираке в январе? У Ирана есть как союзники, так и противники, которые больше работают на американскую сторону…

− И на саудовскую сторону.

 

 Когда Иран и Ирак начнут сотрудничать?

С кем у Ирана ближе отношения − с Ливаном и Сирией?

– Да, у Ирана хорошие отношения с Сирией, с иракским правительством. Однако появились болезни внутри иракского политического истеблишмента после американской агрессии и оккупации. Появились конфессиональные и политические разделения внутри страны. Это похоже на ливанское политическое устройство, где каждая конфессия представлена в правительстве и государстве. В Ираке разные партии и движения.

У США имеется влияние над некоторыми иракскими силами. Но у Ирана тоже имеются хорошие отношения со многими народными движениями, политическими силами, которые играют влиятельную роль в судьбе Ирака. У Ирана достаточно хороший потенциал в Ираке. Иракский парламент сказал свое слово о выводе американских войск, но еще не осуществил это решение.

 

Это осуществится?

− Я думаю, что осуществится с такой комбинацией. Почему иракское правительство не смогло это выполнить? Иракские силы рассчитывают получить поддержку США и саудовцев – они не приняли свое решение. Но ситуация уже расшатана. Почва не крепкая для американского присутствия в Ираке.

Иран никогда не думал оккупировать Ирак. Так же, как Россия никогда не думала оккупировать Сирию, она там находится на легитимной основе для борьбы с террористами и исторического сотрудничества.

Со стороны Ирана нет угрозы для оккупации Ирака, но есть взаимовыгодное предложение – взаимодействие для блага обеих стран. С культурной и духовной стороны эти страны очень близки, как ворота на евразийском пространстве. Постепенно начнется сопротивление разного уровня и характера, в том числе в Ираке, с целью полного освобождения от американского влияния. Будет больше возможностей для взаимодействия Ирана и Ирака на равных условиях.

 

Мир в интересах региона

После международной конференции по Ливии в январе режим прекращения огня нарушается. Армия маршала Хафтара нанесла удары по аэродрому Митига, где турки опять пострадали. В Афганистане неизвестно, когда начнутся прямые переговоры,после подписания соглашения США с талибами. В Йемене ракетные удары арабской коалиции против хуситов не прекращаются. Как урегулировать конфликты в перспективе?

В Йемене Россия может играть большую роль, но она отталкивается от своих возможностей. Она играет позитивную роль и всегда помогает разным региональным игрокам сделать шаг навстречу. В Бахрейне может играть положительную роль. В Сирии она спасла от мировой террористической угрозы. Отношения между Россией и Ираком так же, как иракско-иранские отношения, помогут избавиться от американской оккупации.

В ливийском вопросе Россия может что-то сделать для урегулирования, хотя многое было упущено.

 

Полковник Хафтар победит?

Речь идет не о том, кто победит. Нужен мир в этой стране и во всем регионе. Я бы не сказал, что Россия поддерживает Хафтара. Египет поддерживает Хафтара. США поддерживают Хафтара, но играют и с другими силами. Происходит конкурентная борьба за контроль над террористическими организациями. Эрдоган экспортировал определенное количество этих «пушечных мешков», как горючее для конфликта.

Россия пытается работать с других принципов. Она им следовала в Сирии. Эрдоган говорит, что он поддерживает президента Сарраджа и Правительство национального согласия, которое является легитимным. По договоренностям правительству было дано время для урегулирования вопросов, проведения переговоров и объединения страны. Этот год давно закончился.

 

Прямые переговоры между Сарраджом и Хафтаром не удалось организовать.

Ссылаются на легитимность правительства в Ливии так же, как саудовцы и американцы продолжают признавать правительство в Йемене, мандат которого давным-давно закончился. А Хафтара поддерживает парламент, полномочия которого более весомые, чем одногодового правительства.

Роль России значима в этих условиях. Иран пока не вмешивался в ливийский конфликт. Но в его интересах и в интересах всего региона, чтобы такие конфликты были урегулированы.

 

Что сближает Россию и Иран?

Как Вы оцениваете роль России на Ближнем Востоке с учетом противостояния США и Ирана?

Россия гарант стабильности в регионе. Она всегда занимала правильную, легитимную, правовую позицию.

 

Россия предлагает создать организацию коллективной безопасности в Персидском заливе и отказаться от дислокации внерегиональных группировок. Как России и Ирану внести вклад в безопасность региона?

Россия и Иран уже привнесли большой вклад в стабильность региона. «Астанинские» и «сочинские» договоренности минимизировали негативную реакцию.

У России и Ирана нет планов по оккупации и доминированию над другими странами. Они привержены к международному праву и стремятся к справедливости в мире так, чтобы другие силы не доминировали с помощью санкций или силовых методов.

В мире

Украинский журналист Гордон придумал способ забрать Крым у России без войны
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью