Аргументы Недели Мнение 13+

Однажды в Америке. Часть 1

, 15:44 ,

Однажды в Америке. Часть 1
Фото из открытых источников

В отличие от сакраментального спора о первичности яйца и курицы, человечество единодушно в одном: все азартные игры образовались на планете лишь с появлением самого человека.

Бильярд, кости, нарды, шахматы, бега… - несть числа человеческим забавам, за которыми маячат огромные, часто – криминальные деньги.

Но безусловным лидером в этом азартном списке, конечно же являются карты: симбиоз природного ума, умения анализировать, обладание навыками психолога, если угодно – гипноза, и конечно – ловкости рук самих игроков.

Оборот игорных денег на планете огромен, их невозможно подсчитать, в этом потоке тонут многие: от любителей сыграть в «дурачка», до мега-профессионалов, к мнению которых были вынуждены прислушиваться даже президенты великих империй. Вот о них и поговорим.

Моисей еврейских гангстеров

Многим наверняка знаком фильм «Однажды в Америке», собравший на мировых кинофорумах все возможные награды. По сути, этот фильм о жизни в Америке в 20-х годах – документальный, несмотря на всю свою художественность, т.к. максимально подробно посвящает нас, зрителей во многие подробности тайной жизни одной из самых могущественных мафиозных нью-йоркских (читай – американских) группировок того времени – еврейской.

Именно еврейская преступность в 20-е годы во всех смыслах слова правила Нью-Йорком, подчинив себе даже всемогущих итальянских гангстеров. Как у каждой организованной преступности, у этой национальной группировки был конечно и свой лидер. Звали его Арнольд Ротштейн. За выдающийся ум, способность прогнозировать ситуацию на много ходов вперед и всегда выигрывать, сами бандиты уважительно называли Ротштейна «Моисеем еврейских гангстеров».

За свою непродолжительную жизнь Арнольд Ротштейн сумел подмять под себя почти все нелегальные способы получения огромных денег даже и от вполне легальных мероприятий, включая, например, традиционные в США бейсбол и американский футбол. Ротштейн первым начал организовывать т.н. «договорные» игры. Были в том списке конечно и наркотики, и бутлегерство, и проститутки, но главной «вишенкой на торте» Ротштейна были безусловно карты. Когда Арнольд собирался тасовать колоду, все наблюдающие с интересом ожидали начала этого, по сути циркового номера, при этом не понимая, что Арнольд уже всю колоду на их же глазах несколько раз (!) перетасовал: столь быстры и неуловимы были движения его рук. Наблюдающие были уверены, что его руки все время в этой операции вообще не двигались! По законам преступной диалектики такой человек, даже не достигнув своего тридцатилетия, но уже ставший реальным миллионером, не мог завершить свой жизненный путь естественным путем. Так и вышло.

Кто вы, Арнольд Ротштейн?

Гений карточной игры родился в 1882г. в Нью-Йорке в семье ортодоксального еврея по имени Авраам и его жены Эстер, переехавших в город «желтого дьявола» из забытого богом Кишинева. Со временем Авраам создал успешный бизнес, в семье появился достаток, дети были отданы в престижные школы. И если старший брат Арнольда Бертрам твердо решил связать свою жизнь с религией и стать раввином, то младший Арнольд еще в школе решил замахнуться на более дерзкий и абсолютно безбожный поступок: подчинить себе целиком весь «город желтого дьявола» - Нью-Йорк. То, что на этом пути его ждут чудовищные испытания помимо реальных схваток с уже обжившими Нью-Йорк гангстерскими семьями, но и по сути – единоборство с самим Сатаной безбожника Арнольда не останавливало. Напротив, авантюрные страсти, бушевавшие в этом с виду неприметном рыжем мальчике, как впоследствии покажет жизнь, были сильнее и чувства человеческого страха, и всех природных вкраплений осторожности. Та же жизнь позже покажет и то, что идя на внешне безумные для обычного человека поступки, Арнольд Ротштейн однако просчитывал их до малейших деталей и почти никогда не ошибался!

Арнольд к разочарованию родителей и педагогов бросает школу, будучи уверенным в том, что его природные интеллектуальные способности быстрее разовьются и окрепнут лишь на улицах Нью-Йорка. Так и вышло.

Он начал промышлять «на жизнь» мелкими уличными кражами, одновременно осваивая азы карточного искусства у многочисленных городских карточных шулеров, обиравших до нитки неопытных эмигрантов, прибывших в Нью-Йорк за новой жизнью. Ему везло и к концу каждого «рабочего дня» в карманах пока еще единственных штанов собирался некий черный нал, с которым он и ехал на попутных извозчиках в дом к своей молодой жене, где все – от супруги до тестя считали его хоть начинающим, но уже успешным коммивояжером.

Уже неплохо играя в карты, но реально понимая, что до игорных высот ему еще пока как до Солнца, Арнольд изобретает новый вид личного бизнеса, с виду безобидного и даже на первый взгляд весьма добропорядочного: он начинает давать нуждающимся небольшие суммы в долг. Естественно, под проценты и, естественно, по тем схемам, которые скрупулезно изобретал у себя дома. Обилие запутанных долговых вариаций Арнольд держал лишь в своей голове, что позволяло ему впоследствии легко уходить от попыток правоохранителей посадить его «за мошенничество». Впрочем, со временем среди лично ему преданных «нужных» людей почти половину занимали уже именно судьи, прокуроры и полицейские. Под такой «крышей» начинающий будущий «Босс всех Боссов» медленно, но верно подминал под себя Нью-Йорк.

По сути, как впоследствии в своих мемуарах признавал другой эпохальный американский гангстер Мейер Лански, Ротштейн явился для Америки основателем государственной системы займов, на которой сегодня строится и держится как внутренняя, так и внешняя экономические политики США. Он же, кстати, создал и пресловутый рэкет, и т.н. «коллекторов», с чем Россия познакомилась в лихих 90-х.

- «Если бы этот человек был законопослушным финансистом и экономистом, то он заработал бы не меньше денег, чем на игорном бизнесе и рэкете» - писал в воспоминаниях Мейер Лански, который, кстати, признавая преступный гений Ротштейна, добровольно со своей «братвой» впоследствии перешел в его синдикат. Затем в то же сообщество перешли и «Ганс» Шульц, и Джек Даймонд со своими Ко.

Тем временем Ротштейн активно расширял свои игорные способности. Он уже давно понял, что даже будучи карточным гением, в одиночку этот город не завоевать: нужна масштабность! Масштабность – это игорный дом, а еще лучше – игорные дома или казино.

Заняв у своего преуспевающего тестя несколько тысяч долларов, Ротштейн еще в 1909г. выкупает захиревший игорный дом на 46-й стрит, куда и стал вкладывать впоследствии получаемую от кредитования и сопутствующего рэкета прибыль. Дело пошло.

К концу того же 1909г. в своем игорном доме Арнольд Ротштейн обыгрывает известного в те годы игрока из Филадельфии Джона Конви, наказав того на 4 тыс. долларов – денег по тем временам весьма ощутимых. Почин был удачным во всех смыслах и уже через год, в 1910г. Ротштейн выкупает все игорные дома на 46-й улице Нью-Йорка и становится, по сути, главным игорным боссом города. Его доходы от игорных домов постоянно росли (в 29 лет он становится официальным миллионером – авт.), так же рос и его преступный авторитет.

За помощью в решении своих внутренних споров к Ротштейну стали уважительно обращаться и другие боссы, включая даже самих Лаки Лучано, Фрэнка Костелло и Аль Капоне. Странное дело, в том опаснейшем бизнесе, который избрал себе Арнольд и который унес на дно Гудзона сотни и сотни противоборствующих гангстеров, строптивых банкиров, картежных должников и т.д. именно Ротштейну лишь везло. И ведь на помощь Бога Арнольд не рассчитывал, т.к. в принципе отрицал и его: он верил только в себя! Да еще, пожалуй, в того самого Желтого дьявола, служить которому решил еще в детстве. Расширив свой криминальный бизнес (торговля наркотиками, бутлегерство, рынок продажной любви, рэкет) и поставив его на своеобразный преступный конвейер, Ротштейн полностью сосредотачивается на карточной игре.

Что наша жизнь? Игра!

В 1925г. Ротштейн садится за игорный стол с очень известным в США игроком Диком Дандолсом по прозвищу «Грек». Незадолго до этого Грек в Сан-Франциско за серию игр в покер «поднял» 1,5 млн. долларов, которые и привез с собой для игры по самым высоким ставкам в стад-покер с Моисеем еврейских гангстеров. Игра началась.

Через десять часов игры Грек выигрывал у Ротштейна уже 400 000 долларов. Тот хранил спокойствие. Забегая вперед, скажем, что в наборе собственных игорных приемов, Ротштейн обладал удивительным хладнокровием и поистине волшебным умением блефовать. Между собой игроки называли эти его качества «проклятием Ротштейна». Еще никому из его соперников не удавалось это «проклятие» сломить. Не удалось и Греку. (Много позже журналы напечатают эту историческую партию с подробным анализом от крупных игроков. Все сошлись в одном: Грек был обречен на проигрыш).

При раздаче карт Дандолс Грек получает одного короля на руки и еще одного на доске. У Арнольда на руках был король бубен. Грек вскрывается на 10000 долларов, Ротштейн же поднимает ставку до 30 тысяч. Греку выдают четверку, Арнольду девятку бубен и он сразу поднимает ставку до 60 тысяч долларов. Дандолс отвечает.

Последней картой Ротштейн получает четвертую бубну, что не было на руку Греку, который претендовал на флэш-дро, но сомневался. И тут Ротштейн невозмутимо вновь увеличивает свою ставку до 70 тысяч. Грек идет ва-банк и ставит 140 000 долларов, Ротштейн снова отвечает. Дандолс получает семерку треф, Ротштейн – семерку бубен, после чего тут же показал туза бубен и забрал весь банк. Выигрыш его составил 605 тысяч долларов! Впоследствии Грек снова играл с Ротштейном, игра шла две недели и все (!) полтора миллиона долларов, с которыми Грек приехал в Нью-Йорк, перешли в руки Ротштейна. Это был полный крах Ника Дандолса. Ротштейна официально и почтительно признают карточным королем Америки.

Карты, деньги, один ствол

Сегодня трудно судить однозначно: что так расслабило всегда собранного и настороженного как степной койот Арнольда Ротштейна. То ли длинная череда относительно легких и прибыльных сделок, то ли постоянное везение в карточных баталиях, то ли он просто устал от этого дичайшего внутреннего напряжения (очевидцы утверждали, что уже к 40 с небольшим годам Ротштейн выглядел глубоким изможденным стариком).

Ко всему прочему удачливый гангстер и картежник зачем-то решил поиграть «в политику». Видимо, его игорная и бизнес-империи нуждались в более изощренной «крыше», нежели лишь продажные полицейские и судьи. А может, ему просто стало не хватать адреналина и душа искала новых острых ощущений?

Так или иначе, Ротштейн шагнул в политику, чем, кстати, вызвал неудовольствие среди некоторых других гангстеров, уже оседлавших это тоже весьма прибыльное направление. Но именно Ротштейн в 1928г. на выборах президента США ставит 500 000 долларов на Герберта Гувера и… безошибочно выигрывает.

Арнольд с присущими ему простотой и изяществом разрабатывает систему политических взяток, на которые и подсаживает влиятельных чиновников, начиная с мэра Нью-Йорка Джеймса Уокера до законодателей из демократической партии. Ко всему прочему, на деньги Ротштейна организовывались т.н. «коммунистические» забастовки на различных предприятиях США. На деле сами эти забастовки Ротштейну были «по барабану», они были нужны лишь конкурирующим фабрикантам, и антикоммунистам. И те, и другие за поддержкой шли к Ротштейну и, естественно, щедро за нее тому платили. В общем, ничего личного, только «бизнес».

Но самой главной страстью миллионера оставалась, конечно, карточная игра.

Он играл как одержимый, сутками делая фантастические ставки, лихорадочно и маниакально. Когда его кто-то спросил: почему, дескать, он, будучи уже мультимиллионером, так много времени и денег тратит на карты, Ротштейн ответил: «По той же причине, по которой вы едите каждый день. Игра стала частью меня, такой же как печень или сердце. Я не могу остановиться. Если я остановлюсь, я умру…». Великий игрок впервые ошибся: именно покер стал конечной точкой в его яркой и неудержимой жизни.

В 1928г. он начинает длинный игорный марафон в покер. Против него играют Джимми Меехан, Титаник Томпсон, Нейт Раймонд и Джордж Мак Манус и Ротштейну по традиции везет: он поочередно выигрывает у своих противников по 50 тысяч долларов. Но тут что-то пошло не так и к окончанию игры непобедимый «Моисей», о ужас!, проигрывает 300000 долларов! Часть денег он тут же выплачивает за игорным столом, а на выплату остатка просит некоторое время. Ему верят на слово, т.к. авторитет «великого Арнольда» непререкаем, но…

Именно в эти дни некие доброхоты донесли ему, что та роковая игра против Ротштейна, дескать, велась нечестно. Взбешенный Арнольд отказывается выплачивать остаток проигрыша, что по игорным законам является тягчайшим оскорблением всех игорных устоев.

Через несколько дней Джордж Мак Манус, один из тех, кому Ротштейн отказался выплачивать долг, пригласил по телефону авторитета в шикарный отель «Park Central», чтобы тот смог отыграться. Ротштейн согласился и 3 ноября 1928г. шагнул в роковой 349-й номер отеля.

Что именно произошло в комнате следствию так и не удалось установить полностью, но в 11-00 лифтер отеля обнаружил на I этаже истекающего кровью с пулей в животе Арнольда Ротштейна. Он был в сознании когда приехала полиция, но наотрез отказался назвать имя своего убийцы. Вскоре на улице обнаружили и пистолет с разбитой рукояткой, что по традициям мафии, равно как и выстрел в живот, свидетельствовало о том, что убийство было местью.

В преступлении обвинили Мак Мануса. Но тот все отрицал, плюс мафия наняла ему лучших адвокатов и… дело развалилось. Через двое суток мучений 5 ноября 1928г. Арнольд Ротштейн, баловень судьбы, мультимиллионер, яркий мафиози и авантюрист отошел в мир иной.

P.S.

После его кончины созданная Ротштейном великая империя была мгновенно разобрана на лакомые доли вчерашними подельниками, а в среде «уважаемых» людей Америки еще долго говорили о том, что вся эта ситуация, начиная с самой игры, закономерного проигрыша до рокового выстрела была хорошо продуманной акцией других мафиози, кому Ротштейн в их делах давно уже стал простой костью в горле. Так это или нет – недоказуемо.

Читайте также: Однажды в Америке. Часть 2

                               Однажды в Америке. Часть 3

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Мнение

Роман Газенко: бездарные руководители гробили экономику СССР, а Горбачев и Ельцин довели «реформы» до апогея

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество