Аргументы Недели Мнение 13+

Однажды в Америке. Часть 2

, 15:44 ,

Однажды в Америке. Часть 2
Фото из открытых источников

В прошлой статье мы начали рассказывать о воротилах т.н. «еврейской мафии» Нью-Йорка, которая смогла в весьма короткие сроки подмять под себя весь остальной преступный мир Америки, включая и знаменитую Козу-Ностру. В частности, мы рассказали об Арнольде Ротштейне – главе той группировки, которую и сами бандиты и официальные американские органы  уважительно называли «Синдикатом».

Но повествование было бы неполным, если наряду с Ротштейном мы не рассказали бы и о его ближайших соратниках по преступному бизнесу, без помощи которых Арнольд вряд ли бы смог получить среди коллег свое уважительное прозвище «Моисей еврейских гангстеров».

Учиться, учиться и учиться!..

К тому времени, как Арнольд Ротштейн окончательно решил укреплять свои криминальные позиции в Нью-Йорке, на него уже обратили свое внимание местные еврейские авторитеты.

Один из них, Херман Розенталь, самый известный в то время нью-йоркский рэкетир решил взять молодого Арнольда под свое покровительство. Патронаж оказался взаимовыгодным: Розенталь учил талантливого юношу всем премудростям блатной жизни, не забывая при этом красочно врать и о т.н. «воровском братстве», взаимовыручке среди преступников, «прелестях» блатной жизни и прочих легендах, на которые до сих пор ведутся духовно второстепенные малолетки всех народов.

Арнольд внимательно слушал своего учителя, но его слова при этом тщательно просеивал, оставляя в памяти лишь то, что сам для себя считал нужным. Ротштейн с присущей ему редкой природной наблюдательностью уже давно понял, что никакой взаимной выручки и благородства в том мире, в котором он добровольно оказался, нет и в помине, там главенствовали иные, подчас звериные законы: «прав тот, кто сильнее!».

Его учитель и наставник Херман Розенталь не скрывал от ученика главного: желания сделать Арнольда своим преемником и передать со временем тому в руки бразды правления всем рэкетом Нью-Йорка. Ротштейн не противился, более того, под его началом рэкет вскоре из банальных уличных грабежей принял форму чуть ли не одного из благопристойных видов американского бизнеса.

В 1912г. Херман Розенталь  был застрелен в одной из бандитских разборок в Южном Бронксе. Скорее всего, старый гангстер покидал этот мир со спокойной душой: его дело было в надежных руках Арнольда Ротштейна. Ученик не подкачал.

Вышли мы все из народа

Освоив искусство рэкета и став его единоличным «управленцем», Ротштейн явно заскучал: его душа требовала более острых и изощренных афер. К тому времени о нем по Америке уже шла слава не только как об успешном бандите, но и как об одаренном и удачливом картежнике. Но на вершину карточного Олимпа Арнольд поднимется позже, а сейчас его вниманием всецело завладел американский спорт, вернее те огромные деньги, которые крутились за глянцевыми обложками красочных афиш и спортивных журналов.

Так, вчерашний рыжий мальчик, родившийся в семье еврейских эмигрантов из российского Кишинева, стал родоначальником т.н. «договорных матчей», которые и сегодня активно процветают на всех крупнейших чемпионатах в различных видах спорта.

Первой и самой большой его победой на этом поприще стала криминальная сделка с известной бейсбольной командой Chicago White Socks, которую Арнольд подкупил полностью, от хозяев до запасных игроков. В результате бейсболисты вынужденно проиграли престижнейшую Мировую серию 1919г., обогатив своего «инвестора» на многие десятки миллионов долларов. Грянул скандал, который, как и рассчитывал уже всесильный в те годы Ротштейн, затих так же быстро, как и возник.

Далее, как мы уже писали, не менее криминальный путь на Олимп карточной игры, его блестящее покорение, недолгое царствование и смерть от пули конкурента в 1928г. Но ведь «свято место» не бывает долгое время пусто…

В свое время Ротштейн, укрепляясь в мире гангстеров, сумел собрать вокруг себя мощный «силовой блок» из абсолютно преданных ему молодых еврейских парней. Сам Ротштейн никогда не брал в руки оружия, ему это было не нужно: все охранные и прочие «деликатные» функции выполняли его телохранители. Самым ярким среди тех «бодигардов» был некий Бенджамин Сигел по прозвищу «Багси».

Так же, как и его патрон, Багси родился в бедной семье еврейских эмигрантов, сбежавших в Америку из России, где самым очевидным финалом их жизни был бы очередной трагический погром.

Красавчик и балагур Багси, росший в нищенском и насквозь бандитском итало-еврейском квартале Нью-Йорка так же как Арнольд Ротштейн решает стать бандитом и это ему вполне удалось.

В 18 лет жизнь сводит Багси с уже одиозным гангстером Мейером Лански (тоже выходцем из российского тогда Гродно и имевшим фамилию Сухомлянский), хорошо знавшим и до гибели Ротштейна активно сотрудничавшего с ним. Именно Лански допускает Багси в «святая святых» своего преступного бизнеса: контрабанду и торговлю спиртным.

Молодой мафиози начал быстро подниматься по карьерной лестнице и вскоре, на радость и с одобрения своего босса Лански-Сухомлянского создает уже самостоятельный бизнес по организованной продаже «услуг» разобщенных до того американских киллеров. Правда, создает на подставных «зиц-председателей», что долго помогало ему лишь цинично ухмыляться в ответ на все попытки американского правосудия прижать его к стенке. Впоследствии правоохранители назовут приблизительное количество «удачно» исполненных командой Багси заказов: более полутысячи!

Сам же глава «Синдиката убийц» блаженствовал среди роскоши отелей, яхт, шикарных кинодив, звезд спорта и известных бизнесменов.

Он одевается у лучших портных, даже «крестный отец» Мейер Лански спрашивает у своего крестника совета – кому из портных лучше всего доверить пошив своего очередного наряда?

Багси дружит со звездами Голливуда того времени, среди которых у него были даже и свои поклонники, как, например, знаменитый Кларк Гейбл. При этом Багси очень тщателен в своих денежных делах, которые пополняет постоянно.

Вскоре он понимает, что наиболее прибыльным и наименее незаконным в Америке может быть лишь игорный бизнес, начало которому положил еще его учитель Арнольд Ротштейн.

Собрав семейный капитал, Багси переезжает из смога и чесночного перегара Нью-Йорка в лучезарную и роскошную Калифорнию. Но не особняки, щедрое солнце и белоснежные пляжи манили молодого нувориша: он внутренним чутьем понял, что этим развращенным леностью и роскошью регионом таятся огромные и пока еще – ничьи деньги!

Именно Бенджамин Сигел по прозвищу «Багси» изобрел т.н. «плавающие» казино. В некоторых, богатых деньгами американских штатах, азартные игры были строго запрещены. Но желающие играть по-крупному – разрешены. На них-то Багси и обратил внимание.

Он начал арендовать прогулочные яхты, которые активно заполнялись охочими до халявных денег американцами. Яхты выходили в нейтральные воды, где юрисдикция США была бессильна и именно там начинались бурные карточные баталии, длившиеся сутками и более.

Проигравшихся доставляли на берег специальными катерами, они же привозили к месту поединков и все новых игроков. Бизнес был идеален и беспроигрышен, хотя власти США о нем прекрасно знали, но, увы, они сами были заложниками своих же законов.

Как-то по делам Багси отправился в Неваду, штат по тем временам унылый, присыпанный песком и палимый солнцем. Его внимание привлек невзрачный местный городишко Лас-Вегас, коих в Америке полно и по сей день. Что же смогло так заинтересовать в этой провинции тогда уже миллионера Бенджамина Сигела? А вот что.

В штате Невада и в частности – Лас-Вегасе отсутствовал запрет властей на азартные игры! Там открыто и на деньги играли в отелях, барах, ресторанчиках и на улицах. В играх принимали участие даже скучающие полицейские.

- Вот она, удача всех удач! – сказал себе и самым близким Багси и тут же приобрел огромный участок пустыни. Его коллеги по «бизнесу» сначала подумали, что Багси словил тепловой удар под солнцем Невады, но когда до них дошел весь смысл этой покупки, было уже поздно: Багси стал единственным хозяином и Лас-Вегаса, и будущей одноименной игорной империи.

Вскоре у дверей его офисов стали останавливаться роскошные автомобили известных бандитов, банкиров, кинозвезд. Все хотели быть компаньонами удачливого и более сообразительного Бенджамина Сигела. А тот и не отказывал, прекрасно утвердившись в собственном же лозунге: «Бизнес нужно развивать лишь на чужие деньги!»

Работа закипела: Багси заложил близ Лас-Вегаса самое крупное тогда казино, назвав его «Фламинго». Название игорной точки было не случайным: так изящно в близких кругах называли любовницу Багси – кинозвезду Вирджинию Хилл, на которую он тратил огромные деньги и потакал самым ее изысканным желаниям. Жизнь показала, что делал он это напрасно…

Если бы Багси с помощью какой-нибудь «машины времени» удалось посмотреть тогда наш фильм «Место встречи изменить нельзя», он не пропустил бы мимо ушей знаменитую фразу Горбатого о соратнике Фоксе: «Говорил я ему, что кабаки и бабы доведут его до цугундера!» Не посмотрел. А жаль…

Девушка, прекрасно уловив свое абсолютное обаяние над любовником, осторожно намекнула тому, что и сама, дескать, хотела бы войти в его строительный проект на правах компаньона. Багси, всегда осторожный, но, в тот момент – ослепленный любовью, согласился. Это было роковым в его жизни решением.

Он передает в руки любовницы все рычаги управления финансовыми потоками нового проекта, словно забыв, что основная их часть состоит из криминальных гангстерских инвестиций и что эти люди без внимания свои деньги не оставят. Так и вышло.

Вирджиния Хилл, забыв о кинокарьере, с головой погрузилась в придуманную ей же аферу: открыв в Швейцарии банковский счет, одномоментно стала переводить туда большую часть поступавших денег. В общей сложности, ей удалось «отжать» у ослепленного любовью Багси 4 000 000 долларов из 6 000 000 долларов, доверенных ему гангстерами! Последовала неизбежная и жесткая разборка, где Багси по нынешним понятиям предъявили «крысятничество». Все попытки опытного мафиози объяснить ситуацию лишь внезапной любовью, дескать, «бес попутал», успеха не имела. Вечером 20 июня 1947г. в окно его виллы влетала пуля, оборвавшая и любовные страсти Бенджамина Сигела, и его жизнь.

Сама же роковая красотка Вирджиния Хилл в той истории даже не успела насладиться халявными миллионами и пострадала по сути куда более, чем ее любовник Багси. К ней с «черной меткой» явились посланцы Мейера Лански, который тоже сильно вложился в проект своего некогда любимого ученика, и забрали все ее ценности, имущество и деньги до последнего цента. Голливуд, от которого дива отказалась ради сомнительного бабла, обратно ее не взяли. Экс-миллионерша и экс-звезда завершила свои дни в абсолютной нищете и забвении в полузабытом приюте.

Впоследствии стало известно о том, что решение убрать из жизни не устоявшего перед любовным угаром Багси принял… его экс-учитель Мейер Лански! Что делать, законы мафии жестоки, хоть и просты: «Вход – пятак, выход – стольник! Если его удастся найти…»

Впрочем, мафиози иногда присущи и вкрапления сентиментальности: на стене печально известного «Фламинго» после гибели Багси по велению того же Мейера Лански была помещена и до сих пор находится отлитая из золота табличка: «Основано Бенджамином Сигельбаумом в 1945г.». Память, однако…

Читайте также: Однажды в Америке. Часть 1

                               Однажды в Америке. Часть 3

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Пушков прокомментировал мнение Чубайса о скорой смене мировых элит

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Происшествия