//В мире 13+

Свобода и пропаганда. Развенчание мифов о Северной Корее. Часть 2

, 12:07 [ «Аргументы Недели», ]

Свобода и пропаганда. Развенчание мифов о Северной Корее. Часть 2
Фото: Данил Шкатов

Данил Шкатов – студент-кореевед 3 курса МГИМО, провел месяц в Северной Корее этим летом. В эксклюзивном интервью АН он рассказывает о мифах, окутавших эту страну и о том, что же там происходит на самом деле. Сегодня мы публикуем его рассказ о свободе и пропаганде в стране, которую многие называют "Мордором".

Про свободу в Северной Корее.

Из-за того, что моя специальность это Северная Корея, я был заранее готов ко многим вещам, например к количеству пропаганды.

В массовом сознании КНДР это мордор, страна тотального зла, куда иностранцу почти невозможно попасть. А если вы туда попали, то будете ходить строем и только там, где разрешено, за вами будут постоянно следить и даже прослушивать разговоры.

Могу сказать, что это не совсем так, потому что если бы меня прослушивали, я бы здесь уже не сидел.

Строем правда часто ходят – корейцы постоянно передвигаются группами, даже очень большими, по 200-300 человек. Они вообще массовые ребята и довольно коллективные.

Если вы поедете в Северную Корею, за вами будут следить. Ну, не следить, а сопровождать. Туристы передвигаются только с гидами, и только по точкам, которые предполагает их тур. Можно, конечно, попросить гида поехать в какое-то определенное место, но это скорее исключение.

Студенты и дипломаты пользуются некоторой свободой (насколько это слово вообще применимо к Северной Корее) при передвижении по Пхеньяну. Но для обычных туристов это, конечно, не так. Если вы обычный турист, вас не отпустят никуда без гида. А если студент, то пожалуйста. Свободнее нас гуляли только дипломаты.

Относительная свобода доступна только для российских и китайских студентов, потому что у наших стран хорошие отношения и никто не держит нас за шпионов. Я видел французских студентов, которые даже в университет ходили только в сопровождении.

Мифы.

В массовом сознании в Северной Корее есть только два вида риса, один вид печенья и совсем нет развлечений (кроме прослушивания песен про Вождей). Все строго стандартизировано, регламентировано и везде пропаганда.

Ну да, в музыке, в культуре и на улицах пропаганды много. Правда аранжировки к патриотичным песням стараются сделать веселыми, в стиле восьмидесятых и G-pop. На каждом здании написано что-то про Вождя и про партию: «Великий Вождь Ким Ирсен всегда находится в наших сердцах!» У них даже есть так называемые «Башни вечной жизни» – большие обелиски, на которых написано, что Великие Вожди навечно с нами.

Так вот, про пропаганду. Например, у нас в университете прямо на входе была огромная, высотой метров пять, фотография Ким Ченына на горе Пэктусан. Его волосы развеваются, а перед фотографией стоят два вентилятора – для сохранения температурного режима. В Корее очень жарко, особенно летом.

Несмотря на это, в Корее нельзя фотографировать все, что угодно. По приезде нам разрешили снимать красивые здания, пейзажи и толпы людей, а вот портреты попросили не снимать. Корейцы этого очень не любят, потому что опасаются, что по фотографиям шпионы могут узнать что-то лишнее о них. А еще они всегда хотят показывать только самое хорошее, и не любят спонтанные фотографии.

Они показывают только самое хорошее, потому что страна живет по «принципу осажденной крепости» и позиционирует себя как образец самостоятельной, не зависимой ни от кого страны – «В Пхеньяне всегда солнечно», одним словом.

Возвращаясь к пропаганде, корейцы очень любят показывать все парадное – везде лозунги на улицах, портреты Трех Вождей.

Над образовательными учреждениями, даже над детскими садами написано «Давайте учиться ради Кореи!» или «Спасибо, любимый и уважаемый маршал Ким Ченын!»

Учеба там тоже очень стандартизирована. Целью нашей поездки было изучение языка, и если по началу мы пели песенки и разговаривали на корейском, то потом мы начали читать тексты для иностранцев. А они очень идеологизированы.

Первый текст – «Рассвет над Пэктусаном». Для справки – Пэктусан это самая высокая гора Корейскоого полуострова. Для корейцев она священна. По легенде именно там, а не в лагере под Хабаровском, родился Ким Ченыр.

Второй текст о том, как Ким Ченын под Новый 2012 год пришел с проверкой в дом сирот.
У него самого в декабре умер отец и он, болея душой, пришел навестить сирот. Проверял, все ли у них хорошо и как они живут, хорошо ли кушают, хороший ли у детей спортзал. Ему хотели показать концерт, а он – «Ну ребят, ну отдыхайте, Новый год же!» Короче, текст про то, как он ходил и источал любовь.

Часто в текстах бывают цитаты Трех Вождей, благо все, что они говорили, записывалось, и всегда можно найти цитату под любой случай. Это как Ленин на максималках. У Ленина, кажется, 70 томов ПСС (полного собрания сочинений), а у Корейцев только у Ким Ирсена 70 томов, а еще есть Ким Ченыр, и еще когда-то будет Ким Ченын.

Собраний сочинений и речей так много, что уже детском саду детям рассказывают краткую историю жизней Трех Вождей, а в школах и институтах есть специальные уроки для этого.

Еще один текст – «Теплый снег». Суть его сводится к тому, что детям не холодно играть на улице зимой, потому что Маршал денно и нощно работает, обо всех заботится и согревает их теплом своего сердца.

Вишенка на торте, завершившая картину – стихотворение про мать. Обычное стихотворение о любви к матери, а в конце абзац – «Не только деревенскую женщину можно назвать матерью. О Партия, как это слово подходит для тебя! Корейская Трудовая Партия! Что, как не это слово подходит для того, чтобы выразить всю любовь к тебе?!»

На эту тему есть история от нашей учительницы корейского – она в юности приехала учиться в Пхеньян из провинции. Далеко от родителей, она скучала, почта шла долго, но она справилась, потому что «партия заменила мне мать».

Любовь к стране северных корейцев – не фикция и не маска. Они действительно патриоты своей страны, но не навязывают ее иностранцам. Правда ждут такого же обожания своей родины.

Очень часто корейские студенты, с которыми мы вместе учились, сводили разговоры к «Ну знаешь, мы же под санкциями живем. Ну молодцы же мы!»

Все в Корее гордятся тем, как хорошо они работают, а про вождя говорят только «Великий Вождь Товарищ...» и постоянно их цитируют, даже в бытовой речи.

Даже дети в детском саду поют песенки «Спасибо, папа Ким Ирсен».

Студенты ходят в форме: черные брюки, белая рубашка, красный галстук, обязательно значки с Вождями. Значки с Кимами в магазинах не продаются, и иностранец может их получить только если он большой друг чучхе, за большие заслуги. Ну, я знаю, что кто-то пытался у корейских студентов выменивать эти значки на иностранные водку и сигареты. Вроде даже получалось, но на свой страх и риск они это делали.

 

София БЛЫНСКАЯ

 

Часть 3 о нетрадиционных отношениях, развлечениях корейцев и сувенирах.  

Часть 1, в которой Данил расказывает о культуре поедания собак в Корее.

Продолжение следует...

//картина дня

Скандал произошел на одном из архитектурных мероприятий в столице Польши. Мэр Варшавы Рафал Тшасковски сказал, что над городом «стоит белорусский дух». Он собирается его изгнать при помощи изменений, представленных на новой концепции центра Варшавы.

Скандал произошел на одном из архитектурных мероприятий в столице Польши. Мэр Варшавы Рафал Тшасковски сказал, что…

//авторы ан

//новости ан

//Реклама

//новости ан

//Реклама

//Эксклюзивные интервью

//новости ан

//новости ан

//новости ан

//новости ан

//новости ан

//новости ан

//новости ан

//новости ан

//новости ан