Аргументы Недели Общество 13+

Последняя надежда

, 12:40

Последняя надежда
Фото: соцсети

Не видя иного пути к справедливости, люди обращаются в высшую инстанцию, обязанную защищать права граждан, — Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

С парадоксальной ситуацией, с которой более восьми лет пытается справиться Александра Ионова, директор краснодарской проектной фирмы — ООО «Инженер-Юг», мы работаем уже год.

Две статьи: «Преступление без наказания» и «Преступление без наказания. Часть II», опубликованные в мае и июле 2020-го вместе с официальными письмами, направленными в соответствующие компетентные структуры краевого уровня, результатов не дали!

Полученные редакцией официальные ответы, на наш взгляд, более похожи на отписки, нежели на документы, свидетельствующие о желании правоохранительных органов разобраться в проблеме и встать на защиту справедливости.

Хождения по кругу, когда главенствующие структуры прокуратуры и Следственного управления СК РФ спускают письма и жалобы по подведомственности и они оказываются на рассмотрении у тех лиц, на бездействие которых, собственно, и жалуется заявитель, продолжаются уже больше восьми лет. И совершенно ожидаемо, что терпение Александры Ионовой закончилось.

— Нет веры в справедливый исход моего дела, так как на протяжении очень долгого времени правоохранительные органы игнорируют проблему, занимаясь отписками, не рассматривая заявления о преступлениях и закрывая уголовное дело в отношении тех, кто лишил меня и бизнеса, и имущества, футболя по инстанциям. Мне надоело, когда в разговорах все прекрасно понимают, что я стала жертвой преступления, и даже сочувствуют, но ничего не делают, чтобы наказать виновных и восстановить мои права. Моя последняя надежда — Генеральный прокурор РФ Игорь Краснов. Только отсутствие какой-либо, даже призрачной вероятности добиться справедливости у нас в крае заставило меня обратиться через СМИ к Игорю Викторовичу с открытым письмом, — объясняет Александра Ионова.

Мы приводим письмо без имен фигурантов дела, но все документы и данные имеются в распоряжении редакции, и мы готовы их предоставить.

Открытое письмо Генеральному прокурору РФ И. В. Краснову

Уважаемый Игорь Викторович!

Я, Ионова Александра Леонидовна, являюсь директором ООО «Инженер-Юг». Компания была создана в 2007 году, занималась проектированием промышленных и гражданских объектов и имела полный штат высококвалифицированных работников. Фирма арендовала офис, располагавшийся в Западном административном округе г. Краснодара, на первом этаже по адресу: ул. Лузана, 19, общей площадью 168 кв. м, который принадлежал моей матери — Наталье Александровне Ионовой. Оборудование и мебель были переданы в аренду ООО «Инженер-Юг» сотрудницей фирмы И. А. Науменко.

В 2007 году, как физическое (!) лицо я взяла ипотечный кредит в размере 4,5 млн руб. под поручительство матери и залог части офиса по ул. Лузана, 19, площадью 88,95 кв. м.

Случившийся в 2011 году кризис внес негативные коррективы. Образовалась задолженность перед банком по платежам. Банк обратился в суд и выиграл. Возбудили исполнительное производство в отношении двух физлиц.

Я договорилась с банком о том, что недвижимость будет продана через известную риелторскую фирму и все долги, включая проценты и пени, будут погашены. Нашелся покупатель, согласившийся приобрести офисное помещение за девять миллионов рублей. Этих денег с лихвой хватило бы не только на расплату по счетам, но и на поддержку бизнеса в трудное время.

А 25 июня 2012 года сотрудники ООО «Инженер-Юг» не смогли попасть в офис, так как замок в двери был заменен. Вся техника, документы, личные вещи находились внутри помещения, куда никто из сотрудников фирмы попасть не смог. Выяснилось, что с 30 мая 2012 года половина офиса, которая находилась в залоге, то есть 88,95 кв. м, принадлежит некоей госпоже К.

Приведу показания свидетеля — гражданки К., которые она дала впоследствии: «Примерно летом (!) 2012 (!) года знакомый объяснил, что можно хорошо вложить денежные средства… После осмотра (!) данного помещения я решила приобрести помещение, за какую сумму, в настоящий момент не помню, но представитель торгующей организации — ООО «Альфа» Г. мне сделал скидку (!)... После чего мне вышеуказанный знакомый (его свидетель не помнит) посоветовал знакомого С.

Примерно на следующий день я встретилась с С., обсудила с ним все вопросы по поводу купли-продажи офиса №117... которому я в последующем выписала нотариальную доверенность на представление моих интересов по приобретению и оформлению помещения на меня, а также для последующей продажи данного помещения. В последующем С. реализовал (!) данное помещение, за сколько, сейчас уже не помню, так как у меня отпала необходимость в использовании данного помещения».

Отмечу, что персонаж под буквой С. в недалеком прошлом занимал руководящие должности в различных подразделениях краснодарских служб судебных приставов, и из материалов дела следует, что все действия в интересах гражданки К. он выполнял для нее исключительно бескорыстно.

Выяснилось: торги по офису проводились дважды, но в первый раз были признаны ООО «Альфа» «несостоявшимися из-за отсутствия заявок», и стартовая цена была снижена на 15 процентов. Повторные проводились 10 января (!) 2012 года с участием в них, как выяснилось из материалов дела, сотрудника ООО «Альфа» — гражданина А и гражданки К., которая узнала о продаже данного офиса только спустя полгода — летом 2012-го, но всё равно выиграла торги и по акту приема-передачи получила часть офиса №117 до снятия с него Первомайским районным судом Краснодара ареста.

Да, на реализуемую часть офиса ранее был наложен судебный арест, что по действующим законам исключает передачу такого имущества по какой-либо сделке.

Из материалов судебного заседания по снятию ареста с части офиса следует, что его владелица, моя мать Н. А. Ионова, на процессе не присутствовала, так как в принципе не уведомлялась. И более того, протоколом судебного заседание зафиксированы показания судебного пристава-исполнителя Б, который (уже после реализации части офиса с торгов, как я полагаю, неофициально выступал в интересах гражданки К.) на судебном заседании заявил, что Н. А. Ионова проживает в другом городе и найти ее очень сложно.

Из-за снижения стоимости офиса полного погашения задолженности по исполнительному производству перед банком не последовало, и пристав наложил арест на сто процентов пенсии моей матери. На оспаривание данных действий краснодарских приставов у нас ушло около двух лет. К тому времени у моей мамы это был единственный источник средств к существованию.

Продавая часть офиса гражданке К., представитель ООО «Альфа» — гражданин Г. обещал ей, что всё имущество, находящееся в офисе, будет вывезено. Имущество фирмы и сотрудников ООО «Инженер-Юг», которые не имели отношения к исполнительному производству. Имущество это — компьютеры и содержащиеся в них десятки проектов жилых, общественных, промышленных объектов, лицензионное программное обеспечение, а также печатное оборудование, мебель, расходные материалы, личные вещи и многое другое. Всё это приставом Б. самостоятельно (!) было оценено в 29300 рублей.

Мне даже не нужно прибегать к выражению «Бог — свидетель», чтобы доказать, что все лица, имеющие отношение к «реализации» имущества, находившегося в офисе,— приставы, представители торгующей организации, представители «покупателей» и т. д. — были осведомлены, что движимое имущество в офисе №117 не принадлежало сторонам исполнительного производства, так как есть соответствующие письменные заявления и видеосъемка исполнительных действий от 19.07.2012, копия которой, по причинам, о которых я могу только догадываться, так и не попала в материалы уголовного дела.

Тем не менее в августе 2012 года ООО «Альфа» была произведена реализация имущества, которое принадлежало лицам, не имевшим никакого отношения к долгам.

Обладательницей данного имущества стала некая гражданка Л., которая при даче показаний на следствии заявила, что не помнит, как расплачивалась за покупку. Но спустя час (!) продала имущество какому-то мужчине «30—40 лет, который предложил ей цену, которая была выше, чем по договору купли продажи с ООО „Альфа”»...

Что касается личности гражданки Л., то, по сведениям за 2011 год о доходах госслужащих, она и гражданин С. являлись сотрудниками одного и того же структурного подразделения службы судебных приставов края.

По делу возврата проданного имущества, не принадлежащего лицу по исполнительному производству, в суд обращалась сотрудница «Инженер-Юг» Науменко и даже выиграла первую инстанцию: действия пристава Б. в этой части были признаны незаконными. Однако в дальнейшем судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменила это решение, так как истицей якобы был пропущен десятидневный срок подачи заявления, безосновательно полагая, что она была должным образом извещена. Таким образом, соглашаясь с тем, что имущество принадлежало человеку, не имеющему отношения к долгам, краснодарский суд фактически узаконил лишение его собственности.

В мае 2015 года следственным отделом СК по Западному округу г. Краснодара было возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) в отношении пристава Б. Но потом расследование прекращали шестнадцать (!) раз. Последний — в 2018 году. Потому что согласно имеющимся у меня данным, предоставленным прокурором Краснодарского края, уголовное дело №15017046 прекращено 22.09.2018, а по данным Прокуратуры Западного округа г. Краснодара, дело прекращено 22.12.2018. При этом оба постановления — от 22.09.2018 и 22.12.2018 — о прекращении уголовного дела в отношении судебного пристава-исполнителя — гражданина Б. (абсолютно одинаковые по содержанию) ранее уже отменялись (!) как немотивированные и необоснованные.

Я неоднократно обращалась в Прокуратуру Краснодарского края и СУ СК РФ по Краснодарскому краю с требованием тщательного расследования фактов преступлений, совершенных группой лиц в отношении имущества юридического лица и его сотрудников, но везде наталкиваюсь на безразличие и нежелание разобраться в ситуации. Притом практически все представители правоохранительных органов соглашаются, что фирму лишили собственности незаконно и, следовательно, людей лишили права на труд. А факты отъема имущества у человека, который вообще не имел никакого отношения к задолженности, и что у моей матери периодически списывают сто процентов пенсии называют беспределом, но ничего для восстановления справедливости делать не хотят.

Вершиной цинизма я считаю то, что сначала сделал руководитель следственного отдела СК по Западному кругу г. Краснодара Б. в 2018 году, чтобы закрыть уголовное дело, вынес заведомо незаконное постановление от 29.12.2018, отменившее сразу пять предыдущих постановлений в нарушение статьи 214 УПК РФ. А потом краевая прокуратура подвела «правовой» итог: закрыла глаза на вышеуказанные и на многочисленные другие нарушения УПК РФ со стороны следователей и признала законным то самое постановление от 29.12.2018.

Получается, что если имущество твоей фирмы или вообще чье-либо имущество приглянулось (как в моем случае — судебным приставам) представителям государственных органов и если это произошло в Краснодарском крае, то:

1) тебе гарантировано откажут в защите прав и законных интересов в суде;

2) будешь обращаться во все компетентные общественные, правоохранительные органы, Следственный комитет, прокуратуру, ФСБ, к омбудсменам, в общественную палату, в администрацию президента — и никто не предпримет конкретных действий для защиты твоих прав;

3) подав заявление в Следственный комитет, ты годами будешь ждать возбуждения уголовного дела;

4) после возбуждения уголовного дела будет вынесен десяток постановлений о его прекращении, и, если тебе повезет своевременно заполучить эти постановления, будешь их обжаловать и каждый раз получать отказ — необоснованный, лишенный логики, здравого смысла и, конечно, не вписывающийся в рамки УПК РФ;

5) пройдут годы следствия — и от бессилия ты снова будешь подавать десятки обращений, жалоб, заявлений во все компетентные общественные, правоохранительные органы, но никто не предпримет конкретных действий для защиты твоих прав;

6) в конечном итоге, обратившись в суд с жалобой на действия, бездействия следственных органов, указав неоспоримые факты, ты столкнешься с нарушением сроков рассмотрения жалобы, с предоставлением в качестве доказательств заведомо неправомочных писем и постановлений следственных органов, полным игнорированием данных фактов прокуратурой, фальсификацией протоколов судебных заседаний и недостоверной информацией в итоговом решении; ты будешь подавать жалобы на данные действия и решения в советы судей, квалификационные коллегии, апелляционные, кассационные инстанции, но никто не предпримет конкретных действий для твоей защиты;

7) далее все эти решения, вынесенные от имени Российской Федерации, лягут в основу прекращения уголовного дела в отношении лиц, лишивших тебя имущества, с формулировкой «в связи с отсутствием состава преступления» и жирной точкой станет постановление, вынесенное руководителем районного отдела Следственного комитета в нарушение статьи Уголовно-процессуального кодекса, которая предписывает выносить данные постановления только по решению суда;

8) нет, это не всё; далее это, по сути, незаконное постановление Следственного комитета фактически признают законным краевое руководство СК, районная прокуратура и прокуратура края в лице руководителя вопреки логике, здравому смыслу и, конечно, вопреки Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации и подтвердят свое решение трижды (!), потому что знают — куда бы я ни обратилась с жалобой на данные действия, жалоба будет перенаправлена для рассмотрения в Следственный комитет, прокуратуру, суды Краснодарского края, где никто не предпримет конкретных действий для твоей защиты.

Я готова представить все документы, доказывающие преступление в отношении потерпевших, в рамках уголовного дела №15017064. Более того, все доказательства имеются в материалах уголовного дела №15017046, в том числе тот факт, что все участники сделок по «реализации» движимого и недвижимого имущества были знакомы, так или иначе имели отношение к службе судебных приставов, и то, что данный факт никем не исследовался на предмет преступного сговора.

Не удивлюсь, если таких пострадавших от действий вышеперечисленных граждан, как я, у нас в крае наберется еще немало. Но это никому не интересно. По крайней мере, у нас, в Краснодарском крае.

Поэтому прошу обратить внимание на мое письмо и не поручать разбирательство кубанским следователям и прокурорам, а подключить независимого специалиста.

С благодарностью и надеждой А. Л. Ионова

ОТ РЕДАКЦИИ

Эта публикация и оригинал письма будут направлены Генеральному прокурору РФ И. В. Краснову. О результатах мы обязательно расскажем нашим читателям.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

АОл

Экономика

Министр финансов РФ оценил расходы на социальные инициативы из послания Путина

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью