Аргументы Недели Мнение 13+

Как закалялась «Железная Бэла»

, 09:30 ,

Как закалялась «Железная Бэла»
Фото: Берта Наумовна Бородкина

Те, кто рос и взрослел в эпоху «развитого социализма», помнят те времена прекрасно. Это были годы гениального и генерального литератора Леонида Брежнева, затмившего тиражами графоманской «Целины» аж самого графа Толстого, безумной гонки вооружения, сжиравшей весь советский бюджет, блестящих побед наших спортсменов, оспорить которые не решались никакие западные допинговые надсмотрщики и, конечно, чудовищного расцвета кумовства и коррупции. О них и поговорим.

Солнце, воздух и вода…

В этом заголовке без всяких затей названы те природные составляющие страны, на которых хваткие советские люди (в основном – с партбилетами – авт.) собственно и делали огромные криминальные деньги. Т.е. в прямом смысле – из воздуха! Это нынешние олигархи пухнут от присвоенных, но хоть осязаемых газа, нефти, угля, руды и прочих общенародных ископаемых. В советские годы все эти богатства как раз пополняли лишь госказну. Ну, может еще и пару-тройку чьих-то цэковских партийных карманов, не более. Но у каждой эпохи ведь свои родимые пятна…

Краснодарский край в СССР всегда был особым курортным анклавом, куда ехали все: от секретарей ЦК и ткачих до картежных шулеров и карманников. Первые приезжали отдыхать, вторые – работать, но и Краснодар, и Сочи, и Туапсе, и Геленджик принимали и тех и других с одинаково распахнутыми объятиями по весьма понятным причинам: все, кроме партийных небожителей ехали сюда тратить деньги. И деньги на круг – немалые…

Одной из таких гостеприимных хозяек «земли краснодарской» была и заведующая геленджикским трестом ресторанов и столовых Берта Наумовна Бородкина, за глаза почтительно называемая в крае «Железной Бэлой». На «огонек» к этой даме не чурался заглядывать даже всемогущий I-й секретарь крайкома КПСС, друг Брежнева и его возможный сменщик Сергей Медунов. А уж когда на отдых прибывал сам генсек, то лишь «Железной Бэле» делегировались все права на организацию времяпрепровождения в крае Леонида Ильича. Что-что, а это Бэла Наумовна Бородкина (в девичестве – Король – авт.) делать умела и делала она это поистине с королевским размахом.

Столы для генсека и сопровождающей его суетливой кремлевской челяди прогибались и ломились от количества таких деликатесов, которые не снились и искушенным кремлевским поварам. Опустошались винные подвалы, где еще с времен Николая – I хранились редкие коллекционные сорта вин и коньяков. Икра на любой вкус и цвет через край вываливалась на шелковые скатерти из замороженных накануне хрустальных огромных чаш. Балыки, севрюги, белуги, осетров и т.д. размером с корабельную торпеду возлежали в окружении ананасов, авокадо и редкой тогда прочей тропической пальмовой экзотики вперемешку с самыми спелыми фруктами из лучших краснодарских совхозов. Как говорится, «пир на весь мир!». Генсек до изнеможения любивший весь этот почтительно-вкусный антураж и уставший от «борьбы за мир во всем мире», млел, ел, пил, закусывал и с интересом поглядывал на хозяйку, которая была женщиной весьма привлекательной и кокетливой. Секретарь же крайкома Медунов между тостами сосредоточенно обдумывал – на какую сторону пиджака ему в Кремле привинтят очередной орден. В общем, все занимались привычными и приятными делами.

Заходите, генацвале: посидим за «Цинандали!»

Надо сказать, что Берта Наумовна при всей своей привлекательности и умении «подать себя», на деле была женщиной жесткой, хваткой, без всяких вкраплений какой-либо сентиментальности. Кличку «Железная Бэла» дама получила именно за эти, самостоятельно взращенные в себе волевые качества.

Путь к щедрым денежным оазисам Берта Наумовна начинала скромно: с должности официантки в заштатной краснодарской столовой. Затем перешла в том же качестве, но уже – в ресторан. Побегав по краснодарским кабакам с подносами и изучив досконально скрытые механизмы добывания в них денег, Берта Бородкина в 1974 г. наконец становится уже управляющей трестом ресторанов и столовых всего Геленджика. По сути – их хозяйкой.

К тому времени она успела заочно закончить Московский институт торговли, получить диплом и крайне необходимые связи уже в союзном «плодово-выгодном» торговом мире. Прекрасно разбираясь в пролетах карьерной советской лестницы, хваткая женщина понимала, что лишь одними бабками купить себе вечное благоденствие и покой в этом мире очень сложно: в спину дышали хваткие коллеги, у которых и связей, и денег было поболе. И Берта Наумовна смело шагнула в административные партийные джунгли, не скупясь подкупая нужных чиновников. Деньги к тому времени у нее уже были.

Взятки в те годы в Советском Союзе давали и брали все, это считалось правилом хорошего тона. Те, кто думал иначе, был обречен лишь уныло торговать семечками и вареной мамалыгой на черноморских пляжах. Бородкина не стала «изобретать велосипед», но лишь включилась в уже отлаженный до нее в Краснодарском крае механизм: обложила данью все подчиненные уже ей торгово-едальные точки, от элитных кабаков до школьных и детсадовских столовых и левые деньги потекли к ней бурным потоком. Никто из тех, кто по сути стал крепостными новой управляющей, и помыслить не мог о каком-то неповиновении. Да и зачем? Денег было так много, что хватало всем: и рядовым поварихам, и директорам самих кабаков. Были охвачены щедрым вниманием и нужные люди: милиционеры, ревизоры и всевозможная проверяющая мелкота. Причем для каждого «Бэла» вывела строгую персональную денежную норму, за чем следила лично: потребности «клиентов» она дозировала лишь степенью их нужности.

Взятки Берта Наумовна брала не только купюрами, но и мехами, золотыми цацками и бриллиантами. Не брезговала и деликатесной жратвой, которую подневольные директора ресторанов и магазинов регулярно и с избытком тащили к ней в особняк. Впоследствии, уже в 1982г., на следствии, ей доказали свыше… полумиллиона рублей, лишь полученных из «рук в руки» взяток – суммы запредельной в те годы! Кстати, зловещая тогда статья «93 – прим» УК РСФСР предусматривала расстрел за хищение свыше лишь… 10 тысяч. Но это будет потом, а пока «Железная Бэла» процветала и блаженствовала.

Полученные деньги она распределяла «наверх» с умом и вскоре после назначения на хлебную должность стала членом Геленджикского горкома КПСС, прикупив по ходу и необременительное место члена городского Совета народных депутатов. Крыша по тем временам была непробиваемая, что тут же поняли ее враз погрустневшие завистники. Так «Железная Бэла» по сути стала некоронованной королевой Краснодарского края.

Да и как было не стать, когда к ее постоянным клиентам был причислен не только глава края Медунов, но и I-й секретарь геленджикского горкома КПСС Николай Погодин, а также и «гроза» расхитителей социалистической собственности – начальник городского ОБХСС Шматов (который брал не только деньгами, но и дефицитными шмотками). Исправно Берта Наумовна в разновеликих конвертах отвозила десятки тысяч рублей и в Москву: в Минторг и его самое важное для нее подразделение – Главкурортторг. В общей сложности, как подсчитали следователи, за 8 лет правления геленджикскими кабаками через хваткие руки Берты Наумовны прошло более… двух миллионов (!) рублей. При этом зарплата рядового следователя прокуратуры составляла не более 120 рублей, почувствуйте разницу!

Эшафот для королевы.

Деньги в принципе не делают людей внимательнее и, тем более, - осторожнее. Большие деньги все эти природные человеческие качества вообще притупляют до полной крайности. С «Железной Бэлой» произошел как раз тот самый случай.

В те годы автор начинал свою профессиональную деятельность в должности литсотрудника отдела писем легендарного журнала «Крокодил». Именно к нам почтальоны приносили мешки жалоб со всего Союза. В своих слезницах простые граждане, замордованные местными партийными торговыми князьками, красочно описывали все, что те позволяли себе. А позволяли они себе буквально все.

В почте немало писем было и из Краснодарского края и фамилия Берты Бородкиной в редакции «Крокодила» знали хорошо, но… Главный тогда редактор Евгений Дубровин в просьбах репортеров отправить их в командировку в Геленджик мрачно отказывал: в ЦК на Старой площади ему однозначно дали понять: «Железную Бэлу» не трогать! И не трогали.

Однажды в редакцию из Краснодарского края приехал местный адвокат, который привез личную рукописную оду обо всех тамошних нравах. Немало было там и о Берте Наумовне, которая при всей своей любви к деньгам и роскоши, оказывается, не была человеком скаредным, и, тем более, кровожадным. Запомнился один случай.

Как-то в ее особняк залезли двое «залетных» начинающих грабителей. Сделать это было несложно: у «Железной Бэлы» не было никакой охраны, т.к. все местные урки прекрасно знали, кто она такая, и всяко даму уважали. Берта Наумовна как раз была дома. Увидев «гостей», она, нисколько не испугавшись, пригласила тех за стол. Пришельцы ошарашено присели.

- У вас наверное нет денег? – участливо спросила хозяйка. Гости кивнули. Берта Наумовна вышла в соседнюю комнату и вернувшись оттуда положила перед онемевшими «грабарями» пачку советских червонцев: «Здесь ровно тысяча. Берите и больше не хулиганьте. А работать отныне будете при мне.». Об этом случае уже после ареста «Железной Бэлы» на допросах рассказывали так и не успевшие стать медвежатниками сами пацаны, которых «Бэла» после знакомства пристроила следить за порядком в один из своих ресторанов. Шума она не любила.

В конце 70-х – начале 80-х в СССР появилась новая забава: видеосалоны, где любителей потчевали и запрещенной ущербной советской моралью «клубничкой». Невинная по нынешним меркам «Греческая смаковница», где из всех, якобы подрывающих социалистические устои сцен была лишь беготня по пляжу полуголых девок, цензурой и действующим УК приравнивалась к… порнографии со всеми прелестями строгого режима. Что подвигло осторожную «Бэлу» ввязаться и в этот хоть и доходный, но уже подконтрольный не столько милиции, а всевидящим чекистам бизнес, сегодня сказать трудно. Видимо, за годы своего всевластия она уверовала лишь в одно спорное правило: «Денег много не бывает». Напрасно…

В 1982 г., когда впавший в маразм Брежнев доживал последние дни, в геленджикскую прокуратуру поступил донос о том, что в одном из городских кафе по вечерам за приличные деньги крутят т.н. «порнуху». Следователи, чутко державшие «нос по ветру», прекрасно понимали, что после скорого ухода из жизни Брежнева будут сочтены и политические дни Медунова, сожрать которого мечтал, но пока не мог сам всесильный шеф КГБ Юрий Андропов. Надо было торопиться. Помня главное карьерное правило: «Служи по уставу, завоюешь честь и славу», прокуроры торопливо дали полученной информации официальный ход.

Цапнули охранников и бармена кафе, которые сразу загудели в сторону директора, а тот, не желая идти «паровозом», тут же пояснил, что сомнительные видеопросмотры были организованы… по личному указанию Берты Наумовны Бородкиной и деньги от сеансов передавались ей лично. Машина правосудия стала набирать ход.

Утром 1 июня 1982 г. в дверь особняка «Железной Бэлы» постучали. На пороге стояла оперативная группа во главе с прокурором. Рядом уныло топтались понятые. Ей показали ордера на арест и обыск.

- Ищите, - спокойно сказала хозяйка и повернувшись к огромному зеркалу, продолжила приводить себя в порядок. За забором в служебной «Волге» со спецномерами скучал ее водитель. Впрочем, скучал недолго: подошедший оперативник объяснил ему, почему сегодня тот работать больше не будет. В ответ шофер с ухмылкой ответил, что скорее всего работу потеряет не он, а его собеседник. Водитель ошибся…

Обыск жилья торговой королевы Геленджика проходил целый день и каждую минуту приносил весьма ощутимые находки. Во-первых, оперов поразило обилие тайников, под которые «Железная Бэла» приспособила все, что можно было приспособить в жилом доме. Пачки денег бывшая официантка прятала и в батареях отопления, и в стиральной машине, и в обычных стеклянных банках, и под подоконниками, и среди постельного белья. Кстати, лишь нераспечатанных комплектов этого белья сыщики нашли аж 150 штук! Оказывается, женщине каждый раз на ночь застилали новое белье. Просто и со вкусом. В погребе, в стене, милиционеры обнаружили фальшивую кирпичную кладку, в которой Берта Наумовна тоже схоронила 25 тысяч рублей. Но, видимо, денег было так много, что лишь в своем доме хозяйке уже не хватало места для их хранения.

Впоследствии, когда по делу начала работать срочно прибывшая уже из Москвы опергруппа, были найдены и многочисленные схроны с деньгами в ближайшем перелеске и тайники в домах у преданных ей знакомых и многое другое. В общей сложности на свет извлекли наличных денег и сберкнижек на предъявителя общей суммой около 800 тысяч рублей. Кроме денег были описаны коллекции дорогого фарфора и хрусталя, ручной работы ковры, редкие картины, россыпи драгоценных камней и золотых украшений. В тот день водитель «Железной Бэлы» действительно остался без работы: его хозяйку увез другой, хотя тоже казенный автомобиль.

А что же ее высокие покровители? Да ничего: Сергей Медунов, понимая, что его дни и карьера тоже сочтены, успел, говорят, позвонить Брежневу. Тот, помня о щедрых приемах друга, трогать его не велел. С традиционной формулировкой «о переходе на другую работу» его тихо освободили от должности первого секретаря крайкома, вывели из членов ЦК и спрятали в Москве на унизительной должности… заместителя министра плодоовощного хозяйства СССР, где тихо и бесславно досидел до самой смерти.

Следователи пытались получить компромат во взятках и на него, но «Железная Бэла» оправдала свой псевдоним, не дав против вчерашнего благодетеля ни одного показания. Впрочем, знавшие его люди говорят, что Медунов взяток не брал и жил скромно. Как знать, чудеса и в жизни иногда бывают…

Иначе сложилась судьба другого покровителя Берты Бородкиной – первого секретаря геленджикского горкома КПСС Николая Погодина. Вскоре после ареста «Железной Бэлы» Погодин имел длительную приватную беседу с еще секретарем крайкома Медуновым, после которой он… в прямом смысле исчез. Последним, кто его видел, был водитель, который рассказал следователям, что Погодин, отпустив его, в одиночку ушел к побережью. Более ни его самого, ни каких-либо иных следов Погодина обнаружить в природе не удалось. Дело против него закрыли.

Сама «Железная Бэла», поняв, что спасать ее никто не будет и дала самые подробные ответы на все заданные ей вопросы (всего по этому делу она сдала более пол сотни лишь тех торгашей, кто регулярно приносил ей конверты с деньгами), но… получила в 1984г. высшую меру наказания, что для СССР было юридическим нонсенсом: женщин у нас не расстреливали. Но видимо, за годы своего всевластия Берта Наумовна узнала так много лишнего о тех людях, о ком вообще ничего не надо было знать, что оставить ее в живых советская Фемида уже не могла по определению.

В 1985 г., после того, как ее прошение о помиловании было отклонено, «Железная Бэла» была расстреляна.

P.S.

«Геленджикское дело» невольно прорвало дамбу молчания, через которую в СМИ хлынули потоки информации о других, не менее громких делах Краснодарского края.

В том же 1982 г. параллельно с «Бэлой», например, были арестованы секретарь сочинского горкома партии Александр Мерзлый и его супруга Валентина по кличке «шахиня», до того рулившая сочинским общепитом. Набор стандартный: взятки, недовесы и недоливы, хищения, поборы и т.д. В итоге «семейный подряд» получил по 15 лет строгого режима каждый.

Сам Александр Мерзлый освободился по УДО досрочно и приехав на свидание к жене, смог расспросить ее о том, где та спрятала так и не найденные при обысках основные ценности. Дескать, они нужны для подкупа судей, чтобы те освободили по УДО и ее. Женщина поверила и рассказала. «Верный ленинец», вернувшись домой, срочно откопал в указанном месте и деньги, и драгоценности, после чего напрочь вычеркнул из жизни свою некогда верную подругу жизни. Та отсидела свой срок «от звонка до звонка» и выйдя на свободу, говорят, сошла с ума. В общем, «народ и партия едины»…

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Общество

Минтруда: в России утверждены правила определения «границы бедности»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

Общество

В мире

Общество

Общество

Общество