Аргументы Недели Интервью 13+

Экс-директор Рижского Русского театра: о физиках-лириках, о фонарике Юрия Любимова и о прическе Высоцкого

, 13:21 [ «Аргументы Недели. Балтия», , Шеф-редактор балтийского бюро АН ]

Экс-директор Рижского Русского театра: о физиках-лириках, о фонарике Юрия Любимова и о прическе Высоцкого
Эдуард ЦЕХОВАЛ, фото соцсети

Всегда сердце радуется, когда находишь интересного собеседника. Особенно, если это творческая личность. Экс-директор и председатель Общества гарантов Рижского Русского театра им. Михаила Чехова Эдуард Цеховал. Эдуард Ильич приоткрыл святая святых – жизнь театра, которую мы не знаем.

-Эдуард Ильич, вы в 1990 году возглавили Рижский Русский театр. А до этого времени вы занимались техникой, авиацией… Работали в КБ. Так вы физик или лирик? Сферы деятельности уж очень противоположные. Интересная жизнь, однако.

-Нормальная жизнь!

-Открытый позитив. А можно более подробно?

-У меня все в жизни произошло просто. Действительно, я работал в КГ, в Омске. Первая моя специальность – инженер-метролог. Занимался своим делом. Работал на авиацию. Как я называю, передний край. Почему? Так секретность, 1-й отдел. Реально был передний край науки и было безумно интересно. Да, это было машиностроительное КБ в Омске. Мои изделия, над которыми я работал, летали в воздухе… Например, ИЛ-86. Участвовал в испытаниях и было все замечательно! А потом случилась история: я подавал документы на одно авторское свидетельство, конечно, техническое, но, увы, оно не встретило «горячего приема». Я же был уверен, что встретит, но, увы, нет. Обиделся я.

-Простите, а сколько вам было лет?

-Ой, мне было… 28 лет.

-Да, в таком возрасте можно обидеться!

-Да, еще дозволительно. Итак, я обиделся и решил, что стоит поменять что-то в жизни. А у меня были друзья из театра. Хорошие приятели, с которыми мы общались, встречались… Одним словом, закулисье мне было отлично знакомо и близко. Вот сказал я, что ухожу, а куда? Работа в КБ мне нравилась, был творческий подход и передний край. Куда уходить? Я поделился своими мыслями с друзьями. Они мне и говорят: «Ты же инженер? Чертить умеешь?» Конечно, умею! Меня этому пять лет учили в институте! Оказывается, что освободилось места работника, который отвечал за техническую часть театра. Вот и мне предложили. Я, конечно, мало представлял, чем буду заниматься, но согласился попробовать. Меня товарищи и отвели «на поговорить» к директору нашего Омского академического театра драмы Мигдату Нуртдиновичу Ханжарову. Уникальный человек и директор! Он входил в пятерку лучших директоров Советского Союза. Мигдат Нуридинович был потомственный директор и знал все внутренние законы театра. Обладал творческим чутьем, харизмой и всем, всем, всем. Вот он мне и предложил «познакомиться» с театром: недельку походить и посмотреть. Вот я и стал ходить и наблюдать за всем, что происходит в театре! Начиная от пульта до выхода артистов на сцену. 

-Все нравилось? Ничего не пугало?

-Конечно, все нравилось! И наступила… суббота! Прошла неделя. Шел спектакль. «Василиса Прекрасная». Как сейчас помню! Я зашел в антракт за кулисы и вижу, что все носятся, шумят, ругаются матом. Все, как всегда! И вдруг ко мне подходит Баба Яга с ключами… Я даже не мог понять, а кто это? Смотрю, а это наш артист Вадик Лобанов! Вот тут у меня что-то и щелкнуло. Я понял, что хочу работать тут! Пошел к Ханжарову и все сказал. Вот так начался мой творческий путь в театре!

-Эдуард, я знаю, что вы получили и второе образование и проходили практику в Театре на Таганке. Правда?

- Правда. Наступил такой момент, когда мне Ханжаров сказал: «Хватит самодеятельностью заниматься! Иди и получи специальное образование!» Вот так я оказался в ЛГИТМиК. Где стал учится на факультете… театровед-экономист. Вот такое славное название.

-Так и назывался факультет?

-В советское время – да! У меня даже в дипломе записано, что я театровед – экономист.

-А как вы в Театре на Таганке оказались?

-Я тогда еще учился в ЛГИТМиК. Если мне память не изменяет, то это был первый курс.

-Первый курс? И сразу к Любимову?

-Не совсем так. Это были курсы повышения квалификации для учащихся. Нужно было целый месяц «ходить» по театрам Москвы и набираться опыта. В разных театрах. Когда я пришел в Театр на Таганке и посмотрел «Час Пик», то понял, что тут и останусь. На целый месяц. И остался.

-А Владимира Высоцкого застали?

-Конечно! Помню, что оказался я в закулисье, где-то в служебном помещении… Иду по коридору и вижу, что навстречу мне идет человек с сумасшедшей энергетикой! Прямо сносит. Резкий, быстрый шаг, волосы до плеч и бешеная энергетика. Владимир Высоцкий.

-С длинными волосами?

-До плеч волосы. Именно. Но мне не столь его волосы запомнились, как его энергетика. Я редко встречал таких людей. Его невозможно было не заметить. Он все сносил вокруг себя. В позитивном смысле. Вообще Театр на Таганке – уникальный театр. Там было все подчинено Лидеру! Всех и вся объединял Лидер. Юрий Любимов. Знаете, он сидел на спектакле в конце зала и тихо смотрел. А в руке у него был фонарик. Если что-то не так происходило на сцене, то он включал свой фонарик. Вот так он «общался». Я хорошо помню те театры…. Это были именные театры!

 

Читайте также  Экс-директор Рижского Русского театра: Давать прогноз о будущем театра – не буду!