Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Интервью 13+

Экс-директор Рижского Русского театра: Давать прогноз о будущем театра – не буду!

, 14:33 [ «Аргументы Недели. Балтия», , Шеф-редактор балтийского бюро АН ]

Экс-директор Рижского Русского театра: Давать прогноз о будущем театра – не буду!
Экс-директор Рижского Русского театра, Эдуард Цеховал, vk.com

Рижский русский театр им. Михаила Чехова был основан 2 октября 1883 года. В историю театра в Риге свои имена вписали, как Александр Таиров, Аркадий Кац, Петер Штайн, Роман Козак, Алла Сигалова, Константин Марджанов и многие, многие известные режиссеры. С 1990 года театр переживает еще одно рождение: его возглавил креативный директор Омской драмы Эдуард Цеховал. В эпоху его руководства театр участвует во многих престижных фестивалях, активно гастролирует. Да и само здание преобразилось: в то не очень простое время единственное место в Риге, где проводились ремонтные работы был Рижский Русский театр. Специально для «Аргументов Недели» Эдуард Цеховал о жизни в театре и о его будущем.

-Эдуард Ильич, а как вы получили приглашение возглавить Рижский русский театр?

-В 1987 году мы с Омским театром приехали на гастроли в Ригу. Тогда гастролировали по месяцу. Мы в Ригу, а местный театр в Омск. Вот месяц я и занимался гостиницами, билетами, актерами. Организационными вопросами. Гастроли подошли к концу и мне поступило предложение от Аркадия Каца, чтобы я остался в Рижском театре на должности заместителя директора. Как я понял, Аркадий Фридрихович наблюдал за мной этот месяц. Понаблюдал и предложил остаться в Риге.

-Почему вы согласились? Поменять так жизнь… кардинально. Нужна смелость.

-Меня приглашали во многие театры. Рига… Я знал, что Рига – это мое. Я давно «запал» на Ригу. Давняя история. У меня дядька жил тут. Он работал в университете тут на кафедре географического факультета, доцент. И каждое лето преподавательскому составу, особенно доцентам, давали комнату в Юрмале. Вот я к нему и приезжал. Обычная комната: кровати, стол, стулья. Ничего особенного, но Юрмала! Море, солнце, воздух. Так вот, каждое утро я приходил завтракать в одно кафе… Шел купаться, а потом заглядывал в кафе. Там был такой крестьянский завтрак: оладьи и стакан молока. Кафе было самое простое: пластиковые столы с такой голубой каемкой, но… Всегда на этих столах стоял граненый стакан с цветами! Свежие цветы! В стране, где не лень утром поставить на стол свежие цветы, то я хочу жить тут! Любовь с первого взгляда.

-И вы согласились?

-Да. Согласился.

-Вот вы приехали. С какими трудностями столкнулись?

-Были трудности. А как вы думаете? Приехать из Сибири в Ригу. Самая большая трудность была в том, что как только я приехал, то Аркадий Кац уехал. В Москву. И я остался один. Просто один. Но дело же надо делать! Вот так и работал, и делал дело. Ничего. Справился. Как жизнь показала, что хорошо справился.

-А как же вы получили назначение на должность директора театра?

-Назначил меня Раймонд Паулс. Он был тогда министром культуры. Это было 1 апреля 1990 года. 

-1 апреля? Вы не подумали, что это просто шутка?

-Нет. Я просто ответил, что согласен. Паулс мне позвонил и сказал: «Мне говорят, что кроме вас некого…» Я и ответил, что правильно говорят и согласился.

-Эдуард Ильич, годы вашего руководства – сложные годы. Финансовый кризис, забота у людей о хлебе насущном. Но театр жил! Правда ли то, что вы в то сложнейшее время круто отремонтировали здание театра. Как удалось?

-Правда. Действительно, мы отремонтировали театр замечательно. Не без помощи… Единственный человек, который проникся нашей проблемой был нынешний мэр Олег Буров. В те годы он еще не был мэром, а руководил Департаментом по строительству. Всем же тогда не до театра было. Правильно вы сказали. А вот Буров помог. Представьте себе, в Риге затишье, кризис. Нигде в городе не ведутся строительные работы! И только около Рижского русского театра работает один и единственный строительный кран! Как ему так удалось – не знаю! Но ремонт был закончен.

-Эдуард Ильич, сегодня в Рижском русском театре «новая кровь». Новый директор. Дана Бйорк. Что изменилось?

-Да, «новая кровь», которую я сам и «влил». Все сделал для того, чтобы она стала директором. 

-Почему именно Дана Бйорк? Почему такой выбор?

-Попробую объяснить. Возможно, я где-то человек наивный, но мне важно было, чтобы в театре не случилось никаких «революционных преобразований». И тот человек, который заменит меня прекрасно знал работу всего этого предприятия. А Дана с 2010 года работала в театре актрисой… Была общительна, билингвальна, с харизмой, деятельна. Да, она творческий лидер. Но, лидер. Конечно, не все сложилось так, как я думал. Есть положительные моменты, а есть… иные моменты. Но я определил свою роль – «сидящий у окна». Я наблюдаю уже третий год и вижу, что есть не совсем хорошие тенденции. Это совсем не от того, что кто-то хочет сделать плохо, а просто от непонимания. Театр живет по определенным законам и их следует знать.

-Насколько я знаю, но новый директор уволил практически весь старый состав труппы. 

-Да. Решили влить «новую кровь»…

-В вашем голосе нотки сожаления. Вы жалеете о том, что рекомендовали именно ее?

-Есть такое. Моя ошибка в том, что не учел человеческие качества. К сожалению, это стало проявляться с первых дней у нее. Да… По отношению к работникам театра. Старым работникам театра. Увольнения и все вытекающие из этого обстоятельства.

-Как вы видите будущее театра?

-Я просто не хочу об этом говорить! Просто не хочу говорить и давать прогнозы.

-Эдуард Ильич, кого из режиссеров в Латвии вы бы могли особо отметить?

-Конечно, Алвиса Херманиса. Огромный талант. Уникальный режиссер. Он создает из своих актеров звезд мирового уровня. А еще есть поразительная особенность: он выпустит спектакль и отпускает его. Именно! А спектакль живет своей жизнью. И очень успешно.

-Благодарю за беседу. 

 

Читайте также Экс-директор Рижского Русского театра: о физиках-лириках, о фонарике Юрия Любимова и о прическе Высоцкого