Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели В мире № 46(790) 24–30 ноября 2021 г. 13+

Россия оказалась под подозрением из-за кражи у Норвегии десяти километров глубоководного кабеля

, 20:00

Россия оказалась под подозрением из-за кражи у Норвегии десяти километров глубоководного кабеля
Фото LoVe Ocean Observatory / loveocean.no

В Норвегии случился скандал, который мог бы стать поводом для международного конфликта. Это если бы весь западный мир с замиранием сердца не следил за передвижениями крупных контингентов армии России по своей территории и не забыл про норвежцев. А между тем у норвежцев украли аж 10 км глубоководного кабеля, да ещё с научными якобы датчиками. Кто же это сделал, кто эти таинственные воры цветмета со дна океана и что за научный лайнер погряз в «Норвежском треугольнике»?

 

Три магнитофона, три портсигара отечественных, куртка замшевая…

Есть в Норвегии научный Институт морских исследований. По-английски он именуется аббревиатурой IMR и хорошо известен в мире под ней. Принадлежит эта госорганизация министерству рыболовства и прибрежных дел, создана аж в 1864 г. и является действительно одним из крупнейших институтов изучения моря в ЕС и НАТО. Недавно IMR заявил в полицию и обратился в военное ведомство королевства с жалобой, что их новейшая система наблюдения таинственным образом перестала работать.

Речь о подводной аппаратуре нового центра наблюдения за подводной обстановкой «Лофотенско-Вестераленский океанский центр наблюдения», сокращённо именуемого LoVe. Введена система наблюдения в строй совсем недавно – в августе 2020 года. Её долго отлаживали, но как только успели ввести – всё пропало. Пропало, как выяснилось, в буквальном смысле.

От LoVe в море уходила система из низковольтных и высокого напряжения кабелей с установленной на морском дне вдоль них научной аппаратурой. Общая длина кабельной линии составляла 64 км, а после отказа системы выяснилось, что пропало, по разным данным, от 4 до 11 км кабелей, общей массой более 10 тонн.

Кроме кабеля (он достаточно тонкий и яркого оранжевого цвета) пропала и научная аппаратура. Она представляла собой как прицепленные к кабелю заглублённые буи, так и установленные на грунте на бетонных основаниях ящики с аппаратурой. Причём ящики находились внутри стальных защитных клеток, а плиты были снабжены стальными упорами, форма которых говорит о том, что они должны препятствовать зацеплению рыбацкими тралами. IMR заявил об очень высоком материальном ущербе и невозможности новому центру наблюдения продолжать работу.

 

Военная система в мирной шкуре

Чем же должен был заниматься LoVe? Официально IMR – организация мирная, но, как и многие организации, исследующие моря, плотно сотрудничающая с военными. LoVe официально был построен под самым модным ныне для научно-промышленного «распила» бюджета соусом – «для наблюдения за изменениями климата и глобальным потеплением», а также «выбросами углекислоты и метана». Ну куда на Западе ныне без этого псевдонаучного безумия? Также среди целей наблюдений значилась, конечно, рыба.

Правда, норвежцы скромно забывают упомянуть, что кабели тянутся строго перпендикулярно от норвежского берега на северо-запад, по направлению к Шпицбергену. Они проходят по дну подводного ущелья, что идеально для военной системы гидроакустического наблюдения.

Примерно такие же линии, только куда более длинные, есть на так называемом GIUK – «Гренландско-исландско-британском противолодочном рубеже», тянущемся от Фарер до Гренландии. Такие же линии преграждают подводным лодкам путь и к США. Есть такие системы и у наших берегов.

В общем, таких систем по миру немало, и очень часто они прикрываются «научными» целями. LoVe тоже всю информацию, поступающую из моря, сначала передавали военным, а те уже отфильтрованную передавали непосредственно в институт учёным. Вот такой вот «мирный» центр на деньги из мирных статей бюджета, где информацию сначала получают военные и решают, чего пустить дальше, а чего нет.

По сути, речь идёт именно о военной системе наблюдения за подводными лодками, но двойного назначения, а не наоборот. Наверняка информация шла сразу же и американцам. Для слежения за подлодками пригодятся и гидроакустика, и температурные данные, и данные о течениях. Современные лодки очень тихие, и услышать их можно нечасто, а вот система обнаружения кильватерного следа (СОКС) на наших лодках может засечь чужие корабли по остаточным турбулентностям в воде вплоть до 3 суток (лодки – меньше), опознать их и указать курс преследования. На Западе СОКС долгое время не было, но у англичан на их лодках уже есть. Есть и поиск по термическому и радиационному следам.

 

Кто украл?

Так кто же попортил новейшую систему и украл кабель и аппаратуру? Глубина, кстати, в том районе большая, более километра (доходит до 1600 м). Разумеется, в западных СМИ сразу же высказали массу версий, основной из которых сделали «русский след». Попробуем их разобрать.

Первая версия - проделки морских животных. На самом деле это достаточно вероятное событие. Кашалот, питающийся глубоководными гигантскими кальмарами, охотится на глубинах от 300–400 м и до километра – ему хватает воздуха для погружения так глубоко. И 40-тонный хищный кит может легко порвать кабели, многократно толще и прочнее этого, и утащить вместе с буями с аппаратурой. Более того, бывало, что кашалотов и находили в запутанных и оборванных трансокеанских кабельных системах или современных волоконно-оптических. То ли они случайно путались в них в борьбе с кальмарами, то ли принимали за щупальца своего любимого «блюда». Но вот куда делись бетонные основания и аппаратура?

Версия вторая - рыбаки, не так уж важно, чьи. Эта публика – вечный повод для беспокойства и флотских разведок, и подводников, и ракетчиков. В погоне за рыбой они готовы сунуться хоть в полигон боевой подготовки перед стрельбами боевыми ракетами или пусками торпед, или в закрытые для испытаний новейших «Цирконов» районы. Очень часто под рыбаков «мимикрируют» чужие разведки, как и под «океанологов» и «гидрографов». Глубоководные тралы не раз цепляли разные военные и гражданские кабельные системы и портили их. Но тут уж слишком глубоко.

Версия третья – российская. Все сразу вспомнили про всемогущее и секретнейшее ГУГИ ВМФ – Главное управление глубоководных исследований. Ему принадлежит целый флот прекрасно оснащённых разведывательных кораблей различных назначения и оснащения. Он помимо совершенной аппаратуры оснащён различными глубоководными АНПА – автономными необитаемыми подводными аппаратами. К которым относится прежде всего знаменитый «Посейдон» – «суперторпеда» с ядерным реактором и термоядерным зарядом.

Кроме того, вспомнили и про подводных диверсантов-разведчиков – водолазов специальной разведки ВМФ из отдельных морских разведпунктов (ОМРП) Северного флота. Они умеют проникать на любые базы, имеют различные средства передвижения под водой и много чего ещё. Но пока никто не слышал о возможности человеку в скафандре погружаться глубже 600 м, а кабель лежал и глубже.

 

Зачем это нужно?

Возможно, эта «мирная» аппаратура стала слишком мешать передвижениям наших подводников. Например, при отработке очередного скрытного проникновения в океан больших групп АПЛ, как случилось несколько лет назад. Или просто демонстрация возможностей – всё равно доказать факт намеренной порчи не получится, а официально никто ничего никогда не признает. Или отработка тактики. В глубинах морей и океанов незримая война флотов и разведок никогда не прекращалась и не прекратится. Но нельзя исключать, что ситуация возникла просто из-за пьяных рыбаков или безграмотных нефтяников-исследователей – они тоже могли случайно зацепить и порвать кабели. Остаётся вопрос – куда делась аппаратура?

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Общество