//В мире 13+

Латвия: трагедия, которая не имеет национальности

, 14:21 [ «Аргументы Недели. Балтия», , шеф-редактор балтийского бюро АН ]

Латвия: трагедия, которая не имеет национальности

21.11.2013. Рига. Торговый центр «Maxima» в районе Золитуде. В тот страшный день оборвалась жизнь 54 человек. Оборвалась внезапно и страшно. Торговый центр обрушился в 17:45. Сначала прогнулась крыша и стены супермаркета, затем обрушилась одна из стен и крыша прямо над кассами. Для Латвии эта трагедия не имеет аналога. 

Много материала о трагедии в Золитуде, как ее называют латвийцы, вышло в местных СМИ. Я не могла до сегодняшнего дня написать ни слова. И не написала бы, но возникло одно обстоятельство. Почему не написала? Больно. Погибла моя приятельница у которой осталось трое детей. Балкой задавило жену коллеги-пилота моего мужа, которая была на восьмом месяце беременности. Просто не могла писать. Но появилось одно обстоятельство о котором нельзя молчать. Оно связано с домом, людьми, памятью, деньгами и политикой.

 

Памятник погибшим в Золитуде 

Рядом с местом, где произошла трагедия стоит дом. Новостройка. Там никто пока не живет. После трагедии родственники погибших и большинство латвийцев выступили за то, чтобы этот дом был снесен. Причин много: он стоит, как «памятник смерти», надежность его сомнительная, да и внешне он безобразен. Казалось бы, что просьба о «ликвидации» дома вполне понятна. Что может быть важнее жизни, памяти, боли людей. Оказывается, есть более важные вещи – деньги. Почти пять лет шли дебаты вокруг этого дома и вчера наступила «развязка» - дом достроят и там поселятся люди! Шок! Как так государство может поступать с людьми? Как? Есть же что-то святое?

Дом у торгового центра

Я буду называть этот дом «памятником смерти». Погибшие родственники объединились в общество «Золитуде.21.11», которое возглавила обычная женщина Регина Лочмеле-Лунева. Если честно, то мне мерзко н ней писать, но обстоятельство вынуждают. Почему мерзко? Я выскажу свое личное мнение, которое основано на наблюдениях, логике и частных беседах с людьми. Возможно, эта, тогда простая женщина, в какой-то момент и помогла людям, но прежде всего помогла себе: на очередных выборах после данной трагедии она становится депутатом от партии «Согласие». А дальше… Жизнь хороша и жить хорошо! Но это ее жизнь и совесть. Могу только одно сказать, что как журналист я общаюсь со многими. И частенько с политиками…Обычно, это люди умные, предприимчивые, непробиваемые! Но даже некоторые из них сказали о «трагедии и Лочмеле» следующее: «Хитро она депутатом стала. Через историю с трагедией. Подсуетилась вовремя. Но она же не политик…Так». Впрочем, это ее жизнь. И это личное мнение в приватном разговоре. 

Почему я упомянула г-жу Лочмеле-Луневу? 

В продолжении с историей дома около места трагедии. Фирма «Homburg Zlitude», которой принадлежало здание на тот роковой момент, была заинтересована закончить строительство и сдать дом в эксплуатацию. До трагедии 20 квартир уже были зарезервированы покупателями. После обрушения торгового центра резервацию отменили. И далее, долгих пять лет продолжалось «хождение по мукам» с будущем дома. Разумеется, родственники погибших желали его ликвидации. Буквально пару месяцев назад глава общества «Золитуде.21.11» г-жа Лочмеле-Лунева была возмущена решением комитета городской собственности Рижской думы сохранить на месте трагедии жилой дом. Она раздавала интервью латвийским СМИ и заявляла, что общество «Золитуде. 21.11» не выражало согласие на решение о сохранении дома, и она удивлена заявлением руководителя комитета городской собственности Олега Бурова (ныне мэр Риги) о том, что общество согласилось на такой вариант. Даже было проведено собрание общества и мнение родственников погибших и пострадавших в трагедии одно – снести дом! 

Но все меняется, как погода в Прибалтике! 2.10.2019 латвийские СМИ огласили новость, что Рижская дума и общество «Золитуде.21.11» договорились о будущем дома, который все-таки будет благоустроен для проживания. Эту новость, как утверждают латвийские СМИ, сообщила глава общества и депутат Регина Лочмеле-Лунева. 

Итак, «памятник смерти» остается. В нем, видимо, будут жить люди. Как жить? Оставим эмоции. Тут деньги и политика. Нет места для человеческой трагедии.

Что думают об этом доме и его «дальнейшей жизни» родственники погибших? Я задала этот вопрос. Имя изменю.

Б.Ю. потеряла в трагедии близкого человека: «Мы ни с чем не соглашались. Мы хотели, чтобы дом снесли. Просто нас мало, и мы мало, что можем сделать. Выбора не было. Но нам разрешили сделать парк, как мы хотели. И памятник погибшим оставить тоже разрешили. Мы за это очень благодарны. А люди, которые будут жить в доме, где погибло много людей… пусть это будет на их совести. Мы долго боролись, но у нас не было выбора. Дом просто выкупили». 

Политик Андрей Мамыкин: «Конечно, нужно было снести. Но не снесли. Деньги и политика. Могу сказать, что при бюджете в «миллиард» Рижской думы, можно было найти два миллиона, чтобы выкупить у зарубежной фирмы этот дом, а потом снести. Вот такой мой комментарий».

Кроме заявления Лочмеле-Луневой, что дому жить…официальных комментариев пока нет. Но «Аргументам Недели» удалось поговорить с мэром Риги Олегом Буровым. Специально для нашего издания.

«На сегодняшний день ситуация такова: собственность (дом) состоит из участка земли площадью 10 065 квадратных метров и недостроенного жилого дома. Рижскому самоуправлению принадлежит 5 782 квадратных метров земли, а эстонской компании принадлежит 4 494 квадратных метра земли, на которых находится дом и подземная автостоянка. Да, сегодня часть всех квадратных метров принадлежит эстонской компании. Да, можно было выкупить их часть. На это потребовалось бы 2-3 миллиона евро. Выкупить, а потом снести за 500 тыс. евро. Мы долго пытались договориться о сумме выкупа, но эстонцы не шли на уступки. Подумайте, на чьи деньги можно выкупить этот дом, а потом его снести? На деньги налогоплательщиков. На деньги народа. Это очень большие деньги. И еще нагружать людей...Можно было пойти в суд и доказывать о необходимости снести дом. Но мы бы судились долго, но нет практически шансов победить. В этот дом инвестировали финансы зарубежные фирмы и наше государство обвинили бы в несоблюдении норм, прав этих инвестиций. Я своего мнения не поменял! Я всегда был на стороне людей, пострадавших. Но я прекрасно понимаю, что и как может случиться в будущем. Какие деньги и сколько сил будет потрачено в судах, и сколько придется людям заплатить за это. Я открыто сказал: «Как решит общество «Золитуде 21.11» - так и будет!» Не согласятся – будем судиться. Но общество выразило свое согласие. Да, вынужденная мера. Да, морально тяжело. И мне тяжело. Хотелось иного выхода из ситуации. Я сказал все честно и открыто».

Обычно, на комментариях я заканчиваю статью. Но позвольте мне рассказать одну историю. Историю жизни и смерти.

Юля Бурдукевич

Жила светлая женщина. Ее любили все. Да, такое бывает. Ее звали Юля Бурдукевич. В тот день, 21.11.2013 года, у Юли был выходной. Она всегда ходила со своими дочками в магазин. Три девочки. Они всегда все делали вместе. Но в тот роковой день Юля пошла в торговый центр только с одной дочкой. За пять минут до трагедии Юля позвонила своей маме. Это был их последний разговор. Но уже через несколько минут бабушке позвонила внучка, которая кричала в трубку: «Магазин рухнул. Мама под обломками!» Дочь видела, как на маму упал бетонный блок. Как спаслась девочка? Ее одна женщина буквально вытолкнула из магазина. Позже дочка расскажет, что у этой женщины там погибла мать. На нее упала балка, но она увидела растерянную девочку и сработал инстинкт Женщины, Матери – спасти ребенка. А дальше… Несколько дней ада! Славную, любимую и светлую Юльку вытащили из-под обломов последней. Она была 54. Юльки больше нет.