//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Поп-новости

//Сад и огород

//Тема номера

А я не хочу по расчёту!...

Зачем россияне заключают брачные контракты

№ 17(409) от 15.05.2014 [«Аргументы Недели », Надежда ЛАРИНА ]

А я не хочу по расчёту!...

С приходом тёплых весенних дней в России начался традиционный свадебный бум. Начиная с дня Красной горки, который в этом году выпал на 27 апреля, количество заключаемых браков еженедельно растёт в геометрической прогрессии. Между тем за последние два десятка лет счастливый миг создания семьи оброс множеством своеобразных «примет времени». Сейчас принято, как минимум, в течение года до официальной регистрации «проверять свои чувства» в гражданском союзе, считать регистрацию обязательной только при перспективе появления общего ребёнка, а сразу после свадьбы спешить не в романтическое путешествие, а… к нотариусу: заключать брачный контракт на случай возможного развода и раздела имущества. Все эти явления оцениваются в российском обществе по-разному. Кто-то безапелляционно констатирует полный развал института семьи и брака, кто-то уверен, что в подобных вещах проявляется разумное, рациональное начало. Где же истина?

Там густо, там пусто…

Ситуация с брачными контрактами в России выглядит двояко. С одной стороны, число семей, которые заранее обговаривают определённые вопросы, крайне невелико – всего около 5%. С другой стороны, нотариусы отмечают увеличение потока тех, кто обращается за заключением договора. В целом по стране, по официальным данным Минюста РФ, число брачных контрактов за последние два года выросло на 8 тыс. и достигло отметки в 48 тысяч. Правда, как показало небольшое расследование «АН», эта цифра отражает лишь «общую температуру по больнице». Количество заключаемых договоров в каждом регионе напрямую зависит от экономического и социального благополучия территории. Например, как рассказали в нотариальной конторе Москвы, сейчас их сотрудники регистрируют в среднем два договора в неделю (при этом нередки случаи, когда заключается по одному контракту в день). О регулярности обращений сообщают и нотариусы относительно богатого Белгорода. А вот в Ивановской области – одной из самых экономически слабых в стране – дело обстоит иначе. В 2013 году, по данным региональной нотариальной палаты, было заключено 188 таких договоров (для сравнения: в одном только Сургуте богатого Ханты-Мансийского округа ещё в 2012 году число договоров составило 154). В двух наугад найденных конторах столицы региона корреспонденту «АН» сообщили, что по таким вопросам к ним никто не приходит,а в третьей – рассказали о том, что брачный контракт в их практике не относится к числу популярных нотариальных услуг.

«Если ко мне и обращаются, то в основном за консультациями, – рассказывает Юлия Шереметьева, нотариус из Иваново. – Как правило, из пяти обратившихся пар брачный контракт заключает только одна. За пять месяцев этого года ни одного контракта я пока не зарегистрировала. Не исключаю, что такая ситуация связана именно с материальным положением жителей нашего региона».

Растущую популярность брачных контрактов специалисты также объясняют и постепенным изменением отношения к подобным вещам в российском обществе. Раньше, по словам специалистов, заключение такого контракта считалось стыдным и предосудительным: мол, супруга волнуют не чувства, а расчёт. Сейчас эта тенденция уходит в прошлое, хотя забавные случаи всё же бывают.

– Недавно одна женщина на консультации долго расспрашивала обо всех нюансах контракта, – рассказывает Светлана Князева, нотариус из г. Камышина Волгоградской области. – Но при этом она периодически восклицала: «Ой, ну как же я мужу такое предложу, он же на меня обидится!» Всей конторой объясняли, что ничего страшного и стыдного в брачном контракте нет. Надеюсь, поверила…

Тонкость на заметку

Юристы указывают, что брачный контракт необходимо отличать от соглашения о разделе совместного имущества – документа, который похож на брачный договор, но играет другую роль. Такое соглашение заключается, как правило, в моменты, когда оба супруга задумываются о разводе. Оно предназначено для того, чтобы определить порядок владения и пользования тем имуществом, которое имеется в данный момент. В этом заключается его главное отличие от брачного контракта, который регламентирует не только текущий порядок дел, но и ситуации, которые могут возникнуть в будущем. К слову, юристы отмечают, что таких соглашений в нашей стране заключается на порядок больше, нежели брачных контрактов.

Кому это надо?

Как рассказывают нотариусы, нарисовать «усреднённый портрет» тех, кто заключает брачные контракты, довольно сложно. С этими вопросами приходят и пары, которые уже обожглись в предыдущем браке, и молодые парни и девушки, заключающие брак впервые. По словам нотариуса Оксаны Карнауховой из Белгорода, недавно ей довелось регистрировать контракт пары, прожившей в браке 30 лет: люди хотели заранее урегулировать имущественные вопросы на случай смерти одного из супругов. Также, как с улыбкой констатируют специалисты, нередки случаи, когда с молодыми потенциальными молодожёнами заключать брачные контракты приходят их родители.

«Бывает и так, что мамы и папы женихов с невестами обращаются к нам не вместе с детьми, а вместо них! – смеётся Татьяна Вишнякова, помощник нотариуса из Москвы. – Приходится объяснять, что принимать подобные решения могут исключительно супруги. В таких случаях мы рекомендуем сначала детально обговорить все вопросы на семейном совете и только потом идти к нотариусу».

Как рассказала корреспонденту «АН» нотариус С. Князева, в её практике инициаторами брачных контрактов в паре чаще всего выступают женщины. Именно они приходят на консультации, а потом приводят к нотариусу супругов.

«Я постоянно сталкиваюсь с уверенностью женщин в том, что они точно проживут дольше мужей, – объясняет ситуацию эксперт. – Кроме того, очень силён стереотип «я его никогда не брошу, а вот он может и уйти». Вот и решают подстраховаться».

Заметки на полях

Как показывает мировая практика, популярность брачных контрактов зачастую напрямую зависит от социально-экономической обстановки в стране. Например, в Латвии,как писала местная пресса, рекордное число брачных контрактов было заключено в разгар мирового экономического кризиса в 2009 году. Договоры оформляли семьи, имеющие солидные кредитные обязательства. В документах прописывался так называемый раздельный режим владения имуществом, при котором взыскание долгов одного из супругов не могло быть обращено на имущество другого члена семьи. В ряде случаев это срабатывало.

Так и запишем…

В России в отличие от многих зарубежных стран брачный контракт не имеет цели регламентировать все стороны семейной жизни. Он регулирует исключительно имущественные отношения супругов. Поэтому, например, ещё около 10 лет назад заключение брачного договора считалось причудой людей состоятельных и публичных, которые стремились обезопасить себя от козней недобросовестного супруга и гарантировать сохранность немаленького имущества. Сейчас юристы в один голос твердят, что такой договор необходим каждой паре – как минимум, для урегулирования жилищного вопроса в случае возможного развода. И это понимание к людям постепенно приходит: по словам Т. Вишняковой, сейчас среди тех, кто заключает контракты, нет явного преобладания состоятельных людей. Правда, сами супруги, по свидетельству наших экспертов, далеко не всегда юридически подкованы и выдвигают к брачным договорам странные, а порой и забавные требования.

«Ко мне очень часто приходят молодые люди, которые узнали о брачных контрактах из фильмов (как правило, зарубежных) или художественной литературы, – говорит частный юрист Галина Маркова. – Требуют вписать туда обязанность одного супруга заботиться о другом, запрет на какие-то действия. Когда узнают о том, что по закону этого сделать нельзя, сильно удивляются».

«Недавно к нам пришла пара, впервые заключающая брак, – делится случаем из практики нотариус С. Князева из Камышина. – Так будущая супруга с небывалым нажимом требовала, чтобы в договор включили пункт о действиях в ситуации, если муж, как она выразилась, «загуляет». По её словам выходило, что муж в таком случае должен оставить ей и её ребёнку (которого сейчас и в помине нет) едва ли не всё имущество. Они два раза приходили на консультацию, и оба раза она стояла, как скала. Надеюсь, что мужу дома всё же удастся уговорить её поступить здраво».

«Консультант не может указывать людям, как именно регламентировать имущественные отношения в брачном договоре, – добавляет частный юрист Сергей Машенков. – Там фиксируется воля обеих сторон и подразумевается, что всех всё устраивает. Единственное, на что мы имеем право, – корректно указывать, как грамотно формулировать пожелания. Например, очень часто люди пытаются насытить брачный договор подробностями, расписывая, кому и какая именно вещь достанется в случае развода. Специалист не может описывать вещь, которую в глаза не видел. Приходится предлагать более общие фразы».

Вопрос о том, нужно ли пропагандировать заключение брачных контрактов и подталкивать к нему молодожёнов, долгое время остаётся дискуссионным. Юристы ратуют за «разумность», психологи указывают на деградацию понятия «семья» как общности, где в основе лежат понимание и взаимовыручка. Ответы на этот сложный вопрос каждая супружеская пара сегодня ищет самостоятельно. Впрочем, как показывает практика, спасти семью брачный контракт не в силах – но также и не является толчком к её распаду, если супруги действительно доверяют друг другу. Как говорится, каждый выбирает для себя…

Якорь для «семейной лодки»?

Как уже говорилось, в отличие от многих европейских стран и США, в России брачный контракт регулирует исключительно имущественные вопросы. В нём нельзя закрепить, к примеру, обязательность развода в случае, если один из супругов докажет измену другого, или разграничить обязательства по мытью посуды и уборке дома. Хорошо это или плохо? Может быть, стоит пойти по пути других государств и не только фиксировать в документе принадлежность квартиры или машины, но и регулировать повседневную супружескую жизнь? На вопрос отвечают эксперты «АН».

Татьяна Данилова, семейный психолог:

– Я не вижу в регламентации личных вопросов в брачном контракте ничего
предосудительного. Его заключение – это личное решение двух взрослых людей, которые отвечают за свои поступки и потому вправе записать в договоре всё, что они считают нужным. Лично у меня возникает аналогия с другим «семейно-юридическим» документом – завещанием. Если в нём можно написать практически всё что угодно, почему то же самое запрещено в отношении брачного контракта? Кроме того, если людям хочется письменно договориться, например, об очерёдности мытья посуды – значит, им по каким-то причинам это важно. Во всяком случае, важно на момент подписания контракта: не исключено, что впоследствии этот пункт перестанет иметь какое-либо значение. Что касается возражений относительно того, что семейную жизнь не стоит рационализировать, то мне кажется, что этой рационализации многим как раз и не хватает. Порой семьи рушатся именно из-за отсутствия чётких договорённостей. Когда такие договорённости есть и супруги могут на что-то опереться, построению счастливой и крепкой семьи, на мой взгляд, это только поможет.

Владимир ГОЛУБЕВ, адвокат:

– К идее регламентации неимущественных вопросов в брачном договоре отношусь резко отрицательно. Даже сейчас, когда вопросы касаются исключительно имущества, брачный контракт очень легко оспорить и найти там множество «узких мест». Мне страшно представить, что начнётся, если там появятся, к примеру, пункты об обязательном разводе в случае измены. Конечно, работы у меня и моих коллег резко прибавится, но люди попадут в ужасные ситуации – взять хотя бы ту же необходимость доказать факт «загула» супруга.

У нас что – камеры видеофиксации в квартирах появятся, проверки на детекторе лжи будут проводиться? Это же прямая дорога к разрушению семьи. И нюансов в таких договорах обнаружится столько, что безболезненно разруливать возникающие проблемные ситуации будет попросту невозможно. Что касается имущественных контрактов, то к их наличию я отношусь нормально и считаю, что в некоторых случаях это хорошая «подушка безопасности». Мне известен случай, когда одна женщина, уехавшая жить к мужу в Германию, при разводе получила от него счёт… за продукты, которые покупались на её долю во время брака! От выполнения этого требования её спас только брачный договор, в котором подобный пункт не предусматривался.

Игорь БЕЛОБОРОДОВ, демограф, советник директора Российского института стратегических исследований:

–Я уверен, что брачный контракт ни в каком виде не служит укреплению института семьи. Попытки регламентации семейной жизни – не что иное, как признак разрушения. Неписаные правила и признаки здоровой семьи формировались веками. Попытки внести туда определённый дух коммерции, запротоколировать каждый шаг приводят к тому, что семья перестаёт восприниматься как духовная общность.

А именно таковой она в первую очередь и является. Если людьми движет любовь, никакой контракт не нужен, так как суть семейной системы – во взаимопомощи и взаимовыручке. Если контракт и имеет смысл, то исключительно  «имущественный» и только для состоятельных людей, которые могут лишиться нажитого в результате тех или иных махинаций. По моему мнению, среднестатистическим россиянам со средним достатком и здравым рассудком он совершенно ни к чему.

Традиции, живущие веками

Если в Европе обычай составления брачных договоров имеет исключительно светские корни и к христианской религии не имеет никакого отношения, то на Востоке дело обстоит прямо противоположным образом. У иудеев и мусульман заключение брачного договора – неотъемлемая черта «правильных» браков. При этом, что любопытно, имущественные отношения такими договорами регулируются в минимальной степени. Основное содержание таких контрактов – перечисление обязанностей мужа и жены по отношению друг к другу в соответствии с религиозными нормами.

В брачном  договоре у мусульман самым главным является фиксация согласия жениха и невесты на заключение брака. Также там обязательно прописывается размер выкупа, который жених платит за невесту (традиционное название – «махр», или более привычный русскому уху «калым»), и указывается, что он получен. В договоре при желании можно указывать и дополнительные условия, касающиеся совместной жизни, – эта сторона регламентируется законодательством каждого конкретного государства. Отметим, что в арабских странах долгое время заключением брачного контракта считалось произнесение женихом и невестой особой формулировки в присутствии родных, свидетелей и имама. Заключение контракта в письменном виде было желательным, но не обязательным. Сейчас заключение письменного договора настоятельно рекомендуется, и такие контракты регистрируются в мечети или у нотариуса.

Брачный договор в иудейской традиции, носящий название «ктуба», первоначально служил механизмом обеспечения благополучия женщины в том случае, если супруг подаст на развод или умрёт, оставив женщину вдовой. В нём указывалось, какую сумму муж (или его родственники) должен выплатить жене в таких ситуациях. Также ктуба включает выдержки из Торы, в которых описываются обязанности супругов по отношению друг к другу. Зачитывание ктубы представляет собой особый обряд; сам документ красиво оформляется. После бракосочетания договор передаётся на хранение невесте. Также существует традиция вешать ктубу на стену на видном месте, чтобы муж и жена не забывали о своих обязательствах.

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и Google News и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях Добавить в «Мои Источники» в Google News

Обсудить наши публикации можно здесь:

?>

//Новости МирТесен

//Общество

Трубоукладчик «Академик Черский» вышел из порта Калининграда и следует на северо-запад

Трубоукладчик «Академик Черский» вышел из порта Калининграда и следует на северо-запад

Судно-трубоукладчик «Академик Черский», способный достроить газопровод «Северный поток-2», после нескольких недель стоянки около Калининграда вышел из порта и направился на северо-запад. Судя по данным мониторинговых порталов Marine Traffic и Vesselfinder, 25 октября, в воскресенье, вечером судно «Академик Черский» пошло в направлении датского острова Борнхольм, около которого находится недостроенный участок газопровода «Северный поток-2». Пункт назначения судна не указан. По данным портала Vesselfinder, трубоукладчик находится в статусе «выполнение работ». Ранее «Академик Черский» несколько месяцев простоял в немецком порту Мукран — логистической базе проекта «Северный поток-2». Седьмого октября судно прибыла в Калининград и встало на якорь недалеко от российского порта напротив Куршской косы. Около него проводило работы судно снабжения «Финвал», зарегистрированное на «Газпромбанк лизинг». Строительство газопровода приостановлено из-за санкций США.

//Новости СМИ2

//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости партнеров

//самое читаемое

//Новости СМИ2

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
Загрузка...
//Наши партнеры