Беспредельная защита

Забота о правах и благополучии детей вырождается в полный абсурд?

, 17:31

Беспредельная защита

Недавно прокуратура одного из районов Камчатского края провела массовую проверку местных школ и нашла в их уставах весьма своеобразные «нарушения». Как выяснили правоохранители, в образовательных учреждениях детей «незаконно привлекали к трудовой деятельности». Под таковой доблестные правоохранители подразумевали… традиционные дежурства по классу и участие в уборке пришкольной территории. Уставы предписано изменить: мол, по закону «Об образовании» дети в школе могут заниматься исключительно учебной деятельностью, а всё остальное могут делать лишь по собственному желанию. Эксперты в сфере образования после этого инцидента в очередной раз забили тревогу: по их мнению, забота о детях всё чаще и чаще принимает странные и даже уродливые формы.

Тряпка вне закона

С момента развала СССР защита прав детей и обеспечение благоприятных условий для их пребывания где бы то ни было (в школе, детском саду, оздоровительном лагере…) давно и прочно заняла первое место в списке забот многочисленных контролирующих инстанций – в первую очередь Роспотребнадзора и прокуратуры. При этом, как утверждают руководители образовательных учреждений и независимые эксперты, в специфике работы с детьми, в вопросах воспитания и образования авторы норм зачастую абсолютно не разбираются. В результате на свет рождаются такие «шедевры», что педагогам остаётся лишь осознавать, что воспитывать детей им, кажется, окончательно запрещают. Решение о незаконности обязательного привлечения детей к дежурствам по классу – яркий тому пример.

«Лично я считаю абсурдными требования о незаконности дежурств или общешкольных уборок и субботников, – говорит Алексей Батраков, директор школы в г. Чернушка Пермского края. – Мы же их на благо школы просим поработать! Например, в прошлом году летом ребята приводили в порядок пришкольную территорию совместно со специалистами по ландшафтному дизайну – устраивали клумбы, сажали деревья и цветы. Разве это плохо? При этом тех, кто отказался, было очень мало, единицы практически. Да и то претензии выдвигали не дети, а родители. Между тем в нашем маленьком городе ребёнку порой, кроме школьной практики, и заняться нечем. А здесь – и работа, и присмотр, и общение!»

«Ничего не случится с ребёнком, если он после урока польет цветы или вымоет доску, – рассуждает Андрей Демидов, активист профсоюза «Учитель». –Другое дело, что сегодня в школах дежурства детей и их выход на субботники – порой единственный способ поддерживать порядок. Прокуратура не предъявляет претензий к финансированию школ, которое настолько скудное, что на штат уборщиц его порой не хватает. А если предложить родителям скидываться на уборщицу, те же прокуроры снова «встанут в стойку» и обвинят администрацию школы в незаконных поборах. Получается заколдованный круг. И выход один – увеличивать финансирование в части оплаты труда обслуживающего персонала».

Психологический аргумент

Марк САНДОМИРСКИЙ, психотерапевт:

– То, что мы наблюдаем сегодня в сфере защиты прав и благополучия детей, – не что иное, как инфантилизация общества, возведённая, как это ни трагично, в ранг государственной политики. Повышенная тревожность и, как следствие, гиперопека – вот что движет сегодня и родителями современных детей, и теми, кто разрабатывает разного рода правила и контролирует их соблюдение. А гиперопека опасна прежде всего тем, что дети не вырастут самостоятельными, не научатся принимать решения и выйдут во взрослый мир абсолютно беспомощными. А отсюда – прямая дорога к социальному паразитизму, к ощущению «государство всё за меня сделает», от которого сегодня стонут страны Европы и Америки. На мой взгляд, нормы и правила, касающиеся благополучия детей, должны строиться не по принципу максимальной защиты от всего на свете, а на основании здравого смысла в первую очередь. Поколение наших бабушек и дедушек, выросшее без этого «слоя ваты», прекрасно воспитало наших родителей. Почему бы не взять этот опыт за образец?

Учитель всегда неправ?

Отстаивать свои права сегодня пытаются и сами школьники. Например, в сети Интернет сегодня можно обнаружить крайне любопытный сайт с интригующим заголовком «Беззаконие в школах РФ и как с ним бороться», открывшийся в 2012 году. Создал этот сайт ученик тогда 6-го (сейчас 9-го) класса из Пермского края. Под «беззаконием» хозяин ресурса понимал, например, привлечение школьников к летней практике без их желания или ситуации, когда учитель выгоняет ученика из класса во время урока. Под каждый инцидент подобраны выдержки из Закона «Об образовании», которыми автор обосновывает свою правоту. Также юридически подкованный школьник обнаружил и детально описал нарушения, связанные с весом школьного ранца (мол, по закону он не должен превышать 10% от веса школьника, а книг каждый день приходится носить намного больше), и квалифицировал слово «нытик» в адрес ученика как оскорбление по статье Уголовного кодекса, попутно предложив пути решения этой проблемы. «Предъявите учителю текст этой статьи. Скорее всего, он извинится и скажет, что просто не сдержался, – советует он посетителям ресурса. – Если первый пункт не помог, обращайтесь к директору. Объясните ситуацию и покажите ему текст статьи 130 УК РФ. Если и это не помогает, соберите доказательства (показания свидетелей, аудио- или видеозапись, на которой слышно, как учитель оскорбляет ребёнка) и идите в РОНО (Районный отдел народного образования). Это на 99% сработает».

«Конечно, в слове «нытик» состав уголовного преступления вряд ли обнаружится, но автор этого сайта, безусловно, большой молодец, – комментирует ситуацию адвокат Мари Давтян. – Можно сказать, что он выполнил задачу Минобрнауки по правовому просвещению школьников. Однако данный вопрос, на мой взгляд, нельзя оценивать однозначно. Я бы не стала исключать ситуации, когда сам ученик ведёт себя вызывающе и со своей стороны нарушает права педагогов – которые у них, к слову, тоже есть. Безусловно, учитель в любом случае взрослее и мудрее, и именно с его стороны должно исходить стремление к поиску компромисса, но в основе всегда должно лежать взаимное уважение».

С одной стороны, появление подобных сайтов можно только приветствовать: очевидно, что умение не дать себя в обиду, опираясь на нормы законодательства, – дело хорошее. Автор прав в том, что «защищать свои права – не слабость, а показатель осведомлённости», и педагог не имеет права несправедливо оскорблять или наказывать. Однако, как ни крути, коробит от общего посыла сайта, когда ученик и его родители видят в педагоге потенциального врага, который спит и видит, как бы унизить школьника. И именно на этом фоне нелепый перекос между понятием «права ребёнка» и «обязанности школьника» чувствуется особенно сильно.

«Я уверен, что сегодня права детей защищают чересчур уж ретиво, – констатирует А. Батраков. –На фоне того, что зачастую уважение к учителям и со стороны родителей, и со стороны учеников катастрофически падает и отношение становится соответствующим, ситуация становится едва ли не трагической. Сегодня мы по факту не имеем вообще никакой возможности повлиять на ребёнка. Ученик стоит перед педагогом, нагло ухмыляется и знает, что тот ничего ему не сделает даже за самые оскорбительные слова и поступки. Не имеет права. Он его даже из класса не выгонит!»

«Зато учителя можно выгнать из школы всего лишь на основании заявления школьника или его родителей о том, что педагог оскорбил или ударил ребёнка. Если у директора нет желания защищать коллегу, то разбираться в вопросе в большинстве случаев никто не будет! – подхватывает тему Всеволод Луховицкий, руководитель Независимого профсоюза «Учитель». – Беспримерная защита детей сегодня оборачивается полным бесправием учителей. В наш профсоюз постоянно обращаются бывшие педагоги, которые потеряли работу именно в результате подобных инцидентов. К слову, некоторые директора школ нашли в этом удобный способ расправы с неудобными коллегами, в том числе, кстати, и с членами нашего профсоюза».

Два в уме

В приватных разговорах педагоги часто упоминают и о таком «способе защиты прав детей», как… негласный запрет на двойки.Сегодня считается, что «лебедь» в дневнике или журнале – не объективный результат плохой работы ученика, не способ наказания или мотивации школьника, а недоработка педагога, который не сумел научить, объяснить и не нашёл правильного подхода. Масла в огонь подливают всё те же проверки, которые именно по количеству двоек у учеников судят о качестве работы учебного заведения. В итоге двойки просто исчезают как класс. Хорошо это или плохо?

«По распространённому сегодня мнению, если педагог ставит «два», он должен проработать с учеником плохо понятую тему, – рассуждает Андрей Демидов. – Но сегодня у учителя попросту нет на это времени: большинство и так перерабатывают, чтобы получать приемлемую зарплату. Отсюда и торжество знаменитого принципа «три пишем – два в уме». К сожалению, нам далеко до опыта Франции, где двойки детям ставят, но при этом тщательно анализируют причины появления таких отметок. Если дело действительно в том, что ребёнок не усваивает материал, его на время переводят в особую школу, где с ним работают специалисты. Позже, подтянув свои знания, ученик возвращается обратно, и временная учёба в такой школе не считается чем-то постыдным. Россия, к сожалению, о таком пока только мечтает…»

Холодильник в походе

Особняком стоит поставить «заботу» о благополучии школьников и детсадовцев со стороны государственных ведомств. Безусловно, никто не спорит, что санитарно-эпидемиологическое благополучие и безопасность детей – дело важное и нужное. Однако люди, работающие в школах и детских садах, в один голос твердят: те, кто придумывает эти нормы, страшно далеки от реальности. Соблюдать эти требования порой невозможно при всём желании. Например, пару лет назад разразился скандал вокруг новых требований к школьным зданиям и помещениям. Тогда, напомним, под угрозой закрытия оказались едва ли не все группы продлённого дня в стране. Новые требования гласили, что продлёнка допустима лишь там, где есть возможность организовать спальные места для тихого часа. Впоследствии в ведомстве, к счастью, спохватились и внесли в документ оговорку: требования нового СанПиН обязательны лишь для строящихся школ и тех, в которых проводится капитальный ремонт.

Немало головной боли «заботливость» властей добавляет педагогам и работникам турфирм, которые хотят вывозить своих детей в театры и на экскурсии. Для того чтобы поехать на «культурное мероприятие» на автобусе, педагогу надо подготовить около 10 различных документов, даже если перевозка детей займёт 20 минут внутри города. При этом некоторые требования порой априори невыполнимы.

«В списке требований есть, например, такой пункт: автобус, на котором едут дети, должен быть изготовлен не более 10 лет назад, – приводит пример Сергей Минделевич, руководитель комиссии детско-юношеского и молодёжного туризма Общественного совета Федерального агентства по туризму. – Выполнить это условие порой попросту нереально! Недавно мне звонили из объединения фирм-перевозчиков из Тулы – жаловались, что у них таких автобусов всего 4 на весь город. Да что Тула – у нас в Крыму не будет никакого детского туризма! От вокзалов или аэропорта детей к месту отдыха надо везти порой не один час. Даже у знаменитого «Артека» в эксплуатации всего 2 автобуса, которые отвечают этим требованиям. Смену в 3500 детей в лагере меняют за 2 дня, две машины с этим заведомо не справятся. А чего стоит требование всякий раз получать в ГИБДД письмо о том, что автобус сопровождает полицейская машина или что в сопровождении официально отказано! Там такой отказ получить очень сложно».

«Процесс сбора бумаг и получения официального разрешения настолько муторный (а главное – во многом бессмысленный), что проще вообще никуда не ехать, – рассказывает Наталья Петренко, учитель истории и обществознания одной из подмосковных школ. – Единственный выход, который мы нашли в этой ситуации, – договариваться с родителями на собрании, организовывать смешанную группу детей и взрослых и ехать на электричке, не оформляясь официально. В этом случае мы уже не считались организованной группой, и родители соглашались, что ответственность за детей несут они сами».

Тем не менее подобные ретивые действия уже возымели свои негативные результаты. Например, в прошлом году по сравнению с 2009 годом в 4 раза сократилось число детских палаточных лагерей. Причиной тому – 3 года действия санитарных норм и правил (к счастью, уже отменённых), которые в 2010– 2012 годах практически ставили крест на этом виде детского отдыха. Забота о здоровье и безопасности юных туристов, археологов и прочих любителей походной романтики вылилась в ряд абсурдных запретов и требований, объективно невыполнимых в полевых условиях. Например, нормы и правила предписывали наличие оборудованных кухонь в отдельной шатровой палатке с холодильниками и разделочными столами. Места стоянок было велено предварительно обработать средствами, уничтожающими насекомых, скосить там траву, уничтожить колючие растения и обязательно сдать место лагеря проверяющим из Роспотребнадзора (интересно, как представлялись эти проверки в условиях, к примеру, туристского маршрута. Наконец, документ гласил, что полевой лагерь должен быть свёрнут и закрыт, если ночные температуры в течение трех ночей подряд опускаются ниже +15 градусов по Цельсию. При этом на половине территории нашей страны, особенно в горах, ночи изначально холоднее.

«Всё это привело к тому, что в 2012 году в нашей стране работало всего 1600 палаточных лагерей, тогда как в 2009-м, до принятия санитарных норм и правил, их было около 7 тысяч, – рассказывает С. Минделевич. – В прошлом году, после отмены прежних норм, Геннадий Онищенко гордо отчитался, что таких лагерей стало больше аж на 300 единиц. Но по сравнению с тем, что было, это капля в море. Потери в любом случае огромны, их будут восстанавливать не один год».

…Тогда мы идём к вам!

Что ищет прокуратура в российских школах?

Как говорят директора школ, бесчисленные проверки прокуратуры проходят как по планам самого ведомства, так и по заявлениям родителей. При этом руководители детских учреждений не устают повторять: бессмысленных и даже абсурдных хлопот от таких проверок – выше головы.

«Знаете, как они нас проверяют? – делится тайнами «профессиональной кухни» Сергей Погодин, директор школы в г. Нелидово Тверской области. –Приезжают, требуют кучу бумаг, закрываются в кабинете и долго-долго изучают документацию. Никто не ходит на уроки, не общается с учителями и учениками. Главное, чтобы всё было красиво и правильно написано. За неправильно оформленную строчку в отчёте меня обязательно накажут. Всё остальное не волнует никого!»

Рассказы Погодина о нюансах прокурорских проверок можно слушать как анекдот. Например, по его словам, проверка того, как школа ведёт борьбу с курением, свелась к одному: ревизоры пожелали убедиться, что на здании висит табличка с надписью «Курение на территории школы категорически запрещено». Остальное никого не заинтересовало. При проверке школьной столовой директору вынесли представление за мелкие сколы на тарелках, не поинтересовавшись тем, сколько средств в год выделяется на покупку посуды. А недавно нагрянула очередная ревизия из области – проверять, как хранятся реактивы в кабинете химии. При этом на сами стеллажи никто особо и не смотрел. Гораздо больше проверяющих интересовало, почему в журнале учёта хранения реактивов не три столбика, а два: мол, по новому приказу их должно быть именно три!

«Я этот приказ к тому моменту ещё в глаза не видел, – невесело смеётся Погодин. –Вынесли представление, пригрозили в следующий раз меня с собой забрать. Впрочем, не привыкать: они у нас гости частые. Я за последние два месяца по их инициативе три раза в суд ходил».

Впрочем, по словам нашего собеседника, иногда такие проверки приносят реальную пользу. Например, не так давно именно благодаря иску прокуратуры к районной власти школа получила бюджетные деньги на установку ограждения и камер видеонаблюдения. Администрация учреждения просила средства давно и безуспешно и в данном случае искренне благодарна правоохранителям.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество