Забегающий вперёд

, 16:47

Забегающий вперёд
Фото С. Николаев / Интерпресс / ТАСС

Для одних – мудрец, для других – безумец. Для одних – герой, для других – комик. Писатель и политик в одном лице – словом, художник в политике.

Эдуард ЛИМОНОВ всегда был против власти – и советской, и американской (в вынужденной эмиграции), и российской (после возвращения на родину). Одна из главных его идей – воссоединение русского народа, разделённого постсоветскими границами. С 2001 по 2003 год Лимонов находился в российской тюрьме: ему и его национал-большевикам инкриминировалось вооружённое вторжение в Казахстан. То самое деяние, которому сегодня – в случае с Украиной – российские власти практически не препятствуют.

ХНР

– Очень давно журналист спросил вас: «Как вы можете защищать интересы русских, если вы не русский?» Очевидно, он имел в виду вашу связь с Украиной. И вы его ударили.

– Я был сильно уставшим и на взводе. Он решил меня спровоцировать, и ему это удалось. Не надо развивать из этого эпизода национальную тему. Его провокационный вопрос мог быть другим – и я отреагировал бы так же.

– Ладно, подойдём к русско-украинской теме с другой стороны. Вы родом из Харькова…

– Да, я прожил там первые 23 года своей жизни. И хорошо помню: надо было целый день шататься по улицам, чтобы услышать украинскую речь. Никто из харьковской молодёжи не связывал свою жизнь с Киевом. Мы уезжали в Москву, в Петербург. Никто не считал Киев серьёзным городом. Понятия «столица Украины» для нас просто не было, да и никакую «Украину» мы не ощущали.

– Почему в Харькове год назад захлебнулась «русская весна»?

– Интеллектуальный город. Интеллектуалы много размышляют, у них пухнет башка. Одесса – то же самое. Развитость порождает развитый скепсис. Надо быть проще. У ребят в донецких степях расстояние от сердца до спускового крючка, как оказалось, самое короткое. Новые киевские власти сразу же отправили отряды «Правого сектора» в Харьков и Одессу, поскольку понимали: это второй и третий по населённости города после Киева, они важны. А про Донбасс никто не подумал. Дескать, разве можно опасаться этих «ватников»?

– Вы считаете, надо поднимать восстание в Харькове?

– Оно уже поднимается – вспомните недавние теракты. Город притаился. У меня там много знакомых, мне известны настроения людей. Они напуганы, даже с близкими не обсуждают некоторые вещи. Страх – первая стадия, за страхом непременно придёт возмущение.

– То есть ХНР возможна?

– Неизбежна.

– Вы сейчас говорите открытым текстом, что хотите войн?

– Не хочу, но это не имеет никакого значения. Если война происходит – значит, она неизбежна. Такова природа человека, в этом его доблесть. Австрийский биолог Лоренц, нобелевский лауреат, в своей книге «Агрессия» показал: агрессивность является и худшим, и лучшим качеством человека. И это не ницшеанство, это биология. Меня устраивает история человечества, она интересна.

Кстати, из Донбасса сбежала половина населения. Трусость – тоже феномен современности. Помните книгу Ортеги-и-Гассета «Восстание масс» 1930 года? Теперь всё не так, теперь массы не хотят воевать, воюют меньшинства. На Западной Украине тоже добровольцев немного.

– Вы воевали за сербов, за Приднестровье, за Дом Советов в 1993-м. Почему вы сейчас не на Донбассе?

– Мы? Там два наших отряда. А лично я давным-давно не рядовой человек: на мне и партия «Другая Россия», и 72 года на мне, пусть я и здоров. Однако о своих планах рассказывать не буду.

– Ежемесячные несанкционированные митинги у здания московской мэрии тоже из-за возраста прекратили?

– Пять лет нас наказывали штрафами и административными арестами, но мы выходили снова и снова. Прекратили потому, что эта стратегия не развивалась. Сейчас проводим в центре Москвы легальные собрания.

Одобрение на дистанции

– Кто бы мог подумать, что однажды вы будете поддерживать действия власти…

– Это не мы поддерживаем власть, а власть наконец достукалась до ситуации, когда совершает такие действия во внешней политике. Те вещи, которые стали сейчас достоянием общественности, мы сформулировали где-то четверть века назад.

– Что же произошло с российской властью?

– Год назад она оказалась прижата к стене. Если бы не взяла Крым, это была бы огромная имиджевая потеря. Многие в России от неё отвернулись бы. Это вам не требования хипстеров пресечь коррупцию и дать политические свободы. Это народные верования, чаяния. Душа народа. Все хотели победы. Победы, которой не было много десятилетий.

И Донбасс Путину не простят, если он бросит его на произвол судьбы, если позволит вырезать всех ополченцев. Он пытается соблюсти некий баланс: с одной стороны, сохранить за ополчением минимальные завоевания, а с другой – не допустить, чтобы ДНР и ЛНР разрослись до размеров бывших Донецкой и Луганской областей. Путин не хочет дальше ссориться с Западом и действует, на мой взгляд, нерешительно. Я критикую Путина конструктивно, «справа», с позиции русского империализма. Столичные либералы критикуют его за то, что он делает, а я – за то, чего он не делает. Он делает хорошо, но мало, и из-за этого гибнут тысячи людей.

– Почему вы используете слово «империализм»? Империалисты присоединяют другие народы, а националисты – воссоединяют свой.

– Может быть, но «империализм» русскому уху понятнее, чем «национализм». Давайте называть это реконкистой («отвоевание» – исп.). Русские отвоёвывают свои земли у колониальной империи под названием «Украина».

– Вы согласны, что восстание на Донбассе было инспирировано российскими спецслужбами?

– Да ну, ерунда. Всё это теории заговора. На условно украинском Донбассе живут те же самые люди, что и по другую сторону российской границы. Они говорят на южнорусском диалекте – том же самом, на котором говорят в Ростове, в Краснодаре, в Ставрополе. Ни к чему называть их русскоязычными, русскоговорящими – они просто русские. Естественно, им не хочется жить в сегодняшней Украине. А Россия, увидев восстание на Донбассе, стала влиять на ситуацию.

– Российские спецслужбы сильно попортили вам кровь…

– Да, у нас к ним большие счёты. Ну и что?

– То, что теперь вы их поддерживаете.

– Да не употребляйте вы это слово – «поддерживаете».

– А как сказать? Приветствуете?

– Не их я приветствую. Я приветствую осуществление нашего лозунга: «Россия – всё, остальное – ничто!». Первый раз меня арестовали в Крыму ещё в 1994‑м. А в 1999-м наши парни захватили башню клуба моряков. На высоте 36 метров, над всеми основными учреждениями висел огромный плакат: «Севастополь – русский город!».

Потребность в победах

– Указывают ли нынешние события на то, что путинские элиты всё-таки связывают своё будущее с Россией, а не с Западом?

– По ельцинской исторической традиции они максимально приблизились к Западу. Я сравниваю Путина с кентавром: ноги – из КГБ, туловище – собчаковское. Он давал Западу всё, что Запад просил. Затем вступила в действие логика его кресла. Просидев столько лет во главе страны, рано или поздно он должен был начать думать и поступать так, как царь. Ему захотелось свою Олимпиаду. Я работал, по счастью, в Имеретинской долине и видел, какая там была природа. Всё это забетонировали к ядрёной матери, но провели отличные Олимпийские игры. Путин сидел довольный, словно фараон, который смотрит на пирамиду и думает: «Какую я охренительную пирамиду построил!» А страна ещё и выиграла Олимпиаду. Песни и пляски вокруг пирамиды, красота! И тут на него сваливается этот киевский майдан…

И, уподобившись царю, он понял, что никто России не друг. И не потому, что все вокруг злодеи, а потому что мы большая и богатая страна, у которой есть что урвать. Мы, как оказалось, тоже с удовольствием возьмём то, что плохо лежит. Это нормальные отношения между государствами.

– Но Путин по-прежнему вам неприятен?

– Опять странное слово. Он не женщина, чтоб быть мне приятным или неприятным. Я сужу о его делах: полезны они для России или нет. Стране нужен строй вроде латиноамериканского социализма, который бы справедливо перераспределил богатства страны между гражданами. Путин, видимо, никогда этого не сделает.

– Но его прощают. Получается, достаточно нажать на эту национально-имперскую кнопку – и всё, народ доволен.

– И в чём противоречие? Народу хочется быть в тонусе, а тонус – это победы. Уровень жизни, всякое там «вэвэпэ» – это всё х…ня. Ну какое у гуннов было «вэвэпэ»? Чувствовать себя победоносным особенно важно для нашего народа, настолько избалованного победами за последние 150 лет. Мы завоевали весь Туркестан, огромную часть Азии. Наконец – победа в Берлине, самая грандиозная за всю мировую историю. И вдруг мы всё потеряли. Люди устали за эти 23 года нести груз поражений. То, как люди себя чувствуют, – важнее всего. Миром правят страсти, а не деньги. Я уже не в том возрасте, но я всегда мечтал написать в противовес «Капиталу» Маркса книгу о страстях.

– А не хотите просвещать народ в том ключе, что одних только военных побед для счастья мало?

– У вас сквозит либеральная идея: мол, народ плохой и надо его переделать. Нельзя его переделать. Его ментальность создаётся столетиями. Народ – это бульон, из которого мы родились. Предъявлять к нему требования – бессмысленно.

– Как считаете, Россия вернула мир к двухполярному состоянию?

– Можно точно сказать, что лафа для Запада закончилась. Закончились времена российской покорности. Страна исправляет свои внешнеполитические ошибки и демонстрирует желание влиять на мировые события.

– Философ А. Секацкий пишет, что благодаря Америке восстания в современном мире утратили суверенность ещё больше, чем государства.

– Восстание на Донбассе вообще-то совсем не проамериканское. И в России революция не будет проамериканской – таковы русские люди.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Захарова об ударах по Белгороду: Киеву и его западным кураторам не поздоровится, если провокации на территории РФ продолжатся

Аргументы НеделиАвторы АН

Политика

Ольга Ковитиди: ракетный удар по Курску и Белгороду, перехваченный российскими ПВО, является реакцией Киева на освобождение ЛНР

Ракетный удар украинских войск по жилым домам в Белгороде и Курске, перехваченный российскими системами ПВО, это реакция на полное освобождение Луганской Народной Республики союзными войсками. Об этом написала член Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации от исполнительной власти Республики Крым Ольга Ковитиди в своем Telegram-канале.

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

В мире

Политика

Общество

Политика

Общество

Политика

Политика

Депутат Александр Бородай: ЛНР освобождена, это важное и знаковое событие, но специальная военная операция далеко не завершена

Переход под контроль ВС РФ всей территории ЛНР — это лишь один из промежуточных этапов российской военной спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины. Сроки окончания спецоперации в беседе с «Лентой.ру» оценил заместитель председателя комитета Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Александр Бородай.

Политика

Ольга Ковитиди: ракетный удар по Курску и Белгороду, перехваченный российскими ПВО, является реакцией Киева на освобождение ЛНР

Ракетный удар украинских войск по жилым домам в Белгороде и Курске, перехваченный российскими системами ПВО, это реакция на полное освобождение Луганской Народной Республики союзными войсками. Об этом написала член Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации от исполнительной власти Республики Крым Ольга Ковитиди в своем Telegram-канале.