Аргументы Недели Общество № 38(782) 29 сентября – 5 октября 2021 г 13+

В Краснодаре у предпринимателя пытаются изъять частное предприятие

, 19:42

В Краснодаре у предпринимателя пытаются изъять частное предприятие

Дело краснодарского предпринимателя Андрея Зайцева снова заставляет задавать неудобные вопросы кубанским правоохранителям. Как им удается игнорировать важнейшие, устоявшие в судах факты и обнаруживать преступный умысел там, где его никогда не было? Или это делается намеренно, с целью оказать давление на одну из сторон затяжного экономического конфликта, парализовавшего финансовое оздоровление стратегически важного предприятия?

Умысел без умысла

Имущественный комплекс краснодарского ООО «До-Рус» не отнесешь к самым крупным сельхозпредприятиям края. Однако до недавнего времени это было крепкое хозяйство с хорошими перспективами развития. Расположено оно в поселке Дорожном Краснодара. На трети гектара земли размещается элеватор емкостью 10,5 тысячи тонн зерна и производительностью приемки шестьсот тонн за смену, мельница, мощность которой позволяет перерабатывать 160 тонн зерна в сутки, склады готовой продукции, лаборатория, кондитерская фабрика, укомплектованная итальянским оборудованием. А кроме того, транспорт, административные помещения, АЗС, весовая и т. д.

К слову, постановлением губернатора Краснодарского края от 25.01.2021 ООО «До-Рус» отнесено к предприятиям стратегическим. И случись война, оно должно быть в полной готовности, чтобы снабжать продовольствием армию.

По данным отчета за 2019 год, компания была оценена без малого в 700 млн рублей. По словам генерального директора ООО «До-Рус» Андрея Зайцева, на сегодня рыночная стоимость общества может доходить до миллиарда рублей. Лакомый кусочек, как говорится.

«Закрыли» по экономической статье

Сейчас вокруг этого предприятия идет настоящая коммерческая война с привлечением в том числе правоохранительных органов. «Бои» происходят как в гражданских судах, в первую очередь арбитражном, так и в уголовной плоскости: в отношении Андрея Зайцева возбуждено четыре уголовных дела и он уже успел побывать под стражей, даже несмотря на наличие у него на иждивении двоих малолетних детей, смертельно больного онкологическим заболеванием отца и на то, что преступления, которые ему вменяются (ч. 4 ст. 159 (три эпизода), 195 УК РФ «Мошенничество в особо крупном размере», «Неправомерные действия при банкротстве»), относятся к экономическим и по делам о них запрещено «закрывать» подследственных.

У этого запрета есть все основания: уж слишком часто у нас в России правоохранительные органы либо превышают свои полномочия, либо совершенно откровенно становятся орудием одной из сторон в экономических войнах. На наш взгляд, дело Андрея Зайцева может оказаться типичным примером последнего.

Партнерство как выход из кризиса

Но как же предприятие, специализирующееся на хранении и переработке зерна, оказалось в столь сложной ситуации именно в Краснодарском крае, житнице нашей страны? Уж, казалось бы, здесь есть и сырьевая база, и внутренний спрос как на зерно, так и на муку, и порты рядом, то есть открыта дорога к импорту.

Как рассказал Андрей Зайцев, в 2014 году общество решило укомплектовать кондитерский цех новым итальянским оборудованием. Вложили собственные средства, заняли у друзей и партнеров, взяли кредит в банке. Однако в ходе реализации проекта экономические неурядицы, обрушившиеся на страну в этот кризисный год, резко увеличили стоимость модернизации. «Кондитерку» запустили, но у предприятия появилась долговая нагрузка в размере порядка 70 млн рублей.

Предприятие Зайцевых — бизнес семейный, в котором был задействован не только Андрей, но и его брат и отец — производственник с большим стажем. Когда старший в семье — Петр Зайцев — тяжело заболел, вести бизнес стало сложнее и возникла идея взять в проект компаньона, который стал бы соучредителем в ООО «До-Рус» и взял бы на себя оперативное управление комплексом. Первый опыт не удался — «партнер» оказался нечистым на руку. В управление комплексом он вступил, однако всячески затягивал выкуп доли в уставном капитале общества, параллельно используя мощности по переработке зерна для других своих предприятий. В итоге ООО «До-Рус» получило лишь новые долги в дополнение к предыдущим.

Доля в обмен на помощь

Однако в начале 2017 года появился новый претендент в партнеры. Алексей К. был собственником предприятия, специализирующегося на купле-продаже зерна. Приобрести в актив готовый производственный комплекс, очевидно, представлялось ему выгодным вложением средств. С Зайцевыми он договорился о партнерстве, помощи в погашении долгов перед контрагентами и последующем выкупе пятидесяти процентов доли в обществе. На том, чтобы разделить долю именно пополам, настоял сам Алексей К. Однако, как показал опыт, вероятнее всего, с самого начала в планах «партнера» было забрать весь комплекс себе через процедуру банкротства.

Предполагалось, что К. погасит долги общества, порядка 76 млн рублей, уплатит Андрею Зайцеву 36 млн рублей, после чего на него будет переведено 25 процентов доли в уставном капитале ООО «До-Рус». В дальнейшем, будучи успешным зернотрейдером, К. закупит для ООО «До-Рус» сорок тысяч тонн зерна в период уборки урожая, а ближе к зиме продаст либо в натуральном виде, либо переработанным в муку, что позволит предприятию извлечь порядка 250 млн рублей прибыли. Деньги эти партнеры поделят пополам, что будет считаться выплатой второй части взноса — еще за 25 процентов доли в обществе. Доли К. предложил оформить на своего брата — Олега К.

Дорулил до банкротства

Судами установлено, что Алексей К. с апреля 2017 года до фактически 2018 года вошел в управление ООО «До-Рус», имел доступ ко всем финансовым документам, подписывал платежные, отчетные и иные бумаги, заключал договоры с контрагентами — в общем, в этот период являлся руководителем предприятия. Кроме того, пока Алексей К. фактически выступал коммерческим директором общества, главным бухгалтером была его близкая знакомая, которую он сам на эту работу устроил, то есть аффилированное лицо. Эти факты подтверждаются как документами с его личной подписью, так и многочисленными показаниями свидетелей. Что самое главное, достоверность всех этих фактов устояла в судах разных инстанций и закреплена соответствующими судебными решениями.

В этот же период Алексей К. заключил с обществом «До-Рус» ряд договоров о займе и поставке зерна на общую сумму 94 млн рублей. Впоследствии, когда ситуация приняла конфликтное развитие и стороны отказались от сделки, часть средств была возвращена. По части идет процесс погашения взаимных требований.

Андрей Зайцев исполнил свою часть договора, подписав документы, согласно которым после выплаты 36 млн рублей доля в 25 процентов уставного капитала общества переходит к Олегу К. Однако вторая сторона условия сделки так и не выполнила, полностью данную сумму не уплатив. Что интересно, из 36 млн рублей Андрею Зайцеву перевели 30,3 млн, то есть большую часть суммы. Для чего было оставлять столь несущественный долг, из-за которого сделка фактически завершена не была? На первый взгляд, непонятно, если не учитывать сопутствующих обстоятельств дела.

Не было выполнено и другое условие — по разделению прибыли от продажи сорока тысяч тонн зерна в качестве платежа за вторые 25 процентов уставного капитала общества. То есть извлекать прибыль в 250 млн рублей и делить ее пополам Алексей К. не собирался. Вскоре он в ультимативной форме потребовал от Зайцевых передать ему оговоренную половину семейного бизнеса, отказавшись при этом выполнять самые существенные договоренности. В противном случае пригрозил, что «заберет всё».

Почему не отдал долг?

Есть еще один важный момент, сыгравший большую роль в дальнейшем развитии ситуации.

На протяжении всего времени, пока Алексей К. руководил ООО «До-Рус», на предприятии имелся долг перед сторонним контрагентом в 16 млн рублей. Имея все возможности погасить его, «закачивая» в общество финансы, отправляя зерно, по каким-то причинам Алексей К. не делал этого. На вопрос Андрея Зайцева почему, отвечал, что намерен решить проблему с долгом в 16 млн рублей другим способом, без траты денег. Но в результате именно этот долг стал основанием для обращения кредитора в суд и введения в отношении ООО «До-Рус» процедуры наблюдения, а затем и конкурсной процедуры.

«Отжатие» через банкротство

Здесь надо сделать небольшое отступление из истории современных деловых отношений в России. Как отмечают специалисты, нормативная база, регламентирующая банкротство предприятий и частных лиц, до недавнего времени давала богатую почву для разного рода злоупотреблений, связанных в том числе и с рейдерством. Ужесточение закона о банкротстве, осуществленное в последние годы, существенно ограничило эту «вольницу», однако не уничтожило окончательно.

Одна из схем недружественного захвата предприятия состоит в том, что заинтересованное лицо внедряется само или внедряет своих доверенных лиц в органы управления предприятием. Затем создается мнимая или реальная задолженность перед другим предприятием или их группой, в чьих интересах действуют «лазутчики». После инициируется наблюдение, которое затем стараются максимально быстро перевести в состояние конкурсного производства, когда имущество компании распродается. Задача — войти в реестр кредиторов банкрота и оказаться мажоритарием — кредитором с максимальной долей голосов в органе управления банкротством предприятия, то есть в собрании кредиторов. В идеале — чтобы в качестве обеспечения по долгам выступал имущественный комплекс предприятия: это позволяет получить статус залогового кредитора и выкупать имущество с торгов за малую долю от его оценочной стоимости.

Но даже если этого не происходит, мажоритарий фактически управляет всем процессом банкротства, назначает конкурсного управляющего, принимает решения по выбору оценщиков, назначению торгов и т. д., а затем имеет все возможности через подставные фирмы получить имущество банкрота на выгодных для себя условиях.

После анализа документов и бесед с «действующими лицами» у нас сложилось четкое убеждение, что похожую схему «вхождения в уставный капитал общества» Алексей К. пытался реализовать в случае с ООО «До-Рус».

Посмотрим на ситуацию еще раз. Что мы видим? Вместо того чтобы прописать в договоре о приобретении долей общества четкие обязанности по покупке: такая-то сумма в рублях, товаре, имуществе в обмен на такую-то долю в уставном капитале, с самого начала покупатель реализует какую-то сложную схему.

В общество «закачиваются» деньги в виде займов, поставляется товар, что опять-таки увеличивает кредиторску задолженность. Покупатель вступает в управление обществом, однако не гасит его долги, хотя те и грозят банкротством. При этом даже при якобы совершаемой покупке на аффилированное лицо (своего брата) первой части долей сделка до конца не доводится, а долг предприятия вырастает еще на 30 млн рублей. В дальнейшем Алексей К. разрывает отношения с Зайцевыми, необоснованно требует себе половину бизнеса и, как говорится, переводит ситуацию в «острую фазу».

Вводится процедура банкротства, в которой сумма долга перед Алексеем К. должна была бы обеспечить ему позиции мажоритарного кредитора, контролирующего в том числе ход реализации имущества.

Аффилированность, как и было доказано

Однако в этой тяжелой ситуации Андрея Зайцева спасла квалифицированная юридическая помощь. Как рассказали в юридической компании, которая ведет дела семьи Зайцевых в арбитражном процессе, в течение нескольких лет последовал целый ряд выигранных судебных разбирательств. В арбитражных судах было доказано (и эти решения устояли во всех инстанциях. — Прим. ред.), что Алексей К. и его брат Олег К., на которого должна была перейти часть уставного капитала ООО «До-Рус», являлись лицами аффилированными. Алексей К. руководил обществом в период образования значительной части долгов непосредственно перед введением наблюдения.

Олег К., а также компания, посредством которой Алексей К. перечислял деньги на счета ООО «До-Рус», не смогли добиться включения их требований в третью очередь реестра кредиторов. В частности, суд отказал Алексею К. во включении в реестр требований кредиторов платежей по договорам займа.

Это означало, что погашение долгов перед ними будет происходить, как говорится, по остаточному принципу.

Более того, юристам Зайцевых удалось добиться отмены конкурсной процедуры и введения финансового оздоровления, не предусматривающего продажу активов, что и вовсе поставило под огромный вопрос возможность господину К. заполучить предприятие в свои руки. Иди всё законным порядком — общество отдало бы долги по утвержденному судом графику (в том числе частично — путем взаимозачета встречных требований) и продолжило бы свою деятельность, забыв об Алексее К., как о страшном сне.

Однако на эту ситуацию у Алексея, видимо, изначально было заготовлено «противоядие» в виде правоохранительной системы.

Не вышло «по гражданке» — решим «по уголовке»

В отношении Андрея Зайцева возбуждается уголовное дело по обвинению в мошенничестве. При этом следователь был осведомлен о том, что арбитражным судом установлен факт аффилированности Алексея К. с предприятием-банкротом, осуществления в нем руководящих функций. По всем правилам он должен был принять эти уже более не требовавшие доказательств факты к сведению и отказать в возбуждении дела за отсутствием в действиях Зайцева состава преступления.

Долгое время никаких следственных действий фактически не ведется, свобода Андрея Зайцева никак не ограничивается. А затем дело прекращается с учетом требования зампрокурора Краснодарского края М. Леговца об устранении нарушений, допущенных в ходе расследования.

В своем требовании государственный советник юстиции 3-го класса М. Леговец черным по белому указывает, что при осуществлении уголовного преследования Зайцева следствием не учтены факты, уже установленные в арбитражных судах. А именно то, что Алексею К. как руководителю было прекрасно известно о состоянии дел ООО «До-Рус», о его долгах, риске банкротства и т. д. То есть не может и речи идти о том, что кто-то с преступным умыслом ввел господина К. в заблуждение, чтобы «отжать» у него деньги, а затем увести компанию в банкротство. Говоря юридическим языком, в действиях Андрея Зайцева нет состава преступления.

Уголовное дело прекращают, но спустя время, по истечении всех процессуальных сроков, делающих эту процедуру возможной, возобновляют снова! Подследственный об этом не уведомляется — он спокойно с семьей едет отдыхать, через адвоката поставив об этом в известность следователя, а когда возвращается, его тут же сажают за решетку. При этом на протяжении двух лет до этого Зайцеву не предъявлялось никакое обвинение и не избиралась какая-либо мера пресечения, следовательно, нарушить он ее не мог.

Следствие против оздоровления?

Еще один важный момент. После возбуждения дела на имущество и счета как предприятия, так и самого подследственного был наложен арест, который фактически лишает ООО «До-Рус» возможности вести процедуру финансового оздоровления. Общество не может исполнять обязательства по погашению требований кредиторов в соответствии с графиком, установленным судом. Работа предприятия практически полностью парализована, его сотрудники лишены источников дохода.

Тем не менее даже в этой ситуации задолженность перед контрагентами, в том числе перед так называемым потерпевшим Алексеем К., продолжает гаситься точно по графику. Так о каком же преступном умысле идет речь?

Защита Андрея Зайцева убеждена, и мы разделяем это убеждение, что преследование Андрея Зайцева по надуманным основаниям согласованно и планомерно выполняется следственным органом, районными прокуратурой и судом. Аресты расчетных счетов, препятствующие процедуре оздоровления, заключение Зайцева под стражу — свидетельства жесткой позиции государственных органов. И складывается ощущение, что органы эти действуют в интересах лиц, пытающихся захватить имущественный комплекс ООО «До-Рус».

Возможно, немалую роль в возникновении этой ситуации сыграли и запросы весьма влиятельного бизнесмена, в прошлом одного из руководителей администрации Краснодарского края, а ныне депутата Государственной Думы, направленные им руководству Генеральной прокуратуры России и Прокуратуры Краснодарского края.

Впрочем, в своих запросах тот просит проверить факты и принять соответствующее решение, а вовсе не возбуждать дела в нарушение закона.

И всё же ясно, что в историю эту оказались втянуты серьезные силы. Чем она закончится, покажет время. Мы будем сообщать о ходе дела нашим читателям.

А схема-то наработана!

Уже перед самым выходом номера в печать нам удалось отыскать еще одного пострадавшего от действий Алексея К. Он подтвердил, что реализовывать схемы «сравнительно честного» отъема собственности господину К. не впервой.

У жителя Мостовского района в собственности находится пятьдесят гектаров сельскохозяйственной земли. По его словам, Алексей К. несколько лет назад предложил ему уплатить долг перед приставами, взамен попросив на время возврата этих денег дать ему возможность работать на земельном участке. В дальнейшем по инициативе господина К. был заключен договор купли-продажи этого участка без указания цены сделки. Предполагалось, что цена эта будет определена рыночным способом на дату покупки и прописана в приложении к договору. Однако теперь Алексей К. через суд требует продать ему землю по цене в два раза ниже рыночной, мотивируя тем, что, мол, стороны заключили договор купли-продажи и он должен быть исполнен.

Параллельно через суд идет взыскание процентов за пользование займом, хотя по факту прибыль, полученная К. от эксплуатации участка, в разы перекрыла вложенные им деньги. Нетрудно понять, что, даже если суд не встанет на сторону К. и тот не получит землю практически даром, битвы в судах могут затянуться очень надолго и всё это время К. будет извлекать прибыль из пользования землей. И даже если оппонентам удастся ее возвратить, вернуть также придется и полученный когда-то заём. Плюс, как мы помним, остаются варианты с уголовными делами в отношении несговорчивых землевладельцев.

Красивая и внешне кажущаяся законной схема, которая на поверку попахивает откровенным «кидаловом». Вот бы где следствию поискать и умысел совершения преступления, и обман потерпевших. Однако пока что следственные органы как-то не очень стремятся проверять, не в пушку ли «рыльце» самого господина К. Вместо этого они с готовностью организуют уголовное преследование его оппонентов.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Экономика

Посол РФ в Лондоне Келин заявил, что «Северный поток – 2» готов к запуску

Аргументы НеделиАвторы АН

Политика

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Политика

Экономика

Экономика

Политика

Экономика