Аргументы Недели Общество № 47(741) 2 – 8 декабря 2020 г. 13+

На подходе новая элита. Старая уходит с миром

, 19:24 , Главный редактор АН

На подходе новая элита. Старая уходит с миром
Фото youtube.com#ЗАУГЛОМ

За что Анатолия Чубайса отлучили от «Роснано»? Стоит ли ждать его ареста? И кто будет «осваивать» миллиарды госкорпорации после его исчезновения? Совершает ли премьер-министр Мишустин вместе с вице-премьером Андреем Белоусовым разворот России в сторону сталинской экономики и что за таинственные пришельцы стоят за Дмитрием Рогозиным, если за его честь хлопочет сам великий и ужасный «потрошитель» Михаила Ефремова адвокат Александр Добровинский? Наконец, зачем Эльвира Набиуллина пошла против своих убеждений и напечатала лишний триллион бумажных рублей? Обо всём этом главному редактору «Аргументов недели» Андрею УГЛАНОВУ рассказывает известный экономист, доктор экономических наук, профессор Никита Александрович КРИЧЕВСКИЙ.

Полную версию  видеоинтервью  главного редактора   «Аргументов недели» Андрея УГЛАНОВА  и  известного  экономиста,  доктора экономических наук, профессора Никиты Александровича КРИЧЕВСКОГО смотрите на  Youtube канале  ЗА УГЛОМ

Национализация убытков

– Что происходит в правительстве? В начале нулевых стали появляться госкорпорации. Сейчас дошло до того, что премьер Мишустин объявил, что некоторые из них то ли расформировываются, то ли куда-то уходят. «Роснано», где Чубайс столько лет кормился, тоже от него уходит. Это поворот в экономической политике?

– Есть несколько объяснений. Например, конспирологическое. Совершенно тривиальное по нынешним временам. То, что происходит, – это приватизация прибыли, национализация убытков. За годы существования институтов развития на них было потрачено порядка пяти триллионов рублей. Это оценка бывшей главы Счётной палаты Татьяны Голиковой. И, несмотря на эти вливания, очевидно, что у нас не появилось ни отечественных Tesla, ни iPhone c iPad. Не выросли за это время отечественные Илоны Маски. А деньги куда-то делись. Из 40 институтов развития во многих был всего лишь один проект на всю контору. А деньги выделялись огромные. На 2020 год выделено 244, 5 миллиарда рублей. И они эти деньги получат, потому что это строка в бюджете, а бюджет – это закон. Понятно, что убытки нужно каким-то образом покрывать, полировать, убирать их с глаз населения. Как это сделать? Национализировать! То есть взять под себя, признать, что те или иные проекты были не вполне эффективными, и закрыть эту не очень чистенькую страницу в истории российских бюджетных отношений.

Есть другая версия. Идёт процесс наследования тех активов, тех финансовых бюджетных потоков, которые были запущены в нулевые годы. Это те проекты, те компании и корпорации, которые имеют более-менее приличную историю. Например, госкорпорация «Ростех». И каким-то образом нужно сгруппировать в этом активе те финансовые потоки, которые до этого были неэффективны, находились в серой зоне.

Речь о проектах и институтах развития, которые показали, что они точно не выстрелят – в первую очередь госкорпорация «Роснано» – она уходит под Внешэкономбанк. Дальше ВЭБ уже будет разбираться. И скорее всего, похоронит эти институции.

– А деньги? 160, кажется, миллиардов. Кто-то за это должен ответить?

– А как вы себе представляете ответственность?

– Я это представляю себе так. В 6 утра в его доме раздаётся стук. «Это следственный». Он трясущимися руками открывает, ему предъявляется бумага о том, что против него возбуждено уголовное дело, нужно провести обыск. А вы собирайтесь. У него же какие-то замы уже проходили по уголовным делам.

– Проходили. Но не по статье «Хищение», а по статье «Растрата». 160-я статья УК. По ней можно привлечь практически любого человека, который даже необязательно имеет отношение к бюджету.

– Вижу какой-то скепсис в ваших словах. Вы уверены, что так не будет?

– Есть три обстоятельства, свидетельствующие, что пока этого не случится. Первое – Чубайс, это человек, который, как говорят, обеспечил второе избрание Бориса Ельцина в 1996 году. Тогда выборы выиграл не Борис Николаевич. Об этом открыто сказал бывший наш президент Дмитрий Медведев. Из той эпохи выросла нынешняя. Второе – это то, что Анатолий Борисович имеет определённый авторитет на Западе. За ним закрепился шлейф человека, который является одним из оплотов демократии в России. Обратите внимание – оплот не коррумпированности, не семейственности, не фаворитизма, не питерского братства, а именно демократии! Он один из главных участников слома хребта коммунистического Советского Союза. Это очень серьёзный шлейф, который тянется за ним уже 30 лет. Мы были молодые, неопытные, когда Чубайс пообещал нам на один приватизационный чек две «Волги». Тогда Горьковский автозавод производил в год 150 тысяч автомобилей. Так вот, две «Волги» на человека при производстве 150 тысяч в год на 150 миллионов населения – это две тысячи лет. Мы в самом начале пути.

И наконец, третье, что мне хотелось бы сказать. Нарисованная вами картина, конечно, фантастическая. Думаю, что мы до неё не доживём. Но доживём, как минимум, до того момента, когда такие, как Чубайс, возьмут билет в один конец.

– Но пока было сказано, что он получит новое назначение. Как вы думаете, какое?

– Чубайс – фигура уходящая. Фигура, которая ценна своей историей, своей ролью в развитии России за последние 30 лет. Но на сегодня как эффективный менеджер он ровным счётом никакого интереса и никакой пользы ни для кого не представляет. Сегодня время других людей. Я сильно сомневаюсь, что господин Мишустин возьмёт к себе в советники или помощники этого товарища. Это может быть какая-то очередная синекура вроде разведения морских котиков в суровых условиях Российской Арктики. Если говорить об освоении Арктики в целом, то, конечно, ему мало что светит, потому что там нужны компетенции. Его перспектива – это зицпредседатель. Это люди, которые олицетворяют собой даже не функцию, а просто греют место.

Сталинская экономика уже невозможна

– В соцсетях муссируется мысль, что премьер Михаил Мишустин сделал какой-то разворот в экономике и делает это руками Андрея Белоусова, первого вице-премьера, отвечающего за экономическое развитие. Говорят, что Белоусов от либеральной экономики разворачивается чуть ли не к сталинской модели.

– Это поверхностное мнение, которое непонятно кем педалируется, причём без знания, как модно говорить, матчасти. Речь даже не о сталинской тоталитарной экономике с её ГУЛАГом и работой без выходных, а о социалистической экономике. Что есть социалистическая экономика? Это государственная собственность на средства производства. То есть, для того чтобы начать возврат к социалистической экономике, в первую очередь нужно национализировать основные производственные активы. Этим у нас и не пахнет. Второе – это централизованное планирование, когда из Москвы планируется, сколько гвоздей понадобится на Дальнем Востоке, причём не завтра, а через год. И наконец, директивное ценообразование. Мало знать, сколько будет необходимо гвоздей на Дальнем Востоке! Нужно ещё просчитать в той же Москве, по какой цене будут продаваться эти гвозди.

Поэтому возврата не то что к сталинской, но и к социалистической экономике, безусловно, не будет. То, что Белоусов совместно с Мишустиным пытается предпринять хоть что-то позитивное, на мой взгляд, имеет под собой основание. Но если вы хотите разворота, то прежде вы должны определить перечень даже не направлений, а конкретных проектов, по которым этот разворот произойдёт. Возьмём для примера компанию «Роснефть». На днях было сказано, что «Роснефть» будет возводить металлургический завод на Дальнем Востоке. Господин Сечин объявил, что этот завод обойдётся приблизительно в 2, 2 миллиарда долларов. На этом предприятии будут работать полторы тысячи человек. Путём нехитрого подсчёта получается, что одно высокотехнологичное рабочее место на этом металлургическом заводе будет стоить около полутора миллионов долларов. То есть, если вы хотите создать в стране хотя бы миллион-полтора высокотехнологичных рабочих мест, будьте готовы к тому, что это вам обойдётся в триллион долларов! Где взять деньги? Кроме природной ренты, сегодня больше негде.

– На Западе?

– Если вы даже Крым вернёте и станете международной паинькой, как раньше, вам и в этом случае никто не даст ни технологии, ни кредиты, ни инвестиции. Ничего не дадут. Потому что конкуренты никому не нужны. Ни Европе, ни Америке, ни Китаю, ни Южной Корее, ни Японии – никому. А триллион долларов – это всего миллион-полтора рабочих мест. Я уже не говорю, что придётся возрождать научную инфраструктуру, придётся выстраивать заново инженерное образование в стране. Это нужно делать! Но курс познаётся в количестве проектов. Металлургический завод на Дальнем Востоке – раз. Там же завод «Звезда». Ещё один в Арктике. А дальше? А дальше тишина. Одной «Роснефти» на всех не хватит. А таких проектов, пусть не столь масштабных, должно быть минимум три на каждый регион.

– «Роснефть» – организация, которая сама делает деньги и имеет возможности для каких-то инвестиций. У остальных таких возможностей нет?

– Полно. Но им гораздо удобнее заниматься трепотнёй на уровне Российского союза промышленников и предпринимателей, выпрашивать и выторговывать определённые незначительные льготы и топить в этом словоблудии те финансовые потоки, которые уходят за рубеж на их счета. Ведь у нас до сих пор вся российская металлургия за редчайшим исключением оформлена на кипрские офшоры. Деньги уходят туда, а в это время их хозяева, которых не тронули за последние 25 лет, которые сумели проскочить этот период передела собственности, сидят и глубокомысленно рассуждают – а давайте сделаем проект по защите инвестиций! И это продолжается годами!

– Президент говорил, что нужно избавляться от офшорных компаний. У нас и «Норникель», и много чего ещё в офшорной юрисдикции. Почему это всё не возвращается в страну? Путин же сказал вернуть!

– Потому что это никому не нужно. Только президенту и 145 миллионам граждан. А больше никому. Владельцам предприятий это не нужно. Они просто не понимают, что такое «справедливость», как это понимают в том же Китае. Там люди очень чётко понимают, что идут в позитивном направлении. В этом направлении находятся ликвидация платных мест в вузах, увеличение финансирования здравоохранения, повышение пенсий. Такие вещи, которые можно потрогать руками. У нас этого нет.

Рогозин под покровительством спецслужб

– Почему у государства такое отношение к космосу? Ведь космическая отрасль – это и наука, и производство, и люди там не самые плохие работают. А отношение как к цирку какому-то. Дешёвому балагану. Рогозин принимает президента, показывает куклу Фёдора, за бешеные миллионы посылают эту игрушку в космос позориться. И это всё сходит с рук. А когда про это пишешь, Рогозин обижается и нанимает не кого-нибудь, а целого Добровинского, который полгода топил Ефремова и утопил, и теперь этот дорогущий человек будет защищать «доброе имя» Рогозина. Откуда деньги на Добровинского?

– Я вам не зря сказал о превалировании семейственности в кадровой политике современной России. Здесь очень серьёзное значение придаётся вашей родословной, вашим предкам. У господина Рогозина с родословной всё хорошо. Его прародители имеют генеральские погоны. А это значит, что у него есть друзья, товарищи. И у друзей его родителей. В нашей стране без поручителей, без тех, кто за тебя отвечает, ни одно серьёзное назначение не происходит. Журналист Рогозин в своё время повеселился с партией «Родина», был в опале. Но его воскресили, отправили аж в Брюссель взаимодействовать с НАТО. Журналист Рогозин вчера занимался вопросами НАТО, сегодня – «Роскосмосом», завтра он может быть «брошен» на сельское хозяйство или на культуру.

– Он уже стихи начал сочинять!

– Да и раскрасить ракеты под хохлому – его же идея! Готовый кадр на Министерство культуры!

Назад, в девяностые

– Центробанк Набиуллиной всегда изымал деньги из экономики, чтобы якобы не разворовали. А за последний год напечатал чуть ли не два триллиона рублей. Деньги пошли в банки. Оттуда наверняка, как обычно, пошли на валютную биржу, после чего доллар взлетел, как робот Фёдор. Почему Набиуллина занялась «количественным смягчением»?

– По той простой причине, что в бюджете дефицит на уровне 4 с половиной триллионов рублей. Притом что весь бюджет – 20 триллионов. То есть дефицит почти четверть бюджета. Но есть закон о бюджете. Его нужно каким-то образом выполнить. Каким образом это сделать, когда экономика фактически схлопнулась? Только за счёт печатного станка. У них нет другого выхода. А что вы хотите? Чтобы она вышла и сказала – да, я запустила печатный станок, да, это необеспеченная эмиссия, да, точно так в 1990 году начинал идти к своей катастрофе Советский Союз? Она ж не самоубийца. Поэтому она выходит и говорит – это никакая не эмиссия, это никакой не печатный станок, это вернётся обратно. Вот только есть общемировая практика. Она отражена в учебнике, по которому она училась. И в нём написано, что один вброшенный в экономику рубль генерирует до семи дополнительных рублей. Один рубль – да, вернётся. А шесть – останутся, разгоняя инфляцию.

– Национализация убытков?

– Она самая. Ничего не меняется.

Взять «Рыжего» за вымя

– Мир устроен несправедливо. Корейцы, китайцы, вьетнамцы завалили мир продукцией. Многие экономисты говорят, что мы им не конкуренты, потому что у них тепло, у них даже цеха обогревать не нужно. А у нас везде нужно строить огромные стены, мощное отопление. Всё равно будет всё дороже. Остаётся одно – сложить ручки?

– Прекратите мыслить советскими реалиями. Сегодня наибольшую цену имеют не производственные готовые изделия, а продукция интеллектуального труда. Китай – это вовсе не та благость, как принято думать. Китай, когда выдавал разрешение на строительство производственных площадок, всегда директивно закладывал на 40% больше от тех мощностей, которые были в бизнес-планах. Почему? Под планируемое расширение. В итоге сегодня там до половины построенных производственных площадей стоят пустые. И постепенно сами разрушаются. Об этом никто не говорит.

– Айфоны собирают в Китае.

– Да, но доля Китая в цене айфона составляет порядка 6 долларов, потому что львиная доля в цене – это интеллектуальная собственность и комплектующие, которые приходят из Южной Кореи и Японии. Но если вы выйдете в любом городе Китая, вы не найдёте ни одного автомобиля такси не китайского производства. А у нас в России такси сплошь иностранных марок! У нас что – нет «Лад»? Почему нельзя директивно сделать так, что такси должно быть только российской сборки? Уточню – это может быть BMW калининградской сборки или Hyundai петербургской – не важно. Но это должны быть машины, произведённые здесь, у нас.

– Вы говорили, что у вас есть какой-то план экономического развития.

– Экономическое развитие – это часть общего комплексного социально-экономического развития. Никакого движения в сторону плюса без хотя бы минимальных подвижек по направлению к справедливости у нас быть не может и не будет. 30 лет! 30 лет пытаемся изменить ситуацию какими-то точечными проектами. А результат? Вам мало 30 лет, чтобы это понять? Все хотят потрясти за мошну Чубайса или других богатеев. Но что изменится?

Изменится только тогда, когда мы начнём работать в направлении социальной справедливости. Это должно быть перераспределение доходов и богатства, причём не только для поддержки малообеспеченных, но и для предотвращения концентрации власти. Это должно быть образование – обязательное среднее и доступное высшее. Профессия учителя вновь должна стать уважаемой! Чтобы он получал не 30–50 тысяч рублей, как сегодня, а 300–500 тысяч рублей. Должно быть нормой, когда профессор знает, что он выйдет на пенсию и будет получать 85% от оклада, как было в МГУ до революции. Помимо образования это здравоохранение, это постоянное повышение пенсионного обеспечения. Это значит, что не бизнес рулит в стране, а люди. Наконец, справедливость – это общественно признаваемые основы для самоуважения и уверенности в своих силах.

– Так вы сейчас нарисовали картину Советского Союза.

– Знаете, в 1981 году, когда в Америке принималась и начала реализовываться программа «рейганомики», одной из целей ставилось сокращение военно-технического и научного отставания от Советского Союза. Я не шучу, это отражено в документах. Те наработки, на которых Российская Федерация живёт последние 30 лет, – это все разработки советской поры. Что в этом плохого – в лучших наработках советской эпохи?

– Что нас ждёт впереди?

– Крайне непростые времена. И это не будет связано с новой пандемией, с ковидом и чем-то таким. Это будет связано с общей разбалансировкой в системе государственного управления. Запущен процесс трансфера. Что такое трансфер? Это когда уходит одно поколение и на возведённые им позиции пытается зайти другое. И никакой питерской группировки во власти сегодня уже нет. Есть несколько человек весьма и весьма преклонного возраста, которые понимают, что не сегодня завтра им придётся отойти от активных дел. Именно они стоят за институтами развития. Это будет очень тяжёлый, турбулентный период в истории нашей страны. Но приходят люди – и я их знаю, их много, – которые мыслят не категориями своего кармана, а категориями страны, нации. Они идут и займут командные высоты. И тогда появится свет в конце тоннеля.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Общество

Мишустин посетил МАИ. Премьеру показали новую учебную орбитальную пилотируемую станцию «Алмаз»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью