Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Большая газовая игра

№ 28(722) 22–28 июля [ «Аргументы Недели », , Обозреватель отдела Экономика ]

Большая газовая игра
Фото © Nord Stream 2 / Axel Schmidt

Россия близка к тому, чтобы, несмотря на все каверзы и барьеры, дотянуть в Европу вторую нитку «Северного потока». Событие смазалось на фоне нынешних мировых катаклизмов, хотя новость не рядовая. Речь о стратегической победе в ключевом, втором, раунде «Большой европейской газовой игры», которая ведётся между США и Россией и длится ни много ни мало ровно полвека. Удивительно, как скромно в РФ обсуждают тему в открытую, притом что нам есть чем гордиться, да и количество международных интриг, драк и сговоров вокруг проекта беспрецедентное.

Стратегические мегатонны

Почему такое количество стран первого эшелона устроили невероятную бучу вокруг неприметной чёрной балтийской трубы диаметром 1, 22 метра? Эта подводная нитка станет чертой, которая разделит газовые эпохи в Европе. Потому что второй поток ведёт не столько из РФ в Германию, сколько разводит в разные страны кого куда, каждую по своей исторической траектории. Голубой огонёк, который побежит по дну Балтики, сложившись в 110 млрд кубов в год в обоих потоках, сила настолько мощная, что уже сейчас разрубила континент на два крупных блока.

Пойдём по порядку. Прежде всего, какой на кону уровень ставок? Представьте игру с главными призом в 50–60 млрд долл., причём не вообще, но за каждый год, который последует после победы. С учётом ценовых перспектив это примерно 1 трлн долл. за ближайшие 12-15 лет. Хотя оценка консервативная, возможно, реально в игре 1, 5, а то и два триллиона. Для сравнения: триллион долларов, переводя на рубли, складывается без малого в четыре полных годовых федеральных бюджета России, причём в лучшие его времена. Что до 60 млрд долл. – это седьмая часть всего российского экспорта в 2019 году. Сумма сама по себе такая, что у 167 стран мира из 215, по которым считают, весь годовой экспорт ниже этой черты. Например, Украина в прошлом году смогла продать миру что-либо только на 51 млрд долл., Белоруссия – на тридцать. 60 млрд долл. – это всё, что за год могут выжать в валюте такие страны, как Аргентина, Чили, Израиль, Финляндия или Казахстан.

Столько приносит нашей стране один только экспорт газа. И это лишь та сумма, которую РФ зарабатывала в среднем за последние несколько лет, когда цены уже рухнули вдвое против исторических пиков. Куда интереснее перспективы. Дело в том, что наш газ, по запасам которого мы лидируем в мире, владея пятой частью запасов планеты, может стать ошеломляющим золотым дном.

Наш главный нефтегазовый покупатель – Евросоюз не просто крайне далёк даже от призрака самообеспечения в энергетическом плане. Он от него год от года всё дальше. Цифры тут весьма занимательные, особенно если взглянуть на больших расстояниях. Европейцы считают свой энергобаланс в mtoe – то есть мегатоннах (миллионах тонн) нефтяного эквивалента, сводя к нему все виды топлива и энергии. Общая потребность 27 стран Евросоюза в разнообразной энергии в прошлом году доросла до 1, 49 тыс. этих «мегатонн эквивалента». Выходит, в пересчёте проглотили 1, 5 млрд т, или ни много ни мало 11 млрд бочек нефти (т.к. в бочке обычно только 136 кг).

Засада в том, что эту энергию нужно откуда-то получить, но с собственными источниками в ЕС беда. Всё вместе, включая ядерные станции, внутреннюю добычу нефти и газа, ГЭС и разнообразные ветряки, дало Европе только 630 т эквивалента. Значит, разрыв между потребностями и собственными ресурсами фантастический, соотношение своего-чужого – 40 на 60, не хватает едва ли не двух третей (почти как в полностью безресурсной Японии, которая выплывала только на ядерных станциях). Их и приходится импортировать в основном в виде нефти и газа. Вдобавок с годами в энергоплане лучше ЕС не становится, разрыв нарастает, 30 лет назад те же страны ещё вытягивали своих энергоресурсов на 743 мт нефтеэквивалента, но уже в 2008 г. они провалились ниже 700 мегатонн.

Стоит учесть: ядерные станции, которые могли стать заметной опорой, в Европе в полном загоне. Пик по ним ещё до всякой Фукусимы миновали в 2005 г., в последующие 15 лет годовой выпуск энергии на европейских АЭС рухнул с 237 до 195 мегатонн нефтеэквивалента. Как ни смешно, не покатила у европейцев даже зелёная энергия гидростанций, тут в ЕС просто наши вылитые 1990-е. Уже 30 лет выпуск гидроэнергии в Европе практически не растёт, болтается между 25–30 мегатоннами.

Прощай, уголь

Примерно столько же в 2019 г. дали ветряки. Иными словами, несмотря на грандиозное надувание щёк на эту тему, в реальном энергобалансе Европы значение всяких возобновляемо-зелёных технологий ничтожно, хотя на них спущены колоссальные госсубсидии. Та же история с фотовольтаикой, то есть солнечными панелями. В своё время Германия прославилась на весь мир тем, что много лет крупно доплачивала покупателям таких панелей, в итоге туда ринулись все кому не лень. Далеко не самая солнечная страна превратилась в главный клондайк для поставщиков солнечных батарей. В целом на субсидирование ветряков и панелей немецкий бюджет за 8 лет ухнул 217 млрд евро, программу признали сомнительной и свернули только в 2018 году. Результат вышел так себе. Хотя за последние 5 лет общая генерация солнечных панелей в ЕС выросла впятеро, в 2019 г., на весь союз они дали только 9, 5 мегатонн нефтеэквивалента. Это примерно 0, 7% потребностей Европы.

Вдобавок, видимо, чтобы окончательно добить собственный энергобаланс, ЕС громогласно объявил об отказе от угольной генерации. Дело, конечно, грязное, но и потери огромные. В 1990 г. собственный, добытый внутри стран нынешнего союза уголь давал 307 мегатонн нефтяного эквивалента, то есть закрывал больше пятой части всей потребности в энергии. В 2000 г. выпуск энергии на угле упал до 190, в 2019 г. сжался до 116 мегатонн нефтеэквивалента. Дальше углю ничего не светит, та же Германия вообще пообещала к 2038 г. свести генерацию на нём до нуля.

Закономерный итог такой ситуации – это 266 млрд евро, которые в прошлом году Евросоюз потратил на покупку импортных энергоресурсов. При этом, сколько ни тверди про чистую энергию, покупать недостающее приходится в основном в нефтегазовом виде. Конкретно на нефть пришлось 517 млн т импорта, газ стал вторым, заполнив дыру в балансе ЕС ещё на 270 млн т нефтяного эквивалента.

Кажется, нефть как энергоресурс для Европы почти вдвое важнее газа, но есть нюанс. Её импорт в Европу все последние 30 лет, как минимум, не растёт. С 1997 по 2007 г. Евросоюз закупал примерно по 580–600 млн т нефти в год, затем цифра начала постепенно снижаться, спланировав до нынешних 517. С газом совершенно другая история. Своих ресурсов у европейцев всё меньше, закупки нефти стагнируют, так что разрастающуюся дыру в балансе затыкают именно голубым огоньком. При этом масштабы серьёзные, если в 1990 г. нынешние страны Евросоюза завезли газа на 129 мегатонн в нефтеэквиваленте, в 2000‑м цифра перепрыгнула за 200, в 2006 г. – за 250, сейчас она – 270 и все последние годы идёт в гору. Тенденции таковы, что через пару десятилетий, а то и раньше, если вдруг резко рванёт тема с электромобилями, доли нефти и газа, а значит, и выручка от них, могут измениться в обратную сторону. Энергия для электромобилей не берётся из воздуха, нужно из чего-то генерировать, тогда как дизельных или мазутных электростанций в ЕС практически не осталось, всё или ядерное, или газовое.

Нужно ли говорить, чей в основном газ в Европе, кто оказался в выигрыше? Есть одна, почти тайная цифра, о которой не просто не любят говорить с высоких европейских трибун. Её по возможности замалчивают. Когда в ЕС по разным поводам рассуждают о нашем газе, обычно на публике приводят долю России на европейском рынке в 35–40%. Что интересно, у нас тоже стараются не спорить с этими данными. Хотя на деле ситуация немного другая. Даже из официальных отчётов Евросоюза следует, что два последних десятилетия Россия остаётся крупнейшим поставщиком газа, причём последние 5 лет наша доля в европейском газовом импорте была не ниже 45%. На деле она ещё больше, потому что эти официальные цифры учитывают только потоки по газопроводам. Между тем к 2019 г. РФ стала четвёртым в мире производителем сжиженного газа (СПГ), поставки которого не привязаны к трубам, они идут танкерами на морские терминалы. Мало того, только за прошлый год мы нарастили выпуск СПГ на 52% и вплотную приблизились к третьему в мире производителю – США. Так вот часть нашего СПГ благополучно доходит в Европу, с учётом этих потоков доля России на европейском газовом рынке в 2019 г. перевалила за половину.

6-й флот как последняя надежда

Теперь о главном. Кажется, будто так было всегда, половина газового рынка Европы нашей стране досталась как-то сама собой. На самом деле, чтобы занять нынешние позиции, два поколения за них с нуля боролись полвека. Это была грандиозная мировая экономическая война, на многих фронтах, с десятками великих сражений. Она далеко не окончена.

Первые серьёзные залпы раздались в 1970 г., когда СССР окончательно договорился с Западной Германией о легендарной сделке «газ в обмен на трубы». Это была та самая первая газовая нитка в Европу, то, что сейчас известно как магистральный газопровод «Союз», который идёт через Украину. Выгоды от советской трубы для германской экономики были настолько очевидны и ошеломляющи, что правительство ФРГ со всех сил рвануло в наши газовые объятия. Не просто так германская печать называла происходящее «Величайшей сделкой послевоенного времени». Ещё бы, в общей сложности стройка обошлась минимум в 20 млрд долларов. Это деньги образца 1970‑х гг., в нынешних выйдут сногсшибательные 130–140 миллиардов. Подсчитано, что по ходу дела СССР получил от Германии 2, 4 млн т труб большого диаметра (основным производителем был концерн «Маннесманн»). В обмен на трубы за 20 лет ФРГ получила 120 млрд кубов советского газа. Если пересчитать по нынешнему соотношению цен газа и труб, на самом деле СССР покупал эти трубы примерно в 7–8 раз дороже реальной цены. То есть для СССР проект поначалу не был особо прибыльным, работали на очень длинную перспективу. Причём все плоды достались уже современной России.

Зато понятно, почему в ФРГ с такой силой ринулись в сделку. Именно немецкие политики допинали германский «Рургаз», в котором в тот момент была огромная доля американского и британского капиталов, при этом он владел всей сетью газопроводов внутри Германии, гнал в них голубое топливо с нидерландских месторождений (ныне полностью выжатых) и как мог затягивал работы по советскому газу.

Притом что давление на Германию было просто невероятное. Как рассказывают участники событий, узнав о сделке, США впали в дичайшую панику. Вся мощь Госдепа полными залпами обрушилась на Европу. Когда стало ясно, что прогнуть стороны не получается, в США окончательно ополоумели, принялись нести невероятную чушь. Например, Госдеп на полном серьёзе пугал ФРГ молниеносным советским танковым броском от Смоленска до Лиссабона. Мол, 68-тысячная танковая армада стран Варшавского договора, поддержанная четырёхмиллионной Советской армией, мгновенно сомнёт жалкие 22 тыс. танков НАТО в Европе. При этом Пентагон на полном серьёзе утверждал, что в ходе безудержного наступления советские бронемашины смогут заправляться непосредственно из нефтегазовых труб, предусмотрительно протянутых вглубь континента. Немцы в ответ хохотали, объясняя, что никоим образом не получится пополнять дизельные баки танков из магистрального нефте- и тем более газопровода.

Разумеется, США сделали все гадости, на которые были способны. Собственно, ассортимент и арсенал с тех пор изменились мало, это всё те же эмбарго и санкции. Вскоре ввели эмбарго на поставки в СССР оборудования и технологий для добычи нефти и газа, вдобавок запреты сильно ужесточили в 1981 году. Ещё раньше США запретили поставку в СССР жизненно необходимых для газопровода ТБД (труб большого диаметра и давления), которые советская промышленность выпускать не умела. Проблему решили уже в новые времена, первое такое производство в нашей стране открыли в 2005 г. на Выксунском метзаводе. Сейчас таких производств в РФ больше десятка, в целом за последние 15 лет российские металлурги вложили полтриллиона рублей в модернизацию отрасли и давно способны полностью обеспечить страну ТБД. В том числе таких диаметров, о которых раньше даже не мечтали.

Бросок на Лиссабон

В общем, в 2020 г. в газовой войне в ходу ровно те же приёмы, санкции и запреты. Со стороны США за последние полвека ни политика, ни мотивы не менялись ни на йоту. Скажем, ещё в середине 1990-х гг., вроде как в момент бурной дружбы и потепления, Вашингтон затеял стратегический взрывной подкоп под российский газ с юга.

В проект «Набукко» мощностью до 32 млрд кубов в год собирались загнать в обход РФ туркменский, азербайджанский, узбекский и даже иранский газ, который должен был пойти в Европу через Турцию. В целом план провалился, поскольку РФ удалось отколоть от проекта Узбекистан и договориться с Туркменией. Вдобавок на среднеазиатском театре действий мы контратаковали резким расширением газопровода «Средняя Азия – Центр». Также строительством ЮП («Южного потока»), хотя его перспективы пока выглядят смутно. К июлю 2020 г. турки задолжали России ни много ни мало 2 млрд долл. за поставки газа по ЮП и почти остановили импорт.

До последнего времени все стороны старались сохранить хотя бы внешние приличия. Хотя все понимали, что война очень серьёзная, РФ официально заявляла, что всячески приветствует газовую конкуренцию и т.д. К 2020 г. битва пошла совсем откровенно, все реверансы были отброшены. Что говорить, если в феврале 2020 г. США официально объявили, что выделят 1 млрд долл. на, как заявлено прямым текстом, «финансирование европейских проектов, которые снизят зависимость стран ЕС от российских энергоресурсов». Речь о поддержке странной «Инициативы трёх морей», антироссийском энергетическом альянсе, куда Вашингтон согнал страны Восточной Европы, включая Прибалтику, Венгрию, Румынию, Польшу. Что говорить о невероятном количестве разнообразных мелких и крупных пакостей, которые США устроили второй ветке «Северного потока».

Это понятно, поскольку сейчас основные боевые действия на фронтах великой газовой войны резко сместились на север. Как водится, несётся глупейшая пропаганда. Про российские танковые армии в Вашингтоне пока не вспомнили, зато сильно насмешили мир заявлением, что открытие второго «Северного потока» «погребёт в руинах экономику Украины». Выходит, украинскую экономику надо всем миром беречь и спасать, к тому же за наш счёт. Зато по той же логике с точки зрения Госдепа у России необходимо как можно сильнее отжать поставки энергоресурсов. Что будет при этом с нашей экономикой, которая кормит 146 млн человек, США совершенно не беспокоит.

На деле транзит нашего газа через Украину падает с 2005 г., от былых 140 млрд кубов в год давно осталось 80 с хвостиком, в 2014 г. транзит падал до 62 млрд кубов. Украина давно зарабатывает на транзите не так много, не более 1, 5 млрд долл. в год, такая потеря для неё чувствительна, но точно никого не похоронит. К тому же в конце 2019 г. Киев получил от «Газпрома» контракт, гарантирующий транзит 40 млрд кубов в год вплоть до 2024 года. Он подписан по принципу «плати или качай», то есть деньги капнут независимо от того, сколько прокачают на деле.

Конечно, в перспективе Украине придётся несладко. С момента начала строительства газопровода «Союз» систему крупно расширили, сейчас её мощность на входе из России – 288 млрд кубометров в год, на выходе в Европу – 142 млрд кубов. Не говоря про 13 огромных подземных хранилищ, рассчитанных на 32 млрд кубов. Держать такую махину почти пустой, прокачивая только 40 млрд кубов в год, попросту нерентабельно, всё ляжет на цену транзита, стоимость газа получится, что называется, зашибись. Да и состояние газопроводов, по отзывам экспертов, ужасное, Украина десятилетиями тратила деньги с транзита на что угодно, только не на обновление труб и турбин. Так что, как ни печально, громадную, крупнейшую в мире на сегодня газотранспортную систему, в которую вложены невероятные советские средства, скорее всего, Украине придётся распилить и забыть. Как следствие, Киев заодно будет вынужден прекратить нынешний цирк-шапито с виртуальным реверсом газа. Сейчас Украина делает вид, будто не покупает у РФ ни капли голубого топлива, якобы берут его из Европы. На деле, как раньше, газ напрямую качают из российской трубы, всё движение якобы из Европы идёт исключительно на бумаге.

Варшавская труба

Вернёмся туда, где сейчас самый газовый жар, то есть на Балтику. Чтобы завершить эпохальную нитку, осталось уложить всего 100 километров! Понятно, что бы ни делали США, они это не остановят. Сил не хватит ни при каких обстоятельствах, разве что от отчаяния Вашингтон отдаст приказ разбомбить газопровод силами авианосцев 6-го флота.

Германия, наш основной союзник в проекте, не просто не прогнулась, но сильно поссорилась с Белым домом, отстаивая свои интересы. Шутка ли, когда в бундестаге всерьёз заговорили о том, чтобы ввести европейские санкции против сенаторов США, которые, в свою очередь, проталкивают санкции против нового потока? Обещанное резкое сокращение североамериканского военного контингента в Германии – часть той же драки.

Интерес немцев понятен, от вида потрясающих перспектив у них глаза округлились не меньше, чем в своё время в 1970 году. Потому что после ввода второй нитки потока ФРГ превращается в крупнейший энергетический узел Европы. Это гигантская экономическая сила, мощнейший контроль плюс многие миллиарды евро, которые немцы оттянут у нынешних королей рынка голландцев, отчасти у Польши. К тому же Германия – основной покупатель нашего газа, и он наконец придёт напрямую, без множества накруток транзитных стран.

С такими силами на стороне второго «Северного потока» выступает мощная коалиция стран, включая не только РФ и Германию, но и Австрию, Францию, Чехию и Швейцарию. Причём чехов немцы переманили из противоположных окопов. По ту сторону фронта окопалась знакомая, привычная компания «лучших друзей» России в лице Прибалтики с Польшей. Разумеется, над их лагерем веет огромный североамериканский флаг.

С Польшей отдельная тема. Пять лет назад североамериканцам удалось пленить Польшу сомнительной идеей превращения этой страны в миниатюрную энергетическую сверхдержаву. Затея состояла в том, что Польшу уговорили построить в северных портах огромные терминалы для разжижения газа, который приходит по океану из США. Дальше грезились лавры очень крупного европейского газового хаба со всеми положенными пряниками. Полякам были обещаны небывало низкие для Европы цены, под эту затею они нахватали многомиллиардные зарубежные займы и действительно соорудили газовый терминал в Свиноустье.

В процессе газовой американизации Польша в который раз разругалась с РФ, объявила об отказе от российского голубого топлива. По объёмам потеря для нас невелика. Но в Польшу через Белоруссию приходит второй огромный рукав бывших советских экспортных газопроводов, система «Ямал – Европа». Само собой, главный газовый союзник США на континенте сделал всё, чтобы навредить максимально. Первым делом Польша завалила европейские суды исками к «Газпрому». Удары вышли чувствительные. Например, в марте 2020 г. суд Стокгольма встал на сторону Польши, которая требовала от «Газпрома» 1, 5 млрд долл., якобы необоснованно переплаченных за поставки российского газа с ноября 2014 года. «Газпром» уже заплатил, хотя подал на апелляцию. Кроме того, с июня 2018 г. польский антимонопольный комитет без перерыва атакует «Северный поток – 2». Он уже ухитрился оштрафовать «Газпром» и пять европейских компаний на 172 млн евро, поскольку они «строят нитку без согласия этого комитета». В июне 2020 г. польские антимонопольщики начали требовать с «Газпрома» добавочный штраф в 50 млн евро за то, что «не предоставил вовремя документы по проекту». Но самое скандальное решение в сентябре 2019 г. принял Европейский суд в Люксембурге. Польша выкатила фантастическое обвинение, что постройка германского газопровода ОПАЛ, то есть ответвления по Германии от первой ветки «Северного потока», якобы нанесла ей огромный экономический ущерб. Логика потрясающая, мол, из-за ОПАЛа польская ветка газопровода «Ямал – Европа» и украинская система стоят недозагруженными. Это приводит к росту тарифов и упущенной прибыли Польши. Теперь, что называется, следите за руками. Польша каким-то образом рассчитала свою упущенную прибыль из-за российского газа аж до 2033 года. Тогда как ранее сама объявила, что полностью откажется от него уже с 2023 года. Самое потрясающее, суд встал на её сторону и потребовал снизить загрузку ОПАЛа до половины проектной мощности. Это полностью подрывает экономику проекта стоимостью 1 млрд евро. Иными словами, поляки который год попросту терроризируют «Газпром», постоянно заваливая исками в европейских судах на очень сомнительных основаниях. «Газпром» при этом безропотно платит и в целом молчит. Конечно, этому пора положить конец, компании надо действовать тем же оружием. Собрать в ответ команду по-настоящему сильных юристов, пересмотреть старые дела и найти как можно больше причин ответить Польше тем же.

Полвека побед

Вообще полякам с газом, скорее всего, по-любому ещё достанется. Проект с разжижением североамериканских танкеров всё больше напоминает провал. Мало того что приёмные мощности Свиноустья не достигли даже 10 млрд кубов в год. Вдобавок обещанная дешевизна американского сланцевого газа оказалась липовой, особенно при нынешнем резком падении цен. Польша ухитрилась заключить договоры, в которых всё самое рискованное взяла на себя. В итоге сейчас сумма, которую Польша платит в США за сжижение газа на терминалах, выше стоимости самого газа. Вдобавок за транспортировку и разжижение тоже платит Польша, сейчас это огромные потери. Помимо прочего оказалось, по дороге сжиженный газ меняет состав, это дополнительные убытки.

Но главное, фундамент затеи оказался не слишком прочным. На волне сланцевого бума США обещали закидать весь мир шапками, нарастив выпуск сжиженного газа с 28 до 140 млрд кубов в год. Они рисовали покупателям картины, на которых через 8 лет в мире оставались только три крупных сланцевых газовых производителя. На первом месте помещали Катар со 150 млрд кубов, на втором с небольшим отставанием США видели сами себя со 140 млрд кубов. Третье, так и быть, отдавали России, правда, отводя нам только 68 млрд кубов. Разумеется, в этих планах ЕС склонялся перед североамериканским топливом, которое победоносно вытесняло Россию с европейского газового рынка. По факту, мало того, что трубопроводный газ в итоге оказался выгоднее. Сейчас производство в США резко сдулось, по сланцевой отрасли побежала мощная волна банкротств. Одновременно РФ в нынешнем году обошла эту страну по мировому экспорту сжиженного газа. В довершение сами запасы сланцевого газа в США, похоже, оказались сильно раздуты. Эксперты предупреждают, что даже при нынешней невысокой добыче реальных запасов хватит только на 12–15 лет.

Что в итоге? России надо просто упорно работать дальше. Когда включатся оба «Северных потока» в Германию, которые впервые за 30 лет наконец избавят нас от лишних проблем с транзитными странами, победа будет, конечно, крупная. Но сама газовая война за Европу далеко не закончена, враг очень серьёзный. В этих сражениях порой приходится рассчитывать ходы на десятилетия вперёд.

Иногда идти на временные жертвы. Например, СССР в целом мало что заработал на газе здесь и сейчас. В 1970-х гг. начал с нуля, в 1973 г. в Европу пришли только 6, 8 млрд советского газа, в 1975-м – 19, 3 млрд кубов, только к 1985 г. объёмы стали серьёзнее, подтянулись до 70 млрд кубов. Зато благодаря гигантской работе за 20 лет страна создала потрясающе сложную, адски дорогую систему, к 1991 г. передала России и многолетние контракты, и готовые газопроводы с экспортом, доросшим до 110 млрд кубов в год. В последующие 30 лет, которые прошли с неменьшими экономическими, да и политическими боями, экспорт подняли до 200 млрд кубов газа. Будем надеяться, ещё через 20 лет победа опять будет за нами.

 

В мире

Руководителя штаба кандидата в президенты Белоруссии Тихановской Марию Мороз задержали в Минске
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью