Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Объединение со смертельным исходом

№ 25(719) 1–7 июля 2020 г. [ «Аргументы Недели », , Обозреватель отдела Промышленность ]

Объединение со смертельным исходом
И. Тарасенко. Фото РИА Новости

В РСК «МиГ» де-факто упразднена должность генерального директора. То есть он наличествует и вроде даже не менялся. Как был Тарасенко Илья Сергеевич, так и остался. На практике же непосредственно РСК «МиГ» руководит исполнительный директор Алексей Бескибалов. А Тарасенко с февраля 2020 года возглавил ПАО «Компания «Сухой». Един в трёх лицах – дважды генеральный директор старых соперников на истребительной ниве и заместитель генерального директора ОАК по военно-техническому сотрудничеству. Ну а поскольку И. Тарасенко по трудовой биографии кадровый работник «Сухого», открывал там трудовую книжку, то можно предположить, что «МиГ» ждут трудные времена.

Слияние или слив

1 июня был подписан приказ, что АО «РСК «МиГ» переходит в прямое подчинение извечным конкурентам. В недрах ПАО «Сухой» создаётся управляющая компания, которая будет рулить РСК «МиГ». И уже определена дань, которую «МиГ» должен приносить в клювике, – 3 миллиона рублей в квартал в течение трёх лет. За то, что ими управляют. Не ОАК во главе с «Ростехом», а Золотая Орда какая-то... И тут возникает вопрос: три года платить вассальную дань – это так, для начала? Или именно это время, по расчётам бухгалтеров из «Ростеха», потребуется на ликвидацию РСК «МиГ»? Под флагом знаменитой на весь мир фирмы оставят группу конструкторов и инженеров, человек 20–30, чтобы сопровождать эксплуатацию и продлять ресурс самолётам в российских ВКС и за рубежом. Печати и управление финансами уже отобраны.

Знаю, что есть позиция – «зачем стране содержать два коллектива, два ОКБ, две фирмы, которые практически выполняют одну и ту же функцию – создают истребители? Не слишком ли жирно для государства со стагнирующей экономикой?» И тут надо разбираться. Заявить, что «МиГ» и «Су» дублируют друг друга, может лишь человек, несведущий в авиации. «МиГ» – это лёгкие истребители МиГ-29, МиГ-35. «Сухой» – тяжёлые истребители Су-27 и его производные – Су-30, Су-35. И те и другие имеют экспортные авианосные модификации и являются востребованным товаром. Лёгкий истребитель однозначно дешевле и по цене, и по стоимости владения. Богатые страны могут себе позволить купить и поставить на вооружение любые. Но страны победнее, как правило, предпочитают лёгкие боевые машины. Часто бывает, что под «миговскую» технику уже есть и отлажена инфраструктура, техническое обслуживание, лётчики привыкли, обучены летать и воевать на самолётах этой фирмы. Даже если страна закупает новую или модернизированную модель самолёта, то процесс освоения лётчиками и техническими специалистами сокращается до минимума – есть школа, есть традиции проектирования. То же самое можно сказать и про «сушки».

И родным ВВС нужны и тяжёлые, и лёгкие «ястребки». Иначе ежели перевооружать все полки ВКС на один тип, допустим, это будет истребитель 5‑го поколения Су‑57, то страна останется без штанов – чертовски дорог он в сравнении с самолётами 4+. Невидимость на радарах, технология «стелс», даром не даётся.

Но вдруг реформаторы и правда додумались до того, чтобы всю боевую авиацию перевести на единый борт? Есть всего один тип боевого самолёта, и ладно. Подвесим бомбы – будет бомбардировщик, ракеты воздух-земля – ракетоносец, пушки и ракеты «воздух-воздух» – истребитель. А ещё штурмовик и дальний бомбардировщик. Заманчиво!

«МиГ» в чёрном теле

Источники в отрасли осторожно шепчут: «Никому не нужно, чтобы «мигари» создали что-то новое». На душе от таких слов становится гадко. И так 30 лет держали «МиГ» в чёрном теле, особенно это было заметно во времена правления в ОАК экс-главы корпорации Михаила Погосяна. Он, как истинный патриот и гениальный лоббист «Сухого», не выносил конкурентов на дух. А точнее, выбивал из них дух.

Последние несколько лет казалось, что ситуация на РСК «МиГ» выходит из штопора. На авиасалонах МАКС всё последнее время активно продвигали и презентовали в военно-воздушные силы и инозаказчикам МиГ-35. Это не самолёт 5‑го поколения, но 4++, и демократичная цена на его стороне, уже есть контракт с Вооружёнными силами России.

А кто, кроме «микояновцев», создаст и поднимет на недосягаемую высоту ПАК ДП – перспективный авиационный комплекс дальнего перехвата? Он должен стать прямым наследником самого быстрого на сегодняшний день боевого самолёта в мире – дальнего перехватчика МиГ-31. МиГ-31 Foxhound («Лисья гончая» – по натовской классификации) – это обладающий скоростью под 3 Маха высотный перехватчик, основой для которого послужил знаменитый истребитель МиГ-25 Foxbat («Летучая лисица»). Однако свой первый полёт МиГ-31 совершил ещё в 1981 году. На Параде Победы 24 июня он демонстрировался как носитель гиперзвуковых ракет «Кинжал». От потомка, назовём его МиГ-41, военные, скорее всего, потребуют гиперзвуковых или около того скоростей и возможности работать в стратосфере и, вероятно, в ближнем космосе.

Никто без дела не останется. Когда-нибудь и штурмовики Су-25 исчерпают свой ресурс, в советское время их строили на Тбилисском авиазаводе, а модернизацию проводили в Улан-Удэ – будет нужен хорошо защищённый бронёй штурмовик, «Сухим» и карты в руки.

Но уничтожение конструкторских школ, безумные слияния и переподчинения могут парализовать и вполне живую интеллектуальную среду создателей крылатых боевых машин. В «Ростехе» под руководством всем известного спеца Сердюкова в очередной раз начали скрещивать ежа с ужом. Вот и возникает стойкое ощущение – все эти мантуровы, сердюковы, слюсари (преподаватель социологии, мебельщик, музыкальный продюсер) и поставлены на высокие должности в авиационной промышленности с целью не созидать, а разрушать. Уж больно их деятельность напоминает тушение пожара бензином. Мы державу строим или в асфальт её закатываем? Что, нельзя этим деятелям найти работу согласно их мозгам? Например, ямы копать?

«МиГ» – вассальная зависимость

Как ранее сообщала пресс-служба ПАО «ОАК», И. Тарасенко сосредоточится на развитии дивизиона военной авиации ОАК, который будет сформирован на базе ПАО «Компания «Сухой» и РСК «МиГ». И вот сосредоточился!

Приказ, подписанный самим Тарасенко, гласит (короткая цитата): «В связи с передачей полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации ПАО «Компания «Сухой» и утверждением организационной структуры АО «РСК «МиГ»... ввести в штатное расписание РСК «МиГ» должность управляющего директора, административно подчинив единоличному исполнительному органу».

Договор за «право управлять и брать дань» подписан между генеральным директором компании «Сухой» И. Тарасенко и РСК «МиГ». За микояновцев подписал заместитель генерального директора ОАК. И неудивительно – 100% акций АО «РСК «МиГ» принадлежат ПАО «Объединённая авиастроительная корпорация». Сотрудников и ветеранов «Микояна» не спросили. Вот что значит быть несамостоятельными. Совсем недавно в структуру РСК «МиГ» входило ОКБ им. А. Микояна, а теперь есть безликое ОКБ. От памяти Артёма Ивановича Микояна реформаторы быстренько избавились. Свалили на невнимательность канцелярии.

Для фирмы это реальная угроза потери лица. Понятно, что теперь самолёты марки «Су» будут в приоритетном порядке предлагаться и Минобороны России и выставляться на тендеры и конкурсы в других странах. «МиГи» пойдут по остаточному принципу.

В 2019 году, когда 4 августа на «Сухом» широко отмечали 80-летие фирмы, «МиГ» своё 80-летие 8 декабря (и тоже прошлого года) отметил скромно, торжества устроить не разрешила головная контора – ОАК. Странно? Так работают трупоеды и могильщики.

Но вот сугубо объективные данные: на «МиГ» разработано 170 типов самолётов, на «Сухом» – около 100. Выпущено серийно «мигов» – 62 тысячи, «сушек» – 12 тысяч. По мировым рекордам «мигари» тоже в лидерах – 110 против 70. Поставлено на экспорт 6 тыс. самолётов «МиГ» в 65 стран и 2600 «Сухих» в 42 страны. То есть в абсолютных цифрах РСК «МиГ» выглядит предпочтительнее. Вот и кипят в курилках на РСК «МиГ» страсти: «Почему нас присоединяют к «сухарям», да ещё чтобы они нами управляли? Где логика?!» И правда, где? Логика трупоедов и могильщиков – зарыть и забыть. А знает ли об этом Верховный главнокомандующий? Или занят более важными делами? Но это – куда важнее-то!!!

Подозрительная тенденция, однако...

ПЕРВЫМИ под оптимизацию слиянием попали вертолётчики. Вертолётостроение у нас всегда базировалось на двух китах – конструкторских бюро М.Л. Миля и Н.И. Камова. Но над производителями вертолётной техники с годами выросла целая руководящая этажерка: «Ростех», «ОПК «Оборонпром». В 2007 году создали холдинг «Вертолёты России». Вроде бы пора остановиться. Но нет, пошли разговоры о его слиянии с Объединённой авиастроительной корпорацией (ОАК). ОАК сейчас тоже перешла под крышу «Ростеха», под крыло бывшего ударника мебельного труда, по недоразумению или по злому умыслу ставшего министром обороны, – Сердюкова. А для «Вертолётов России» придумали ещё одну странную кормушку – Национальный центр вертолётостроения (НЦВ). Зачем в рамках специализированного холдинга создавать ещё одну структуру, загонять в неё фирмы «Миль» и «Камов»? Во все времена были жёстко конкурирующие конструкторские школы. Очередная «оптимизация» под лозунгом снижения издержек? Генеральные конструкторы уже не генеральные, а главные. Сокращаются площади производственных и административных зданий и территорий, уменьшается количество персонала. То есть, говоря по-русски, идёт сокращение рабочих мест. А у причастных возникает возможность нагадить окончательно и от души – освободившаяся от «железяк» земля и недвижимость в столичном регионе дорого стоят.

 

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью