Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

В объятиях Аполлона

№ 9(703) 11–17.03.20 [ «Аргументы Недели », , Писатель, критик, актриса ]

В объятиях Аполлона

8 марта, в день рождения Андрея Миронова, в Санкт-Петербургском театре имени Андрея Миронова состоялась юбилейная, десятая церемония вручения актёрской премии «Фигаро». Это единственная театральная премия, на которой режиссёры появляются в качестве редких эпизодических лиц – главными героями становятся артисты. Никаких экспертов, которые с важным видом изрекают, кто сегодня стал «лучшим», премия «Фигаро» не держит – кто у нас «лучший», публика прекрасно знает без них.

ПРИ выходе из ресторана, где проходил банкет участников «Фигаро», толпились зрители, желающие автографа и фото с фигурантами (и «вручантами», и «получантами»), и понять их легко. Вот лишь некоторые имена: Станислав Любшин, Евгения Симонова, Игорь Золотовицкий, Наталья Бондарчук, Виктор Сухоруков, Ольга Остроумова, Анатолий Белый, Людмила Чурсина, Антон Шагин, Юлия Рутберг, Эммануил Виторган

Станислав Любшин

 

Жизнь давно сепарировала, так сказать, «молоко» бытия, чтобы выделить «сливки» и соорудить национальную витрину, где красуется то самое искомое «лучшее». Фарфоровая статуэтка, изображающая Андрея Миронова в его коронной роли Фигаро, – награда весёлая и радостная, она не подразумевает, что кто-то кого-то «победил». Или, точнее, все «получанты» «Фигаро» победили, но не мифических соперников, а, как Андрей Миронов, скуку и тяжесть жизни.

«Общество любит артистов, – писал в позапрошлом веке критик Кугель. – Это дань, которую оно платит Аполлону». Красиво и глубокомысленно: значит, любовь к артистам соединяет людей с богом – покровителем всех искусств. Чтя актёра, общество стремится вверх, за пределы быта, и пусть это иллюзия – это великая иллюзия. Что творилось в зале, когда на сцену поднялся Станислав Любшин! Народ ликовал и неистовствовал, сильно смутив этого деликатного, интеллигентного человека. Конечно, публика знает Любшина по его незабвенным работам в кино («Щит и меч», «Пять вечеров», «Кин-дза-дза»), но некоторым (и мне тоже) посчастливилось видеть его на сцене МХТ. И здесь никакие слова об уникальности, глубине, исключительном своеобразии не будут лишними. Есть такое выражение – «комедиант», подразумевающее притворство, кривлянье, фиглярство, активное хлопотанье лицом и телом, так вот Любшин – это антикомедиант. Безусловно, он из тех, кто хранит стратегический запас достоинства русского актёра.

Левон Оганезов

 

Но и прочие лауреаты получили мощную порцию непритворной любви – и обаятельнейший Золотовицкий, и ослепительный Сухоруков, и благородная Симонова, и гротескный Шагин. Вручавшие «Фигаро» тоже, знаете, были не в «весе пера» – чтобы приветствовать своего артиста Анатолия Петрова, в театр Андрея Миронова прибыл худрук БДТ Андрей Могучий, на сцену несколько раз выходили Виторган, Адабашьян и Рутберг, а собственную песню «Городские цветы» зажигательно исполнил Максим Дунаевский. Танцовщица Юлия Махалина исхитрилась исполнить номер на крошечной сцене Театра Миронова и сказала несколько тёплых слов про обладательницу специального «Фигаро» – тележурналистку Галину Мшанскую (кто из культурных людей не знает её передачу-долгожительницу «Царская ложа»). Разумеется, все так или иначе поминали ту личность, без которой никакого праздника бы не состоялось, – руководителя Театра имени Андрея Миронова, «сумасшедшего антрепренёра» Рудольфа Фурманова. Остроумец-музыкант Левон Оганезов даже исполнил комические куплеты, посвящённые этой поразительной для Петербурга фигуре.

Евгения Симонова

 

Рудольф Фурманов

Рудольф Фурманов много лет стремится завести в холодном, чопорном и злобном Петербурге маленькую задушевную «Москву» (не реальную, а воображаемую, смахивающую скорее на «Замоскворечье» А.Н. Островского). С её хлебосольством, радушием, аппетитом к наслаждениям жизни и непременной семейственностью. Он сильно неравнодушен к театральным династиям и не видит в них ничего зазорного. Да, кто-то начинает славный род, а кто-то продолжает – и чего тут стесняться? В императорских театрах когда-то сплошь были актёрские династии. Поэтому специальный приз «Холден» (он изображает Миронова в его первой роли – Холдена Колфилда) получил внук Андрея Миронова, симпатичный скромный юноша, начинающий артист. Зачем толкаться, всем хватит места, говорил один персонаж у Чехова. Замечу, что по протекции можно получить роль, но исполнить её «по протекции» так, чтобы запомниться и полюбиться зрителю, – невозможно, так что «сепаратор жизни» сам справится с проблемой, кто талант от Аполлона, а кто, так сказать, «тень отца».

Ольга Остроумова

 

Церемония шла легко и весело, ведомая отличными артистами Театра Миронова, Инной Волгиной и Олегом Куликовичем, но в середине немножко споткнулась – разумеется, на режиссёре. Получать «Фигаро» вышел греческий режиссёр Теодорос Терзопулос, который много лет работает для русской сцены. Наверняка это значительная фигура, но мне как-то не повезло с его творениями – я на них отчаянно скучала. Актёры Александринского театра, где сейчас творит этот режиссёр, маститые Игорь Волков и Николай Мартон, долго и по-актёрски напористо говорили, как прекрасен Терзопулос. Потом говорил сам Терзопулос, и я так и не поняла, как не поняла и из его спектаклей, – о чём это он. А под конец церемонии случилось удивительное.

Вообще-то «Фигаро» – национальная премия, а не премия для артистов, трудящихся внутри московского Садового кольца, с лёгким вкраплением набережной Фонтанки. И вот на «Фигаро» появляется «человек из России»! Да, там далеко-далеко есть земля… там работают театры и актёры играют Пушкина, Чехова и Булгакова. И, чтобы это доказать, на сцену вышел артист Николай Аузин, служащий в Тюменском драматическом театре. Он, правда, везунчик и снимается в большом кино. Можно понять, в каком ужасе и восторге находился молодой человек, попав в такую компанию, какая собралась на премии «Фигаро», но робеть нечего. Кто знает, случится «зигзаг удачи», и очевидно способный артист, не имеющий прославленных дедов и отцов, может сам стать основателем актёрской династии. Конечно, дорасти до масштабов Любшина шансов у него немного. А чтобы стать такой же блистательной индивидуальностью, как Сухоруков, надо большую трудную дорогу пройти. Но уж «подвинуть» Белого или Шагина – тут возможности есть. Надо дерзать и верить в себя!

Виктор Сухоруков

 

Антон Шагин

 

Николай Аузин

 

Всегда интересно поговорить с мудрыми писателями. Любопытно пообщаться с коварными хитроумными кинематографистами. Можно расколоть на откровенность и загадочных художников. Но никто из работников искусства не сравним по жизнелюбию и зажигательности с людьми театра! У них же нет никакого «потом» – всё здесь, всё сейчас. Потом только легенда, только жизнь в памяти публики – и положенное по рангу место «в садах Аполлона».

 

Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью