Аргументы Недели Общество № 47 (640) от 28.11.18 13+

Детский сад по сравнению с настоящим

, 20:23 ,

Детский сад по сравнению с настоящим

Михаил ТАРАБУКИН окончил Щукинское театральное училище. На данный момент у 37-летнего актёра около ста ролей в кино. Широкую известность принесли ему сериалы «Кухня» и «Отель «Элеон», но зрители знают Михаила и по другим работам: «Бандитский Петербург», «Солдаты», «Десантура», «Разведчики. Последний бой», «Личная жизнь следователя Савельева», «Одесса-мама», «Морские дьволы», «Неподкупный», «Команда «Б» и др. А на СТС сейчас идёт скетчком «СеняФедя», где два героя из «Кухни» в исполнении Сергея Лавыгина и Михаила Тарабукина ведут свою самостоятельную игру.

– МИХАИЛ, чего ждать зрителю от вашего побега из «Кухни»?

 

– Наши герои выходят на первый план. Со своей дружбой, стремлениями, поражениями и победами. Они теперь не зависят от героев Дмитрия Назарова, Марка Богатырёва, Дмитрия Нагиева и Елены Подкаминской. Ребята купили фудтрак, небольшой ресторанчик, и заделались такими маленькими рестораторами, кормят людей, переезжая с места на место. Все теперь сами по себе, а зритель смотрит только на Сеню и Федю, на их приключения.

Что из всего этого выйдет – посмотрим! Ведь телевизионный бизнес – в каком-то смысле просто математика. Если про наших персонажей сняли отдельный сериал, значит, этого хотел зритель, значит, продюсеры канала математически просчитали, что такой сериал будет зрителю интересен.

– Как вам работается в паре с Сергеем Лавыгиным? Вы и в жизни закадычные друзья?

– Да, мы дружим и в жизни, как дружат все нормальные люди. Ходим куда-то вместе, встречаемся. Я холостяк, Серёжа – в серьёзных отношениях. Поэтому сказать, что мы дружим семьями, я не могу.

– Как-то в интервью Лавыгин признался, что на съёмках «Кухни» он научился только работать с ножами: что-то резать, шинковать. А вы научились во время съёмок готовить?

– Нет, я и до съёмок умел готовить и периодически делаю это дома. Всё очень просто: рыбу, мясо, курицу, всё, что захочется.

– Михаил, в сериале «Неподкупный» у вас одна из главных ролей – следователя. Почему сейчас такой интерес к советскому криминальному прошлому? Не потому ли, что хотят отвлечь от современных коррупционных преступлений?

– Я думаю, так и есть. Если лет через двадцать покажут ту коррупцию, которая сейчас, она затмит любые советские преступления. То был детский сад по сравнению с настоящим. О коррупции в советское время теперь можно снимать и показывать фильмы. О сегодняшней коррупции в высших эшелонах – нельзя. Но всему своё время, доживём – узнаем.

– Кстати, почему у вас так много ролей следователей, оперов? Это вам внутренне интересно или просто сложилось такое амплуа?

– Я вообще очень боюсь слова «амплуа». Страшный приговор для современного артиста. Как сахарный диабет. Поэтому стараюсь быть везде разным. А почему много? Потому что много про это снимается, к сожалению. Во-вторых, у меня такая внешность – народная, скажем так. Поэтому и зовут в криминальные сериалы.

– С кем из актёров старой школы вы снимались? Чему научились у них?

– Мне немножко удалось посниматься с Сергеем Юрским, Олегом Басилашвили, Арменом Джигарханяном, Владимиром Меньшовым, Сергеем Шакуровым, Виктором Проскуриным. Все – блестящие актёры! Чему они научили? Например, они не уходят из кадра, когда в диалоге снимают только тебя. Раньше ставили свет на самого артиста. Сейчас ставят либо на кого-то из съёмочной группы, либо на статиста. Но артисты старой школы, даже когда их просят посидеть отдохнуть, всё равно стоят в кадре и подыгрывают партнёру. Это великая вещь!

– В сериале «Команда «Б» вы играли второго пилота. Довелось пройти какие-либо испытания, которые проходят настоящие космонавты?

– Снимались в знаменитом Академгородке в Балашихе. Там мы немножко с этим столкнулись. На центрифуге покрутились. Но я плохо переношу подобные нагрузки. А вот Володя Яглыч крутился вовсю, испытывая себя на прочность. Ещё я бегал по настоящей бегущей дорожке, на которой занимались все легендарные советские космонавты. Она уже сама по себе – музейный экспонат, но для нас её запустили.

– У вас было много экстремальных съёмок. Например, в «Морских дьяволах», где вы играли одну из главных ролей…

– Однажды на съёмках «Морских дьяволов» я неправильно настроил ребризер – это такой огромный квадратный военный акваланг цвета старого уазика. Не в то положение повернул вентиль. Погрузился, но в какой-то момент вовремя всплыл и вытащил загубник. Потому что если бы сделал вдох, мне бы разорвало лёгкие…

Ещё одна история. У меня дикая аллергия на всех животных. Если рядом, скажем, кошка или собака или они живут в помещении, где я нахожусь, у меня начинается аллергическая бронхиальная астма, приступы, отёк Квинке и так далее. И вот в одном проекте о Первой мировой войне, где я играл красного, мне пришлось учиться верховой езде. Это было жёстко! У меня сопли и слёзы ручьём, я задыхался, и при этом надо было скакать галопом! А потом гладить лошадь, расчёсывать её. Но самое обидное, что в итоге проект заморозили и раздумали снимать… Вот такие «подлянки» бывают в нашей актёрской профессии.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Бывший американский посол на Украине Хербст назвал «ужасным решением» сделку США и Германии по «Северному потоку — 2»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Туризм

Происшествия

В мире