Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Общество № 36(629) от 13.09.18 13+

Кто поёт на собачьих свадьбах

, 20:53 ,

Кто поёт на собачьих свадьбах

Стася МИЛОСЛАВСКАЯ родилась в Москве. Училась у Евгения Писарева в Школе-студии МХАТ. Стала известной после роли Кати Королёвой в сериале «Дом фарфора», где её партнёром был Анатолий Белый. Зрители знают и другие работы Стаси в таких фильмах и сериалах, как «Коробка», «Красные браслеты», «Близкие» и др.

– СТАСЯ, сейчас вы снимаетесь в сериале СТС «90-е. Весело и громко». Что сами помните о тех годах, которые кто-то называет «лихими», а кто-то – «весёлыми и громкими»?

 

– Я родилась в 1995 году, и все эпические события прошли, конечно, мимо меня. Я помню только какие-то мелочи: мультики, кинофильмы, игры на приставках, в них все вокруг играли, – «Сега», «Денди».

Я помню, как одевались тогда люди. Мне стиль 1990-х близок. Поскольку всё циклично и всё возвращается, в 2018 году у молодёжи заметна тенденция подражания девяностым. В одежде – завышенная талия джинсов, объёмные джинсовые куртки. Яркие помады, очки в занятных оправах. Заново перезапускают коллекции кроссовок, которые были популярны в середине 1990-х.

Весь наш сериал построен на музыке, которая была популярна в те годы. Я играю девушку, которая приехала покорять Москву и стать звездой. Я не певица, вокал – не самая сильная моя сторона, хотя 7 лет отучилась в музыкальной школе. Сейчас приходится усиленно заниматься, чтобы все, кто будет смотреть наш сериал, поверили, что я действительно умею петь. По сюжету мы с друзьями пытаемся собрать группу и начать своё движение вверх.

– Что было «весёлого и громкого» на съёмочной площадке?

– Недавно мы снимали собачью свадьбу. Да-да, нашу группу пригласили играть на таком торжестве! Маленькие дрессированные собачки были в костюмах жениха и невесты. Когда я пела «Две звезды», они начинали подвывать мне, но только мне, партнёру собачки почему-то не подвывали.

– «Дом фарфора» – ваша звёздная роль. Вы, наверное, сейчас специалист по фарфору? Как вам работалось с Анатолием Белым, который играл влюблённого в вас гэбиста?

– Начнём с того, что в фарфоре я и сейчас плохо разбираюсь. Единственное, чему научилась: стучать по чашечкам и проверять по звуку, не треснутые ли…

Поскольку это была моя первая большая главная роль, я ужасно нервничала. Плюс меня окружали такие профессионалы, как Юлия Ауг, Алексей Вертков, Игорь Миркурбанов. А я, девочка-студентка, переходила тогда на третий курс. Надо же было соответствовать, а я волновалась, но до тех пор, пока не познакомилась с Анатолием Белым. Потому что он стал мне помогать на площадке. Если видел, что я нервничаю, – успокаивал, поддерживал, запускал какую-то правильную энергию на то, чтобы у нас сложилась сцена. Где-то он даже выступал в роли педагога, но не учил, а подсказывал.

– А чему вам самой пришлось обучаться для той или иной роли?

– Перед съёмками фильма «На острие», где мы со Светланой Ходченковой играли двух олимпийских чемпионок, месяц занималась саблей. У меня было фехтование в институте, но я левша, а весь курс – правши. И я не осмелилась идти против всех и взяла саблю в правую руку. Естественно, мне было сложно, у меня ничего не получалось. Объективно говоря, я была по этому предмету самая слабая на курсе.

На съёмках фильма «На острие» я взяла саблю в левую руку. Там всё пошло иначе. Меня научили правильно держать саблю, двигаться с ней, делать так, чтобы все движения были естественные. Чтобы казалось: я с этим оружием уже много лет вместе. Среди профессиональных фехтовальщиц, кстати, немало левшей, но их не очень любят, потому что они хитрые. В общем, главной моей задачей было убедительно держать оружие и правильно целиться. Чтобы моё тело не врало в этот момент. Какие-то вещи я делала сама, а какие-то сложные трюки и комбинации выполняли дублёры.

– У вас есть в жизни проблемы из-за того, что вы левша?

– Нет, не было никогда. Наоборот, я чувствую себя немного особенной, потому что где-то прочла, что у левшей развито и другое полушарие. Что все левши – достаточно творческие люди. Единственное, что не могу делать левой рукой, – держать ножницы. Не знаю, почему так получилось, но с детства я что-то режу или стригу ножницами исключительно правой рукой.

– Недавно на Первом канале прошёл сериал «Красные браслеты» – о детях, страдающих разными заболеваниями. Вы сыграли девушку, которая лечится от ­анорексии. Пришлось резко похудеть к съёмкам?

– Напротив, во время съёмок я даже поправилась. Щёки у меня там знатные! Анорексия – это не всегда страшная худоба, худоба – одна из последних стадий болезни. В первую очередь ­анорексия – психологическое отклонение. Человек думает, что он какой-то не такой, как все, и перестаёт есть.

Меня всегда устраивал мой вес. Сейчас он 47 кг при росте 167. Я не могу не есть. Но сейчас провожу такой эксперимент – с 4 августа не пью молоко, вообще не ем молочные продукты, не ем мучное и сладкое. Захожу в супермаркеты, где продаются булки, хлеб, сладкое, йогурты, и исхожу слюной. Зачем мне это надо? Хочу воспитать в себе силу воли и преодолеть свойственную мне природную лень.

 

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram