Аргументы Недели Мнение 13+

Мата Хари венгерского разлива

, 10:59 ,

Мата Хари венгерского разлива
Фото из открытых источников

В 1995 г. многие российские СМИ обошли снимки, на которых моложавый еще депутат Госдумы Владимир Жириновский, конечно, по-товарищески обнимает экс-депутата итальянского парламента Илону Сталлер, стараясь почему-то глянуть ей не в глаза, но заглянуть поглубже в декольте. Наверное потому, что экс-депутат парламента г-жа Сталлер была более известна всему миру как порнозвезда Чиччолина. На этом поприще она прославила не только себя, но и страну, до того известную лишь мафией, оливками и сказкой про Чипполино.

Так кем же на самом деле была обожаемая извращенцами всех мастей и нашим либерал-демократом Илона Сталлер? Об этом и рассказ.

Этапы большого пути

Девочка Илона появилась на свет в г. Будапеште 26 ноября 1951 г. в семье медсестры и сотрудника МВД Венгрии. Как все дети, когда подошло время, пошла в школу. Училась, ходила на пионерские слеты, размахивала выданными искусственными цветами на первомайских демонстрациях и о чем-то конечно мечтала.

Венгрия, как, впрочем, и некоторые другие страны с насильно привитыми социалистическими принципами, к новым идеалам привыкала скорее лишь показушно. События 50-х годов, которые разруливал будущий генсек Юрий Андропов это доказали более чем убедительно. Венгров и венгерок более манил Запад с его «запретными плодами» и явно не социалистической романтикой. Поэтому когда 14-летней Илоне, не обладавшей, кстати, никогда особой красотой, но имевшей стройную фигурку и умевшей каким-то природным образом привлекать к себе внимание мужчин, предложили поработать моделью в агентстве, она тут же забыла о первомайских демонстрациях и охотно согласилась.

Карьера в новом бизнесе (это слово даже в разгар социалистических бдений в Венгрии всегда было официальным – прим. авт.) удалась и уже через пару лет Илона стала предметом обожания местных мужчин – от таксистов до партийных чиновников. И не только мужчин. Конечно, подобная популярность не могла остаться незамеченной местной разведкой, в чьи функции как раз входили подбор и вербовка новых агентов. К девушке сделали «подход» и она, тут же забыв о модельном подиуме, как еще недавно забыла о первомайских демонстрациях, смело шагнула в очередной бизнес. Снова новый «подиум», новые инструкторы, новые ощущения и, естественно, новые задания.

Для начала Илону венгерские спецслужбы определили горничной в будапештский отель «Интерконтиненталь», что давало ей возможность свободно находиться в его номерах и вольно общаться с постояльцами, что разведчикам и было нужно. Все, что девушка видела и слышала, она тут же «сливала» кураторам. Информацию она самостоятельно умело сортировала, отсеивая пустую болтовню и оставляя лишь то, что могло быть интересным.

Усердие не осталось незамеченным и девушку вскоре «повысили»: она стала официанткой в ресторане того же отеля, где работы было хоть и больше, но зато весьма результативнее: бухие иностранные гости «за базаром» не следили вовсе.

Ко всему прочему, природный женский магнетизм Илоны позволял ей выбирать между делом среди тех, кто постоянно с ней заигрывал и того, с кем можно будет в дальнейшем строить и личные безбедные отношения. Поэтому когда в любви к ней признался один из управленцев «Фиата», венгерские чекисты благословили ее брак. Девушка сдала казенные передник и чепчик и упорхнула с милым в Италию. Девичьи мечты начинали сбываться.

Супруг ввел жену в круг своих друзей: крупных бизнесменов, говорливых журналистов и политиков. Возможно, среди них Илона встречала и тех, в чьих номерах уже побывала в «Интерконтинентале», будучи горничной и официанткой. Информация текла рекой и все в одну сторону: в архивы венгерских спецслужб. Кураторы блаженствовали, т.к. девушка действительно передавала лишь ту информацию, которую считала достойной их внимания. Ее гонорары отнюдь не в форинтах постоянно росли, а в официальных кабинетах ее стали величать «лучшим агентом». Впрочем, вскоре совмещать семейную жизнь со шпионским хобби Илоне Сталлер наскучило. Оставив супруга, но сохранив любимое и прибыльное хобби, она снова стала искать острых ощущений. И, конечно, нашла.

Дать или не дать? Вот в чем вопрос

Впрочем, перед девушкой в реальной жизни такого вопроса никогда не стояло. Стояло другое, особенно после массовых практических занятий в отеле «Интерконтиненталь». Поэтому когда известный тогда режиссер «фильмов для взрослых» Рикардо Скикки, заметив ее на какой-то тусовке, предложил ей роль в своем очередном фильме, Илона капризничать не стала и смело ступила в кадр.

Рикардо Скикки, ожидавший от новой актрисы многого, все же был приятно ошарашен теми ноу-хау, которые дебютантка, подчас отходя от сценария, изобретала перед камерой. Говорят, что даже ее партнеры, у которых за плечами был не один «горячий» фильм, и те смущались в сценах, которые навязывала им новенькая. Скикки, скорее всего перед съемками лично проверивший на профпригодность девушку и поставив ей пятерку за поведение перед съемочной группой, открыто завидовал партнерам девицы.

К тому времени по законам порножанра Илона Сталлер взяла себе псевдоним Чиччолина (по имени игрушки), с которым и начала покорять далее мир. Вскоре она стала итальянской звездой №1, сравнявшись по полярности на время даже с самой Софи Лорен. Причем ее обожали не только мужики от грубых рыбаков до набриолиненных мафиози, но и добропорядочные домохозяйки. Действительно, Чиччолина обладала каким-то необъяснимым магнетизмом. При этом, повторюсь, она никогда не была красавицей. Хотя, возможно, именно этот нюанс и привлек к ней внимание Рикардо Скикки, который остро чувствовал спрос на своем специфическом рынке и понял, что все его предыдущие и одинаково грудастые одноликие «плейбойские» красотки зрителю уже надоели. Отвлекусь.

В начале 90-х я трудился директором по СМИ и связям с общественностью в крупной частной топливной фирме. Как-то вечером ее владелец и мой друг Гоча Аревадзе позвал меня к себе. Был грустен. Состоялся диалог.

- Что случилось, Гоча?

- Слушай, достань мне где-нибудь кассету с Чиччолиной.

- А зачем она тебе? Тебе же любимец парикмахерш Титомир каждый вечер на выбор таких же натуральных чиччолинок поставляет.

- Нет, мне нужна именно кассета с Чиччолиной! На том и расстались.

Кассету мы ему купили на следующий день в каких-то подпольных ларьках у Казанского вокзала, после чего два дня коллектив на работе своего шефа не наблюдал. А вскоре на каком-то корпоративе он представил нам свою новую подругу: на нас смотрела вылитая… Илона Сталлер. Где он ее нашел, никто не спрашивал, но тайна кассеты с Чиччолиной была раскрыта: итальянский порнообразец сработал «на удаленке» даже в России. Тем временем слава Чиччолины перевалила границы Апеннинского полуострова и подобно каше из сказочного горшочка стала заливать города Европы.

У вас продается славянский шкаф? Шкаф продан, осталась только кровать.

Все это время новоиспеченная порнозвезда не забывала и родину, где о ней тоже помнили. В перерывах между съемками девушка охотно делила постель с итальянскими чиновниками, офицерами НАТО и прочими нужными венгерской разведке людьми.

Всем этим снобам льстило побывать под одним одеялом с самой Чиччолиной, чтобы потом вальяжно ошарашить своего друга вопросом: «А ты знаешь, с кем я сегодня спал?». Никто из них, конечно, не догадывался, что после каждого адюльтера спецгонец из Будапешта увозил домой кассеты с их тщательно записанной болтовней.

Гонорары Чиччолины приблизились к доходам звезд Голливуда. Тому немало способствовали и щедрые «прибавки к пенсии», которые регулярно поступали на ее счет и из Будапешта. Деньги девушка считать умела. Она купила роскошный дом, обновила автопарк, где как патриотка Италии разместила несколько Феррари, стала клиенткой известнейших кутюрье. В общем, популярная советская поговорка «хочешь жить – умей вертеться» именно в Италии нашла достойное подтверждение. Что-что, а вертеться Чиччолина умела.

Парламентарии всех стран, раздевайтесь!

Впрочем, привычка что-то кардинально менять в своей жизни не оставила Чиччолину и уже в 1979 она обнаружила себя в… партии итальянских Зеленых. Причем не рядовой «серой порномышкой», но одной из ярых активисток. Вряд ли стоит сомневаться, что уйти из-под света софитов Рикардо Скикки и заняться политикой ей «посоветовали» будапештские друзья в погонах.

Теперь итальянские радиослушатели, привыкшие ранее слышать Чиччолину в ее радиошоу на грани фола «Хочешь переспать со мной?» слушали ее страстные призывы не бросать в море банки из-под пива и использованные презервативы. Правда, борьба за здоровье ставридок и дорад не мешала новоиспеченному политику между партийными форумами все же затаскивать к себе в постель видных депутатов из противоборствующих партий.

Между тем на говорливую мадьярку обратили внимание даже в Кремле: перейдя в 1985г. в Радикальную партию, она (скорее всего тоже по сценарию из Будапешта) начала призывать Италию не вступать в НАТО и отказаться от размещения американских ядерных ракет. Причем делала это так же профессионально и эмоционально, как изображала страсть перед камерой. Ее политическая популярность стала даже затмевать ее же популярность недавнюю, особенно когда в 1987г. она наконец стала депутатом итальянского парламента. Можно представить, сколько бутылок «Токайского» было выпито по этому поводу в кабинетах венгерской разведки, и сколько громких тостов в честь новоиспеченного депутата произнес ее главный куратор полковник Шандор Феньвеши.

Снимай шинель, иди домой

Но привычка все время что-то менять Чиччолину не отпускала, и она вернулась к своей главной профессии. Лавры депутата парламента были хоть и приятными, но не столь звонкими как лавры порнозвезды. Да и доходы были не совместимы.

В 1988 г. Чиччолина уже вновь на съемочной площадке с самым известным тогда порно жиголо Джоном Холмсом. Фильм вышел в прокат, собрал миллионы зрителей, и тут выяснилось, что г-н Холмс… немножко болен СПИДом. Зашумела пресса, встрепенулась жадная до сенсаций аморфная общественность. Причем несчастного тезку великого сыщика вместо сожалений закидали позорными кличками и прочими излишествами нехорошими. Жалели лишь Чиччолину, которую (в который раз!) беда снова обошла стороной: ее анализы на ВИЧ оказались отрицательными и мадам снова пошла под камеры.

Но через четыре года ей, похоже, обрыдла и эта слава, что и понятно: ничего нового из своего, увы, стареющего тела она уже изобразить не сможет и уважительное прозвище зрителей за былую гибкость «страстная кобра» скоро перейдет к кому-то другому. Да и гонораров она собрала столько, что лишь на свои бабки могла бы выкупить все права на фестиваль в Сан-Ремо на всю оставшуюся жизнь. Труженицу киноплощадок и постелей потянуло на семейную жизнь.

Она вышла замуж за американского художника Джеффа Кунса, родила сына, развелась удачно, увезла сына обратно в Италию, открыла ряд ресторанов, чуть-чуть увеличила состояние, снявшись для «Плейбоя», что-то записала как певичка, но не очень удачно. Ее эпоха закатывалась, Чиччолину стали подзабывать, а тут еще и Варшавский договор хрястнулся с грохотом. Впрочем, это событие наконец позволило Чиччолине «сделать ручкой» и своим коллегам во главе с полковником Шандором Феньвеши и заняться лишь личными делами.

Ну а в 1995 г. экс-порнозвезда посетила Москву, где встречалась со стареющими коллегами из Госдумы и даже выступила в одном из ночных кабаков, с чего мы, собственно, и начали этот материал. Этим событием его и заканчиваем.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Политолог Владимир Корнилов: США активно готовят Украину к войне с Россией

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

В мире

В мире

Политика

Политика

Экономика

В мире

В мире