Аргументы Недели Мнение 13+

Будет ли Россия уничтожать Британию. Часть 1

, 12:02 [ «Аргументы Недели», , Российский и американский журналист. ]

Будет ли Россия уничтожать Британию. Часть 1
фото: соцсети

Россия и русские всегда с симпатией относилась к Британии, но Британия всегда считала Россию и русских своими врагами. Будет ли Россия ставить окончательную точку в существовании Британии и Содружества?

Нет смысла вдаваться в подробности интриг британской короны против России. Англичане появились ещё при дворе Ивана Грозного, и уже тогда начали интриговать. За убийством Павла Первого, за множеством европейский интриг, куда была втянута Россия, стояла Великобритания. Великобритания стояла за убийством Григория Распутина, за смутой в России, за подстрекательством к убийству царской семьи, за натравливанием Германии на Россию и СССР, за оттягиванием сроков открытия второго фронта, за развалом СССР и за кучей шалостей новейшего времени. Так это всё было или не так, но именно так Британию стали воспринимать в России, что это подлая банда всемирных интриганов, всегда готовых предать доверившихся им. Собственно, в английском языке и нет таких понятий, как подлость или совесть, а также нет понятий пошлости и справедливости. Справедливость в высоком смысле подменена словом Justice, то есть правосудие, а для обыденной справедливости есть слово fair, что скорее является понятием "справедливой оценки стоимости предмета на ярмарке".

Англичанка всегда гадит

Российские геополитики всегда однозначно указывали на Британию как на естественного врага России, как на чуждую стихию, и относили Британию к геополитическому понятию "море", а Россию - к "суше". На самом деле, в России никогда не понимали и не знали Британию толком, особенно на двух уровнях - бытовом и метафизическом. В бытовом уровне - это крайне бедная страна с крайне бедным населением, с невероятно жёстким разделением на социальные страты; внизу копошится быдло, так называемые чавы, или гопники по российским понятиям, над ними несколько слоёв английской образованщины. Британская верхушка имеет двоякую природу. Одна сторона - это выбившиеся в люди низовые, ставшие буржуа в двух-трёх предыдущих поколениях, как премьерша Маргарет Тэтчер, которую другая сторона английской верхушки, наследственная аристократия, всю жизнь считала бакалейной лавкой, grocery store. Как бы Маргарет Тэтчер не пыталась говорить на RP English, что расшифровывается как received pronounciation English, то есть эталонно звучащий английский язык, ей никогда не удалось избавиться от стигмы бакалейной лавки её отца Альфреда Робертса, до кучи происходившего из династии сапожников. В этой жёсткой классовой сегрегации одновременно и сила, и уязвимость Англии как несущего каркаса Соединённого Королевства и Содружества, то есть объединения бывших колоний.

Английский характер формировался в очень жёстких условиях. На нищих изолированных островах прибывшим туда викингам было нечем поживиться, разве что выдавливать съеденный хлеб вместе с кишками из местного населения. Так и повелось - сложившаяся из французских и норманнских завоевателей аристократия ни во что не ставила местное англо-саксонское и кельтское население, считая их полуживотными и быдлом. Если хочется понять английский образ мыслей, надо посмотреть сериал "Игра престолов", там характер британцев отражён в полной мере; большинство актеров в этом сериале - настоящие британцы, а не американцы. Особенно характерен образ Рамси Болтона - вот эталон английского лендлорда, владельца родовых поместий. В целом же, бесконечная череда временных альянсов, бесконечной интриги, вражды всех против всех, сплошное вероломство, подлость и предательство, но при этом сдобренных чувством юмора, элегантностью и проблесками благородства с великодушием - и вот она, старая добрая Англия во всей красе. И всё это, разумеется, ради власти и денег, и нет такой подлости и жестокости, на которую бы не пошли в Англии чтоб укрепить свою власть и заработать деньжат. Например, взять пиратов на государственную службу, выдавать им каперскую лицензию, позволяющую грабить чужие торговые суда за отчисления короне. Или согнать крестьян с земли, дабы отдать её овцам, потому что нужна шерсть текстильной промышленности; но при этом побираться выгнанным из домов нельзя, в Британии до 1815 года действовал Кровавый кодекс, по которому казнили даже за мелкие правонарушения. И с какой фантазией казнили - сначала вешали, но не до конца, полуживого вынимали и тут же кастрировали, потом распарывали брюхо и из живого вытаскивали кишки и поджигали, а потом отрубали руки и ноги. И когда мы говорим, что живодёр и садист Рамси Болтон - это характерный английский аристократ, это не стёб и не преувеличение, это обычный лорд, ну, может быть, несколько эксцентричный. Сейчас потомки этих людей учат Россию европейским ценностям. А сами они заседают в Палате лордов, верхней палате английского парламента. Можно живьём полюбоваться в открытых источниках, например, на YouTube, какой это серпентарий.

Это не токсичная вонь, это русский дух

При этом нет повода считать, что русские лучше англичан. Ещё каких-то полтора века назад большая часть русского населения находилась в рабстве у таких же православных христиан, плоть от плоти своего народа, и этих рабов секли до смерти, торговали ими как скотом и проигрывали в карты членов их семей, например, жену или дочку какого-то крестьянина. И рамках великой русской духовности, в рамках православия, самодержавия и народности, всё это было в порядке вещей. За чтение книг, за "преступные идеи" и "вредоносные разговоры", как было сказано в решении суда по делу петрашевцев 1849 года, приговаривали к расстрелу.

Государство российское всегда управлялось из рук вон плохо, особенно при последнем русском государе, Николае Александровиче, человека редкого по слабости государственного ума и управленце эталонной бездарности. Он позволил втянуть Россию в абсолютно ненужную и бессмысленную Первую мировую войну с собственным двоюродным братом кайзером Вильгельмом. Русские убивали немцев, немцы убивали русских, заодно немцы убивали французов, втравили в это дело англичан и американцев, погибли десятки миллионов человек, а Россия на этом деле кончилась, не помогла ей особая духовность, наоборот, сыграла злую шутку. А шутка была в том, что Россия принялась воплощать у себя английские идеи - всё, что насочиняли английские политэкономы и юрист Карл Маркс, находившийся в эмиграции в Лондоне с 1949 года и там же сочинивший своё главное экономическое творение - тягомотнейшее до зубодробильности и бестолковое сочинение "Капитал", которое было опубликовано там же в 1867 году. "Капитал", хоть и был написан по-немецки, можно считать вполне британским произведением, потому что в основе лежит полемика апатрида (лица без гражданства) и англиизированного немецкого еврея Маркса с британскоподданными экономистами – шотландцем Адамом Смитом и португальским евреем Давидом Рикардо. К слову, базовый документ будущих государственных преступников, устраивавших повсюду бунты черни и государственные перевороты с целью свержения законных правительств, "Манифест коммунистической партии", сочинённый тем же Марксом, был тоже опубликован впервые в Лондоне в 1848 году.

Русские с энтузиазмом занимались братоубийством для воплощения идей Карла Маркса; отдельные категории населения были практически полностью истреблены - дворяне, купечество, казачество, а также зажиточное крестьянство. В стране была установлена диктатура пролетариата, что, по цитате Ульянова-Ленина, "есть власть, опирающаяся на насилие, и не связанная никакими законами". То есть, говоря по-простому, это власть вооружённых беспредельщиков, грабящих и убивающих по своей прихоти и без всякой управы на них. Почти как в настоящее время, только сейчас в России не убивают без суда и следствия, а сажают по сфабрикованным уголовным делам. Гуманизм был признан необходимой частью цивилизованного беззакония. К чести Англии по сравнению с Россией, тамошние судопроизводители увлечены хобби - судить сравнительно беспристрастно и объективно, это у них такая блажь от скуки, от знаменитого английского сплина.

Для некоторых русских, обобравших зазевавшихся соотечественников и свою географическую родину, эта блажь английских судей развлекаться, вынося неожиданно обоснованные суждения и вердикты, стала основным фактором для смены российского шила на английское мыло. Именно поэтому Британия стала для русских желанной мачехой: где кошельки ваши, там и сердце ваше, говорит Библия (Мф.6:21).

Отношения русских с англичанами никогда не превращаются в искреннюю долгую дружбу. Чичваркин, человек своеобразный, но неглупый, рассказывал, что после бегства в Лондон у него образовалась некоторая кучка приятелей-англичан, которая рассасывалась по мере осознания, что он не будет инвестировать в их многообещающие деловые проекты, где основным инвестором должен был бы выступать Чичваркин, а выгодоприобретателями - его новые благородные английские друзья. После скандалов с Литвиненко и Скрипалём, где обвинения строились на словосочетании "highly likely", что означает "весьма вероятно", русские стали считаться токсичными не только в переносном смысле этого слова.

Громкие судебные разборки между русскими олигархами сделали для англичан понятными и прозрачными истории происхождения русских капиталов, припаркованных в уютных финансовых гаванях Туманного Альбиона. Они окончательно поняли, что с русскими нечего церемонится, ибо это, в большинстве своём, жульё и ворьё, но которое можно потерпеть, пока они держат свои деньги в Британии и ведут себя сравнительно тихо. Но никто из неглупых россиян не обманывается - к ним относятся с вежливостью, под которой прячется опаска и брезгливость, как относились бы ко скунсам, которые могут, в случае испуга или опасности, дриснуть такой вонючей дисперсией, что потом ни себя, ни свой дом не отмыть.

Русский с британцем не братья никогда

Многие россияне ошибочно полагают, что если они сдадут своих детей в дорогостоящие сиротские приюты при живых родителях, типа Итона или Хэрроу, то на выходе получат настоящих британских аристократов, могущих на что-то претендовать в сугубо снобистском английском высшем свете. Интересно будет понаблюдать за сыновьями российского финансиста Марка Гарбера или коллекционера Игоря Цуканова, которые сами по себе весьма неглупые и непростые ребята, а люди с пониманием. Возможно, у них получится как-то вписать своих отпрысков в круг членов Bullington Club (Клуб Буллингтон), такой узкий междусобойчик богатых и именитых студентов Оксфорда, знаменитых своими дебошами в дорогих ресторанах. Ещё лорд Честерфилд отмечал, что благовоспитанные англичане любят нажраться в хлам и потом лупить друг друга дубовыми скамейками. Это такая милая черта национального английского характера. Проблема в том, что англичане не любят больше никого, включая даже своих ближайших валлийцев, шотландцев и ирландцев. Английская аристократия не любит и своих собственных англичан, если они не принадлежат к наследственной знати. Человеком может считаться только пэр или джентри, хотя пэром быть как-то лучше. И вот тут в Итоне, где курс молодого гомосексуала проходят даже члены королевской семьи, появляются какие-то дикие русские, которые хотят считать себя тоже ровней (русское слово и английское понятие "пэр" происходит от слова peer, что означает ровню). И если русский мальчонка или иной инородец начинает говорить низким и громким грудным голосом, с особым придыханием и неподвижной верхней губой, как положено аристократу из всё ещё невыродившейся семьи, он всё равно не станет ровней англичанину по крови. Его могут зауважать, если он будет относиться с демонстративным, но изысканно-вежливым ледяным презрением к английским снобам, снисходя до общения с ними через губу, воспринимая их как забавных, но всё же сугубо убогих мартышек. Но обычно инородцы ломаются и пытаются заискивать перед этими английскими сиротками, очень стараются слиться с ними, мимикрировать под такого же неглупого и спортивного чопорного манкурта.

Поскольку внутреннее российское хамство ничуть не уступает английскому, и русские тоже имперская нация, то выходцев из России английская аристократия не любит особо. Так могут ненавидеть только равных себе, опасных и сильных. Русским не позволяют создавать студенческие сообщества в Оксфорде и Кембридже, считая, что это будет слишком агрессивно и оскорбительно по отношению ко всем остальным. Запросто можно организовать молдавское или киргизское студенческое общество, но ни в коем случае не русское. И вообще, в среде аристократов приводить с собой куда бы то ни было русских не комильфо. Никому неинтересны русские поэтические переживания, бездонная русская духовность, русская жертвенность и прочие самоцветы загадочной русской души, почитаемой на прагматичном Западе легкой формой шизофрении вместе с идиотизмом средней тяжести. Толстой и Достоевский, равно как и Чехов, нации Уильяма Шекспира, Чарльза Диккенса и Бернарда Шоу безразличны. Они вообще никого ни в грош не ставят, даже после встречи с президентом Путиным студенты Итона фамильярно записали в блоге, что, дескать, Путин ничего, хоть и коротышка (дословно студент Трентон Брикен написал игриво-двусмысленно: "He was small in person but not in presence". Вот и всё почтение к президенту супердержавы, которого даже их королева смирно ждала четверть часа как миленькая. Эти частные школы, куда живые родители сдают своих шестилеток на растерзание педофилам и садистам, выпускают заурядных циников, одержимых непрошибаемым чувством собственного превосходства. Они походя унижают всех вокруг, считая эту манеру поведения не просто charmant (шарман), но единственно приемлемым способом контакта с низшими по дарвинистскому рангу, будь то высший средний класс своей же Британии, русские, арабы или индусы. И ничего с ними не сделать, это такая вот Спарта на Британских островах, и детки этой Спарты, владеющие и управляющие Англией и окрестностями уже тысячу лет, не подлежат перевоспитанию никакими гуманными методами.



Продолжение следует

Армия

Российские истребители Су-35С и МиГ-31БМ перехватили американский самолет-разведчик RC-135
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью