Аргументы Недели Интервью 13+

Писатель Нина Пушкова: «Возможно, я предложу мой последний роман режиссеру «Леона»

, 13:22

Писатель Нина Пушкова: «Возможно, я предложу мой последний роман режиссеру «Леона»
Алексей Пушков – первый читатель романов супруги

Приключенческие романы Нины Пушковой – это лихо закрученный сюжет, тщательно проработанные детали и цепляющие характеры героев. «Богиня победы» и «Эликсир бессмертия» – своеобразная бондиана, но с русской душой.

Нина Пушкова – актриса, писатель, супруга сенатора и известного телеведущего Алексея Пушкова. В совместных поездках с мужем она общалась с самыми разными людьми со всего мира, много путешествовала и училась – эти знания и опыт, безусловно, нашли отражение в книгах. В интервью «Аргументам недели» Нина Пушкова рассказала, что уже начала писать продолжение полюбившейся читателям детективно-шпионской истории, а также поделилась любопытными наблюдениями из своей жизни.

- Почему Вашу серию книг сравнивают с бондианой?

- Я сгоряча привела это сравнение, и оно прижилось. Дело в том, что география перемещений моих персонажей – разные точки мира, как у Бонда. Мои герои быстро попадают из Кисловодска в Брюссель, из Брюсселя в Лондон, из Лондона в Сингапур. Потом действие переносится в Крым, причем времен гражданской войны, на восток Украины, в Петербург, в Киев. Это венок приключений, в которые вовлечен весь мир. У меня тоже действует «суперагент», но в юбке и с русской душой. Она суперагент поневоле. У нее все легко получается, поскольку она одаренная и по молодости очень бедовая, ничего не боится. Жизнь поставила ее в отчаянное положение. В ситуациях, в которые она попадает, другой бы, может, и не выжил. Знаете, в таких ситуациях человек осторожный гибнет, а отчаянный за секунду до взрыва, успевает спастись. В рискованные моменты непродуманные, импульсивные решения часто оказываются лучше продуманных. Ещё одно оружие Ники – внезапность. Здесь не только интуиция играет роль. Хочу также добавить, что в перемещениях моих персонажей мало придуманного. Эта книга построена на фактическом материале.

- Откуда вы его брали?

- Большей частью из своей жизни. Многое из того, что описано в книге, я испытала сама. Волею судеб я оказалась на двух олимпах: артистическом и политическом. И лично, а не через пять рукопожатий, знакома с вершителями судеб мира. С Владимиром Владимировичем Путиным, с Биллом Клинтоном. А на творческий олимп попала в первом же фильме, в котором снялась. Это было «Обыкновенное чудо», ставшее близким для нескольких поколений зрителей. Леонов, Янковский, Миронов, Купченко, Абдулов. Снималась я и с Дворжецким, и с Ромашиным. Это великое поколение актеров, которое научило нас думать.

 С легендой советского кинематографа Анатолием Ромашиным
С легендой советского кинематографа Анатолием Ромашиным

- В Ваших книгах одна из сюжетных линий связана с работой спецслужб, шпионажем. Все очень продумано, каждая деталь! Вы консультировались с профессионалами?

- Миры дипломатов и разведчиков нередко пересекаются… Кроме того, материал я собираю очень кропотливо. Долго не могла найти информацию, как переправить за границу бриллианты, которые оказались у моей героини. Подсказал бывший директор ФСБ Николай Ковалев. Мой роман «Богиня победы» – это, собственно, приключения бриллиантов: именно за ними охотятся и наши отечественные бандиты, и суперкиллеры, и террористы из Ирландской республиканской армии, которые устраивали покушение на Тэтчер.
Мне также нужно было описание профессионального ножа, который оказывается в центре повествования. О таком ноже мне рассказал сенатор – коллега мужа по Совету Федерации. Я его долго расспрашивала о том, какое оружие используют спецагенты. И этот нож спас жизнь моей героини! Действующие у меня в «Эликсире бессмертия» сотрудники японских и британских спецслужб – это собирательные образы. А о приемах ближнего боя меня консультировал основатель отечественной школы каратэ Алексей Штурмин.

- Что из того, что происходит с главной героиней – Никой, Вам приходилось пережить лично?

- Когда у Флобера спросили, кто послужил прототипом героини романа «Госпожа Бовари», он ответил: «Эмма – это я». Мне не приходилось бежать от бандитов или киллеров, но Ника – это я. По характеру, по возможным реакциям, по важным сторонам моего детства, по впечатлениям от Сингапура, Токио, Кисловодска…

Кроме того, в моих романах описаны не только приключения и личные переживания персонажей, но и испытания, через которые прошла наша страна в 90-ые годы. Есть такие драматические моменты истории, которые не отпускают потом целые поколения. Это было страшное время. Страну сломали, разграбили. Научные работники, инженеры, врачи оказались выброшенными из жизни, люди выходили на улицы, в подземные переходы и торговали, чем придется. Как в жизни, так и в моей книге многие профессионалы оказались никому не нужны. У меня они ищут свое место в «новой» России, ищут мучительно и трудно, прежде чем вновь обретают себя.

Кстати, мои два романа перевели на французский, а «Богиню победы» – и на греческий язык. Когда я спросила издателей в Афинах, почему они это сделали, мне ответили, что им было интересно узнать, что происходило в эти годы в России. Об этом времени в той же Греции не так много правдивой информации.

- Собираетесь ли вы экранизировать роман? Кто мог бы исполнить главную роль?

- Я об этом в серьез не думала, но одна мысль у меня есть. Когда я посмотрела шпионский триллер «Анна», который снял Люк Бессон, мне подумалось, что моя героиня ничем не уступает его Анне. А в чем-то даже превосходит. К тому же она тоже блондинка. Поэтому, возможно, я предложу этот роман Люку Бессону, тем более что он переведен уже на французский язык. (Смеется)

- У Вас особое отношение к Японии. Что вас связывает с этой страной?

- Я была студенткой Института Икенобо в Киото. Люблю учиться, считаю, что всякое знание развивает. Япония меня интересует тем, что там другая философия, другой взгляд на мир, другой менталитет. Я всем этим прониклась, увлеклась созданием букетов, как у нас говорят, икебан. Это открыло для меня новый интересный мир, красоту в простых вещах. У японцев вообще нет пустых мест – даже горка камушков может быть храмом, рядом с которым они медитируют. Япония меня интересует как экзотический цветок, который благоухает и манит, но который трудно постичь, я не могла не описать этого в книге.

Чета Пушковых очень прониклась японской культурой
Чета Пушковых очень прониклась японской культурой

Путешествовать с мужем - огромное удовольствие
Путешествовать с мужем - огромное удовольствие

- Вы как-то обмолвились, что начали писать во время строительства дома. Это вас так потрясло общение с прорабами?

- Меня потрясло, как трудно найти профессионала своего дела – строителя, электрика, сантехника. Люди перестали пользоваться мозгами. Строитель не знает, чем лучше отделывать стены, прораб не в состоянии сложить двузначные числа без калькулятора, водитель не может ехать без навигатора. 5 бригад занимались строительством нашего дома, я поменяла их всех. В какой-то момент, чтобы успокоиться, я начала описывать мои впечатления от наших поездок – и деловых, и экзотических. Так зародилась моя первая книга. Кстати, ремонт квартиры стал одним из эпизодов в «Богине победы». Я подробно рассказала, как строители нас дурят, когда описывала ремонт в Кисловодске.

- Многие читатели думают, что Вы профессиональный психолог – так тонко чувствуете и описываете характеры, душевное состояние людей, взаимоотношения.

- Возможно, не профессиональный, но, когда мы работали в Праге, я посещала Карлов университет, обучалась на курсе психологии творчества. А там, где психология творчества, там и психология личности, отношений, конфликтология. К тому же, психологии учат и в театральных вузах, ведь актер должен постигать характер своего героя. Один знакомый рассказал, что купил в аэропорту мою книгу, и когда начал читать, взял листочек бумаги и вложил его вместо закладки, чтобы потом вернуться к этому моменту и перечитать, переосмыслить. Потом опять заложил страницу, а к концу книги обнаружил, что порвал весь листочек на закладки. Так что, как выяснилось, моими романами зачитываются не столько женщины, сколько мужчины. Причем читают, как мы видим, очень вдумчиво.

- Вы не раз были на форуме в Давосе. Какие остались впечатления от встреч, которые там состоялись?

- Это были встречи с лидерами ряда стран, с Форбсом, с Соросом, с сенатором Маккейном. С ним мой муж участвовал в специальных дебатах по Сирии в 2013 году, когда возглавлял Комитет Госдумы по международным делам. Маккейн, надо сказать, был очень мил, даже обходителен: он по-джентельменски пододвигал кресло, когда я садилась, несмотря на свои 70 с лишним лет, предложил принести мне горячий кофе, заметив, что мой остыл… Но как только началась дискуссия, он стал совершенно другим: жестким и неуступчивым. Так и многие западные фигуры в Давосе – в личном общении весьма приятны, а политически – совсем другая история. В общем, ярмарка двуличия.

 Встреча с Генри Киссинджером в Москве
Встреча с Генри Киссинджером в Москве

- В Вашей книге есть образ Бориса Березовского. В одном из интервью Вы предположили, что он умер не своей смертью. На чем основана уверенность, что это так?

- С Березовским я встречалась и в Давосе, и в Москве. Он тоже был человеком двуличным. К одним поворачивался лицом доктора технических наук, члена-корреспондента советской Академии наук, а к другим – безжалостного дельца, для которого человеческая жизнь мало что значила. Такой человек – уверена – не мог умереть естественной смертью. Авантюрист, математик, игрок, для которого главным были даже не деньги, а стремление к власти, политическая интрига. Такие люди, как правило, заигрываются. Заигрался и Березовский.

Моя дочь в своё время возглавляла корпункт Russia Today в Лондоне. Она была на кладбище, когда хоронили Литвиненко. Туда приехал и Березовский. И вы представляете, когда он подошел к гробу, над кладбищем разразилась жуткая гроза с электрическими разрядами. Это было самое настоящее торнадо, именно над той частью города, где хоронили Литвиненко. Мистика, конечно… Но, видимо, пришедшие туда люди вызвали такой гнев природы.

 Дочь Дарья тоже выбрала творческий путь и стала журналистом. На Форуме в Давосе
Дочь Дарья тоже выбрала творческий путь и стала журналистом. На Форуме в Давосе

- В конце книги намек на продолжение. Планируете писать дальше?

- Да, уже начала. Это будет роман об уникальном алмазе. Когда впервые берешься за какую-то тему, чувствуешь себя дилетантом. А потом начинаешь узнавать какие-то вещи… Меня захватила вся эта история с камнями! В голове уже есть и название книги. Персонажи, во всяком случае, главные будут те же, что и в «Эликсире бессмертия». Мой муж, он же традиционно мой первый читатель и критик, был прав, когда сказал, что на главных героев покушаться не надо, хотя у меня была такая мысль. В первом романе о Нике я думала убить мою героиню – уж больно отчаянная, рисковая была. Но муж посоветовал её оставить живой. «Никогда не убивай своих главных героев – они тебе ещё пригодятся», – сказал он. Так я и сделала.

- Желаем вдохновения и с нетерпением ждем новых приключений Ники.

- Благодарю. Они непременно будут.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

АОл

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью