Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → История 13+

Конструктор летучих кораблей

, 12:36 ,

Конструктор летучих кораблей
Ростислав Алексеев

Порой человек, живущий в непролазной глуши, наиболее остро чувствует, что ему чего-то не хватает в жизни. То ли простора, то ли свежего воздуха, то ли вольного ветра. И он, бросив все, уходит в море или поднимается в небо…

Ростислав Евгеньевич Алексеев сумел покорить и морскую, и воздушную стихию. А его создания — не корабли и не самолеты — свободно перемещались и по воде, и по воздуху. 18 декабря этого года ему бы исполнилось 106 лет. 

Быть первым всегда и во всем

К осуществлению этой, на первый взгляд, парадоксальной идеи совмещения самолета и корабля, Ростислав Алексеев шел долго и тяжело. В начале пути было неосознанное стремление к необычным ощущениям, романтика и алые паруса из прочитанным в детстве книг.

Потом, после окончания кораблестроительного факультета Горьковского индустриального института, Ростислав понял, что осуществить свою мечту он сможет только собственными руками и головой. Потому и построил еще во время учебы в институте по сделанным им же чертежам яхту. И на ней, поймав удачно ветер в сшитый из лоскутов и покрашенный черной краской парус (он был сшит из ткани, которую конструктор получал от домохозяек, занимаясь ремонтом швейных машин), напоминавший скорее пиратский, чем гриновский, двадцатилетний Алексеев завоевал первое место в одной из гонок.

Его успех определяли технические новшества, которые были применены в конструкции яхты: вращающаяся мачта, изгибающийся гик, и, самое главное, — обтекаемые обводы корпуса, сохранявшие симметрию при крене яхты.

За победу в другой гонке ему вручил приз сам Валерий Чкалов. Именно тогда, очевидно, в полной мере начали проявляться неординарные черты характера Алексеева: честолюбие, стремление всегда и во всем быть первым, нестандартность мышления, одержимость в достижении цели вопреки любым препятствиям.

Может быть, за жесткость, уверенность в себе, умение руководить людьми, за филигранное владение парусом и яхтой получил Ростислав в то время прозвище «Адмирал», которое осталось за ним на всю его жизнь.

В дальнейшем из-за занятости Алексеев ушёл из серьёзного спорта, однако его спортивные увлечения сохранились в течение всей жизни и были необычайно широки. Помимо яхт и гребли, занимался парашютизмом, мотогонками, водными лыжами, дельтапланеризмом, подводным плаванием.

Обладая незаурядными способностями к рисованию, посещал художественную студию, делал наброски, этюды. Управлял вертолётами и самолётами нескольких видов, обязательно участвовал в испытании всех своих судов и экранопланов, горными лыжами занимался на склонах Северной Осетии и Чегета, где участвовал в основании горнолыжной базы «Импульс».

Первые проекты

1 октября 1941 года он защитил перед госкомиссией дипломную работу на тему «Глиссер на подводных крыльях» и получил звание инженера-кораблестроителя. Рецензент Алексеева, профессор М. Я. Алферьев отметил:

- Дипломант последовательно подходит к новому типу глиссера на подводных крыльях, названному им А-4. Этот тип он развивает в нескольких вариантах, отличающихся между собой размерениями и способами носового и кормового оперения. Дипломант придаёт своему судну интересную обтекаемую форму, отображая не только высокие мореходные качества, но и стремительность корабля, соответствующего скорости движения порядка 100 узлов. В проекте хорошо продуманы все устройства глиссера и предусмотрены все моменты его эксплуатации как на спокойной воде, так и на поверхности взволнованного моря. Мореходные качества судна подтверждены гидродинамическими расчётами, в создании которых дипломант проявил большую инициативу.

Кроме того, Алферьев указал на желательность дальнейшего продолжения темы с целью доведения её до практического осуществления (катер на подводных крыльях А-4 был построен Алексеевым в 1943 году). В его основу была положена дипломная работа самого конструктора «Глиссер на подводных крыльях». 

Конструктор летучих кораблей

Истребитель подводных лодок, катер на подводных крыльях

В первые месяцы войны, после защиты диплома, Алексеев направлен на завод «Красное Сормово», где с 1941 по 1943 годы работал в должности контрольного мастера выпуска танков Т-34. 10 ноября 1941 года, уже через несколько дней работы на заводе, он предлагает использовать свое СПК в качестве истребителя подводных лодок и направляет проект наркому ВМФ Н. Г. Кузнецову, однако вскоре получает отказ, в котором указывается что представленная конструкция неприемлема и обречена на неудачу, так как в основе своей не отличается от ранее испытанных.

Несмотря на это Алексеев настойчиво продолжает эксперименты, в свободное время буксируя новые модели катеров за яхтой и отрабатывая конструкцию подводных крыльев. Помимо этого он предлагает новое устройство воспламенения для бутылок с зажигательной смесью и новый реактивно-инжекционный движитель для скоростных торпедных катеров.

Вскоре дипломной работой Алексеева заинтересовались главный конструктор «Красного Сормова» В. В. Крылов и директор Е. Э. Рубинчик. Несмотря на предельную загруженность завода производством танков, Алексееву выделяется 2—3 часа в сутки для работ по СПК. В своей монографии Алексеев отметил, что в результате экспериментов 1941—1942 годов, им впервые были получены приближенные гидродинамические характеристики подводного крыла в зависимости от глубины его погружения и относительной скорости, найдены оптимальные рабочие погружения, а также подтверждена возможность обеспечения остойчивости при применении малопогруженных подводных крыльев[8].

После представленного Алексеевым отчёта о проделанной работе, в начале 1943 года, под его руководством при заводе организуется «Гидролаборатория» и начинается создание первого двухместного катера на подводных крыльях (КПК) А-4. Первоначально лаборатория состояла из избушки на понтонах, вмёрзшей в лед в затоне Сормовского завода и единственного помощника — ученика слесаря Александра Некорина.

В апреле 1943 года первый катер на подводных крыльях Алексеева выходит на испытания и при массе в 0,9 т и мощности двигателя 25 л. с. достигает на крыльях скорости 30 км/ч. Испытания выявили уменьшение подъёмной силы крыла при приближении его к поверхности воды и неплохую устойчивость движения при глубине погружения в 15—30 % хорды крыла, что стало предтечей создания малопогружных саморегулирующихся подводных крыльев, отличающихся от всего разработанного ранее.

По результатам испытаний Алексеев назначается официальным руководителем Научно-исследовательской гидролаборатории (НИГЛ), в которой начинаются поиски оптимального профиля крыла и решения сопутствующих проблем ходкости, манёвренности, прочности, надёжности безопасности и т. п. применительно к различным условиям эксплуатации. Фронт работ расширяется, создаётся первая испытательная база. Был создан новый КПК А-5.

На испытаниях летом 1948 года катер достиг на крыльях скорости 110 км/ч при удовлетворительных параметрах устойчивости, однако классические глиссирующие обводы катера плохо взаимодействовали с крыльями в переходных режимах и Алексеев начинает проработку обводов корпуса перспективных скоростных СПК, помимо этого разрабатываются методики расчёта движителей на малопогруженных скоростных винтах и водомётах с осевыми пропеллерными насосами. В результате обширных теоретических и экспериментальных исследований, к середине 1950-х годов были решены основные технические проблемы и созданы профили малопогружных крыльев с высоким гидродинамическим качеством, которые используются на СПК до настоящего времени.

Первое выдвижение Р. Е. Алексеева на Сталинскую премию было сделано руководством завода в конце 1940-х, однако из-за противодействия министра транспортного машиностроения И. И. Носенко, не скрывавшего антипатий к сормовским СПК, оно было отклонено. Тем, не менее, директор «Красного Сормова» Николай Смеляков был настойчив и в 1951 году, после повторного направления документов, Ростислав Алексеев и группа ведущих конструкторов его КБ за создание первых судов на подводных крыльях были удостоены Сталинской премии 2-й степени.

Стремительная «Ракета»

В 1957 году на речных просторах нашей страны появился первенец крылатого флота — теплоход «Ракета», поражавший воображение своими стремительными формами и скоростью — более 70 километров в час. Если учесть, что в то время скорость речных судов составляла около 25 километров, то ее прирост был очень значительным.

Конструктор летучих кораблей

 26 июля 1957 года «Ракета» с конструкторами и рабочими на борту вышла из заводского затона и достигла Москвы за 14 ходовых часов, где открыла парад судов в честь старта VI Московского фестиваля молодёжи и студентов. На борту побывали участники форума, журналисты, руководители партии и правительства. Успех был колоссальный.

В 1958 году Алексеев становится начальником и главным конструктором Центрального конструкторского бюро по судам на подводных крыльях (ЦКБ по СПК), реорганизованного из Горьковского филиала ЦКБ-19.

Первая серийная «Ракета» была заложена 9 сентября 1958 года, а уже в октябре 1959 года вышел на испытания новый теплоход на подводных крыльях «Метеор», имеющий вдвое большую вместимость. Ещё через 2 года появилась «Комета», судно с полупогружными крыльями для прибрежного морского плавания.

Ростислав Евгеньевич успешно справился со многими проблемами, несмотря на противодействие высокопоставленных лиц в различных НИИ и министерствах, утверждавших, что суда на подводных крыльях не могут использоваться из-за извилистости фарватера рек, насыщенности движения, плавающих бревен. О серьезности борьбы говорило то, что Алексеев тогда приобрел не только верных друзей и товарищей, но и нажил влиятельных врагов, которые мешали ему во всей дальнейшей работе.

Однако жизнь опровергла все контрдоводы его противников. Сегодня в мире эксплуатируется несколько тысяч катеров и скоростных теплоходов на подводных крыльях. 8 из каждых 10 конструкции Р. Алексеева. Это огромный скоростной флот. Создание его — заслуга сормовских корабелов и в первую очередь Ростислава Евгеньевича. В стране по существу, был создан новый массовый вид транспорта, который по объему перевозок мог сравниться даже с «Аэрофлотом».

Теплоходы на подводных крыльях стали первыми советскими пассажирскими судами, которые пользовались широким спросом на мировом рынке. Они эксплуатировались более чем в 20 зарубежных странах. Чистая прибыль, получаемая государством от эксплуатации СПК в нашей стране и за рубежом, и сейчас оценивается суммой не в одну сотню миллионов рублей.

1962 год стал годом всеобщего признания заслуг Ростислава Алексеева в создании скоростного флота СССР. 14 апреля учёный совет Горьковского института инженеров водного транспорта единодушным решением, присвоил ему учёную степень доктора технических наук Honoris causa (без защиты диссертации). 22 апреля, решением Комитета по Ленинским и Государственным премиям, под председательством М. В. Келдыша, Алексееву и группе инженеров его ЦКБ за создание скоростных пассажирских судов на подводных крыльях была присуждена Ленинская премия.

Что же позволило Р. Алексееву достичь такой скорости и эффективности речных и морских судов? Он предложил для уменьшения сопротивления воды поднять судно в воздух, применив для этого малопогруженные в воду крылья. Сама идея не принадлежала Ростиславу Евгеньевичу, но его заслуга состояла в том, что он претворил ее в жизнь и пошел дальше в своих разработках.

Летящие над волнами

Развитие судов на подводных крыльях показало, что скорость их движении ограничена 120 — 160 километрами в час. Препятствием служила кавитация, то есть возникновение пузырьков воздуха на крыльевых поверхностях судов, которые довольно быстро «съедали» металл с ростом скорости. И тогда Алексеев решил крылья вообще вынуть из воды. Так появились экранопланы — летательные аппараты, движущиеся над поверхностью земли или воды со скоростью, сравнимой лишь со скоростью самолетов, а грузоподъемностью даже их превышающей. То был последний проект «Адмирала», ставший его лебединой песней.

Первый экраноплан Алексеев демонстрировал еще в 1957 году, а уже в середине 60-х годов испытывалось гигантское воздушное судно КМ (корабль-макет), который американцы за его впечатляющие размеры назвали «Каспийским монстром». 

Конструктор летучих кораблей

Оно действительно было огромным: длина составляла более 100 метров, размах крыльев — 40 метров, а весило оно почти 500 тонн. 10 (!) турбореактивных двигателей с тягой более 13 тони каждый разгоняли его до скорости 500 километров в час.

Первые сведения об этом экраноплане появились в западной печати в 1981 году. И иностранцы удивлялись тому, какую замечательную и необычную конструкцию придумал Р. Алексеев, принимавший, кстати, непосредственное участие в испытаниях в качестве летчика. "

Сквозь тернии к звездам

Правда, судьба экраноплана также, складывалась непросто. В 1975 году Ростислав, Евгеньевич был даже отстранен от должности. Работы над воздушными кораблями, выглядевшими настолько необычно и так не вписывающимися в представления консерваторов, были приостановлены. Но конструктор сумел преодолеть и эти препятствия и добиться своего, хотя его оппоненты не однажды утверждали, что ему никогда не удастся посадка экраноплана на волну.

Это все равно, что без повреждения посадить самолет на вспаханное поле, заявляли они. Однако Ростислав Евгеньевич решил и эту трудную техническую задачу. К сожалению, в реализацию его проектов вмешалась политика и недоброжелательные чиновники.

Конструктор летучих кораблей

В 1976 году, приказом министра судостроительной промышленности СССР Б. Е. Бутомы, Алексеев был отстранён от должности начальника и главного конструктора ЦКБ, поводом послужила авария экраноплана «Орленок» во время испытаний на Каспии.

Конструктор летучих кораблей

ЦКБ было разделено на две части, тему СПК возглавил человек, ранее не имевший отношения к скоростному судостроению и развитие этой темы стало постепенно замедляться, Алексеев возглавил разработку экранопланов. Затем последовало очередное понижение до конструктора проекта и далее до руководителя небольшого отдела, состоящего из 15 человек. Чкаловскую испытательную базу, на которой велись основные работы по экранопланам, переподчинили ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова и стали перепрофилировать под работы по судам на воздушной подушке. Пользоваться испытательным треком для экранопланов Алексееву было запрещено, и он проникал туда нелегально через подкоп под стеной.

В 1976-1977 гг. была проведена ревизия «модельного наследства» Алексеева, хранившегося на чкаловской испытательной базе в специальном ангаре. Это был модели экранопланов различных схем, на которых отрабатывались новые идеи и конструкции. Решением комиссии почти все они (около 250 штук) были сожжены на льду реки Троца, ни технического описания, ни фотографий моделей не делалось.

14 января 1980 года на испытательной базе в Чкаловске при спуске на воду нового пассажирского экранолёта «Волга-2» (по другим данным его прототипа - самоходной модели СМ-9), который должен был быть завершён к Московской Олимпиаде-80, Алексеев получил травму. 17 января 1980 он был госпитализирован и 9 февраля 1980 года, после двух операций, скончался. Похоронен на Бугровском кладбище Нижнего Новгорода.

Вместо эпилога

Успех проектирования и постройки СПК и экранопланов объяснялся прежде всего личностными качествами Алексеева. Он всегда проявлял размах и постановке экспериментов, исключительную смелость в принятии организационных и технических решений, умел пойти на риск, обладал инженерной интуицией, умел управлять своими эмоциями даже в самые критические моменты своей жизни, находя разрядку от работы в спорте.

Во внешнем виде его стремительных судов, отмечали все его современники, присутствует частица его самого. От них веяло свежестью, и они всегда отвечали духу нашего быстротекущего времени.

Ростислав Евгеньевич глубоко понимал физику явлений, независимо от их сложности, умел быстро и оригинально представлять их в упрощенном виде, удобном для приближенных расчетов. В разговоре со своими сотрудниками он никогда не проявлял раздражительности, что объяснялось его талантом в сочетании со снисходительностью. В тупиковых ситуациях Алексеев никогда не торопился и никого не подгонял. Он действовал своим примером, своей потрясающей работоспособностью, тем самым вселяя уверенность в окружающих в успехе дела.

Его талант, как любой другой, в определенной мере загадка. О личности Ростислава Алексеева можно говорить до бесконечности. И, наверное, только время поможет отделить правду от вымысла и дать истинный портрет Р. Алексеева, адмирала скоростного флота.

Дело выдающегося конструктора продолжают его соратники на созданном им ЦКБ по судам на подводных крыльях, которому присвоено имя Р. А.Алексеева.

На предприятии сохранены все направления скоростного судостроения, принесшие известность ЦКБ по СПК в России и за рубежом. Впервые в мировой практике сконструированы и построены – экранопланы – транспортные средства нового поколения, большими грузо- и пассажировместимостью и скоростью движения, которые до настоящего времени не имеют аналогов.

На ЦКБ планируется разработать новый экраноплан «Спасатель». Весить он будет 600 тонн, размах крыла свыше 70 м. Экраноплан будет способен взять на борт сразу 500 военнослужащих в полной экипировке. Техзадание предполагает развитие «Спасателем» скорости 550 км/ч. 

Конструктор летучих кораблей

 Его планируют использовать при поисково-спасательных операциях в Арктике и на Тихом океане. Кроме этого «Спасатель» в промежутках между собственно «спасательными» функциями будут использовать в качестве транспортного средства для доставки грузов на отдаленные и труднодоступные военные базы.

Разрабатываемый аппарат сможет совершать перелеты на несколько тысяч километров без дозаправки, садиться не только на воду, но и на любую ровную поверхность.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram