Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → История 13+

Любви все маршалы покорны

, 10:24 ,

Любви все маршалы покорны
Фото: Михаил Николаевич Тухачевский

Со времен почившего социализма мы запомнили, что наши полководцы все как один – лишь лихие рубаки с усами вразлет, шашками наголо и малопонятным, но эротичным призывом «даёшь!»

Впрочем, если познакомиться с бытом прославленных военноначальников ближе, можно узнать много интересного не только про их победы на полях сражений, но и об их блистательных викториях и на фронтах любовных. А что такого? Маршалы ведь такие же простые миряне, как и все остальные.

Донжуаны в лампасах.

В бытовых пересудах давно гуляет байка о том, как Берия в силу своей должности угодливо настучал «отцу народов», что у маршала Тухачевского в подчинении кроме Красной армии имеется еще целый гарем любовниц. – «Что делать будем, Коба?» - спросил Берия у Сталина. Тот попыхтел трубкой и кратко ответил: «Завидовать». Сегодня, когда рассказы о любвеобильности маршала уже перестали быть тайной, вполне можно допустить и то, что тот диалог между двумя людоедствовавшими кремлёвскими горцами вовсе не был анекдотом.

Получивший военное образование еще в царском Александровском училище, потомственный дворянин Михаил Тухачевский начал службу в чине подпоручика в гвардейском Семеновском полку, где и встретил Первую мировую войну. Воевал отчаянно, был награжден пятью боевыми орденами и медалями. Попал в немецкий плен. Четыре раза неудачно пытался бежать. В пятый раз повезло… Там же в плену молодой офицер познакомился с будущим президентом Франции Шарлем де Голлем. Никто из них тогда и подумать не мог, что это вынужденное знакомство в 1937 году станет одним из обвинений против уже советского маршала Тухачевского…

Отчаянно смел и напорист 42-х летний маршал  был не только в боях с неприятелем: его победы на любовных фронтах считались не менее успешными и блестящими, чем в кавалерийских атаках.

Практически красавец и дамский угодник Тухачевский жил на две семьи, имея при этом вокруг себя огромную «армию» доступных и обожавших его любовниц. Список их обширен и громок: невестка Горького Наденька Пешкова, режиссер Наталия Сац, некая Сашенька – родственница генерала Скоблина, беспощадная комиссарша Гражданской войны Антонина Барбэ, певичка кабаре Жозефина Гензи (как затем выяснилось – любовница самого адмирала Канариса) и многие другие, имена которых остались неизвестными.

О патологической тяге супруга к чужим юбкам прекрасно знали и его жены, судьбам которых тоже не позавидуешь. Одна из них, простая девушка Маша Игнатьева, с которой Тухачевский познакомился будучи гимназистом, став женой уже красного командира Тухачевского, стойко делила с ним все тяготы полевой жизни, неустроенного быта, частых переездов и т.д.

Единственное, с чем женщина смириться  не смогла, так это с изменами своего любвеобильного мужа. Начались ссоры, переходившие в громкие скандалы, о ситуации в семье узнали не только начальники Тухачевского, но и его солдаты. Стерпеть позора молодая женщина не смогла: в 1920 году прямо в штабном вагоне мужа она застрелилась из его же табельного револьвера. Командарм на похороны жены не приехал.

Скандал быстро замяли, а сам Тухачевский очень скоро обзавелся новой пассией – юной 16-летней дочкой смоленского лесника Лерой, на которой вскоре и женился. Брак оказался недолгим: молодой девушке, часто тоскующей в одиночестве, быстро донесли, что ее супруг коротает вечера не на учениях, но в объятиях других дам. Лера стреляться не стала, а собрав нехитрые пожитки, уехала обратно к отцу, чем в прямом смысле спасла себе жизнь в страшном 1937 году: ее просто не стали искать. Но всех других ближайших родственников опального маршала Сталин либо расстрелял, либо отправили в жуткие лагеря.

Именно такая судьба выпала на долю третьей жены Тухачевского, тоже потомственной дворянки Нины Гриневич, которую он в прямом смысле «увел» у своего комиссара Лазаря Аронштама и которая родила ему дочь Светлану. Гриневич прекрасно знала о том, что ее муж открыто проживает еще и со своей секретаршей Юлией Кузьминой, от которой тоже имеет дочь. И тоже – Светлану… В общем, мадридский двор по сравнению с кремлёвским отдыхает.

Юлию Кузьмину арестовали в окружении Тухачевского одной из первых. Она сгинула где-то в северных лагерях. Ее бывшего мужа, которому она изменяла с красным маршалом, тоже расстреляли. Его – за что? И так мужик был опозорен: о романе его жены прекрасно знали все. Просто мстительная рука не уставала!

За Ниной Гриневич, после расстрела Тухачевского сосланной в Астрахань, пришли в 1942 году. Тоже расстреляли. Дочь Светлану отправили сначала в спецприемник, затем в лагерь, совсем не «Артек», долгая ссылка и так вплоть до реабилитации в 1953 году. Светлана Михайловна часто бывала у нас в гостях, рассказывала о своей трудной жизни неохотно, но страшно…

Все зло от баб?

С оперной певицей Верой Давыдовой Тухачевского, уже бывшего тогда заместителем наркома обороны в 1934 году на вечере памяти Дзержинского познакомил его же начальник нарком Ворошилов. Красавица Вера Александровна в то время уже была признанной примой Большого театра, Тухачевский, как сейчас говорят, на нее сразу «запал». Казалось бы, дело житейское, и в послужном любовном списке маршала появилась бы еще одна мимолетная «звездочка», если бы не одно зловещее «но». Примой Большого театра Вера Давыдова стала не только из-за своего таланта, но волей тогдашнего её поклонника – Иосифа Сталина.

Маршал Ворошилов, любимец вождя, конечно знал и о том, что Сталин не только властно покровительствует молодой певице, но и регулярно делит с ней свою кремлевскую постель, но о пикантности момента Тухачевскому даже не шепнул. Дело в том, что необразованный луганский слесарь Ворошилов, терпеть не мог кадрового военного, профессионала и своего зама Тухачевского, опасаясь, что тот его сможет легко подвинуть на месте наркома, что, кстати, вполне могло случиться.

Зная мстительность вождя, Ворошилов, похоже умело разыграл, пожалуй, свою самую единственную блестящую стратегическую операцию по избавлению от соперника. Тухачевский, увы, этого не понял…

Давыдова была моложе Тухачевского на 13 лет, официально состояла в браке с директором оперной группы Большого театра Дмитрием Мчедлидзе, но как устоишь перед напором красавца маршала? «Крепость» пала очень быстро: с того вечера памяти Дзержинского певица уехала с маршалом на его госдачу… Молодые влюбленные совсем не обратили внимание на то, что их внезапное знакомство случилось не где-нибудь в банальной театральной ложе, но… в зловещем клубе ГПУ-ВЧК-НКВД. Напрасно…

О романе Давыдовой с Тухачевским сама певица рассказала в книге писателя-эмигранта Леонида Гендлина: «Исповедь любовницы Сталина» уже после окончания своей блестящей оперной карьеры. «…Радостно и тревожно было в его объятиях. Каждая линия его тела казалась мне воплощением мужской красоты. При одном воспоминании о нем меня начинает бросать в дрожь, закипает кровь, по-молодому бьется сердце», - так в воспоминаниях Давыдова по версии писателя упоминает своего любовника Тухачевского. Судя даже по этой фразе, обоюдная страсть их была столь велика, что затмила и чувство реальной смертельной опасности: конечно, Сталину о романе его фаворитки с маршалом всё было известно. Возможно, одним из первых «осведомителей» стал как раз сам маршал Ворошилов, так умело сыгравший когда-то Змея-искусителя.

Тухачевский, конечно, об отношениях своей любовницы с вождем знал, но именно это обстоятельство придавало особую остроту его натуре: Сталина он тоже недолюбливал, что впоследствии маршала и привело в группу военных «заговорщиков», в 1937-1938 годах Сталиным хладнокровно уничтоженных. Мог, например, демонстративно прямо с кремлевского банкета на глазах у Сталина и его свиты… увезти на всю ночь Давыдову на свою дачу! Сталин же терпел, очевидно полагая, что расправиться с всенародно любимым военачальником лишь «из-за бабы» ему просто несолидно. Ждать вождь умел. Развязка, как известно, наступила в мае 1937 года после ареста Тухачевского. На скоротечном суде разжалованному маршалу вспомнили и его германский плен, и дружбу с Шарлем де Голлем, и ночные утехи с любовницей Канариса Жозефиной Гензи, которая, конечно, исправно описывала их затем в отчетах германскому Абверу.

Единственное, в чем пролетарский «суд» не обвинил Тухачевского, так это в его многочисленных сторонних связях, особенно – с Верой Давыдовой. Так велел сам Сталин, очевидно понимая, что официальное упоминание о певице сможет невольно коснуться и его самого. Впрочем, очень возможно, что Сталин все же испытывал к Давыдовой и какие-то искренние человеческие чувства: в жизни ведь всякое бывает…

Когда расстреляли Тухачевского, Вера Давыдова вместе с театром была на гастролях в Финляндии. На Ленинградском вокзале по возвращении труппу встречали не только коллеги и поклонники: первым спускающейся Вере Александровне подал руку высокопоставленный генерал НКВД. Вручив радостной от предвкушения скорой встречи с Тухачевским певице шикарный букет цветов, посланник в кожанке скороговоркой шепнул ей на ухо: «Поздравляю Вас с прекрасными гастролями и с тем, что ваш любовник Тухачевский разоблачен и расстрелян как немецкий шпион!» Давыдова упала в обморок. Ее привели в себя и прямо с перрона увезли на ближнюю дачу Сталина.

P.S. Любовь зла…

Веру Давыдову по многим причинам можно считать «счастливицей»: она трижды стала лауреатом Сталинской премии, получила все мирские блага от жизни, была фавориткой Сталина, любила и была любима Тухачевским, при этом, сохранила хоть формально, но брак с законным супругом Мчедлидзе и, самое главное - осталась не только жива, но не подверглась даже малейшему гонению со стороны обманутого ею же вождя народов. А захоти он… Даже представить страшно, что могло бы стать с прекрасной оперной певицей и просто красивой женщиной.

В 1953 году сразу после смерти Сталина, Давыдова уехала в Тбилиси. Преподавала в консерватории. Умерла в 1993 году.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей