Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели История 13+

Последний день Мессины

, 17:46 ,

Последний день Мессины
Фото: imgprx.livejournal.net; Мессинское землетрясение 1908 года

В истории мировых катаклизмов Италия «по праву» занимает одно из лидирующих мест. Сначала – чудовищное извержение вулкана и землетрясение, стёршее в 62 г.н.э. с лица Апеннинского полуострова города Помпею и Геркуланум вместе со всеми жителями, затем в 1908 г. – не менее чудовищное землетрясение на дне Мессинского пролива, полностью разрушившее города Мессину, Реджо-ди-Калабрия, Пальму и унесшее жизни более 200 000 человек.

Но если трагедия Помпеи стала широко известна современной истории благодаря и гениальной картине русского художника Карла Брюллова, то «мессинская катастрофа» вошла в историю исключительно благодаря только России. Вернее – ее военным морякам.

Свистать всех наверх!

15 декабря 1908 г. русская эскадра в составе броненосцев «Цесаревич», «Слава» и крейсеров «Богатырь» и «Адмирал Макаров», находившаяся на учениях в Средиземном море, готовилась к возвращению в итальянский порт Мессина.

На кораблях царил обычный ажиотаж, всегда сопровождающий предстоящий сход экипажей на берег: матросы пересчитывали полученные в кассе лиры и тревожно прикидывали – сколько «кьянти» они смогут на них выпить в тавернах. Офицеры доставали парадную белоснежную форму и мечтательно представляли – скольким жгучим итальянкам они успеют вскружить головы во время стоянки. В общем, все занимались вполне серьезными делами…

За несколько миль до берега вахтенный офицер «Цесаревича» заметил огромную белую шапку дыма, взметнувшуюся над вулканом Этна. Понимая, что на торжественный салют в честь появления русской эскадры это не похоже, вахтенный срочно доложил о ситуации командующему эскадрой контр-адмиралу Владимиру Литвинову. Тот поднялся на мостик. Расчехлили и навели дальномеры, но и они ясности в происходившее на берегу не привнесли: всё было затянуто густым дымом и яркими всполохами огненного зарева. Картина напоминала библейский Апокалипсис, сопровождаемый мощным зловещим гулом. К тому же резко усилилось волнение моря. Опытный моряк Литвинов приказал сигнальщикам по международному коду сигналов запросить береговые власти о том, что у них происходит. В ответ – тишина. Литвинов телеграфировав о ситуации в Петербург, принял решение идти к берегу. По эскадре сыграли тревогу, корабли прибавили ход. Офицеры, убрав уже ненужную парадную форму, вместе с матросами разбежались по боевым постам.

К вставшему на якорь на рейде «Цесаревичу» пришвартовался пробившийся через дым катер итальянского командира порта. Из сообщения русские моряки узнали о том, что «рано утром 15 декабря жесткий подземный толчок всколыхнул южную оконечность Апеннинского  полуострова и северный берег Сицилии. Перестали существовать город Мессина и целый ряд небольших городков, селений и деревень в его окрестностях.» Далее итальянский чиновник сообщил и о том, что на берег обрушилась огромная волна-цунами, унесшая с собой сотни тех несчастных, кому удалось не погибнуть в момент первых толчков. Разрушены водопроводы и топливные магистрали, в городе полыхают пожары. Ко всему прочему, по закону ада, из местной разрушенной тюрьмы на волю выбрались сотни уголовников, которые, узнав о том, что здание местной полиции вместе с карабинёрами погребено под завалами, начали активно мародерствовать и грабить руины местного банка. В Мессине наступило безвластие.

Адмирал Литвинов понял, что несчастным южанам никто, кроме русских моряков прийти на помощь не сможет, принял решение вступить в борьбу со стихией силами вверенных ему корабельных экипажей. Еще раньше это поняли и сами моряки, воспитанные в русских морских традициях: «Сам погибай, а товарища выручай!», которые и без высокого приказа уже были готовы к спасательным действиям. Мечты о пирушках в местных тавернах были враз похерены, как, собственно, и сами таверны, превратившиеся в руины. Литвинов обратился с выстроенным вдоль бортов экипажам с короткой речью, которая заканчивалась словами: «Братцы! Я надеюсь на вас… Помните, что вы - русские!» Аварийная операция началась.

Спасайте, кто может!

К тому времени на эскадру пришел ответ из Петербурга с высочайшим не только разрешением, но и просьбой оказать несчастным итальянцам всю посильную помощь. Просьба императора по своей значимости для моряков была даже выше, чем его же приказ.

На кораблях срочно ввели военное положение. Были тщательно пересчитаны и расфасованы необходимые продукты, включая «НЗ». В корабельных кубриках и офицерских каютах оборудовали дополнительные койки, кают-компании переоборудовали в операционные. Сформированные спасательные команды вместе с медиками срочно грузились в шлюпки и катера, которые сразу отходили к дымящемуся берегу.

Там нашим морякам открылась картина чудовищного разрушения: дома, дворцы и палаццо, ранее разительно отличавшиеся друг от друга роскошью и помпезностью, сейчас лежали в единых безликих развалинах, сквозь которые доносились крики и стоны несчастных горожан. Спасшиеся и обожженные жители редкими стайками жались к воде, готовые от отчаяния в нее броситься вместе с детьми. Где-то страшно выли собаки. К этому моменту под завалами одномоментно оказались более 160 тысяч горожан. Оставшиеся в живых молили о спасении.

Офицеры и матросы не дожидаясь команд, бросились вручную разбирать руины: никаких бульдозеров, скреперов и тягачей тогда не было и в помине. Вытащенных из-под развалин людей тут же передавали фельдшерам, которые оказывали им всю посильную помощь, затем на своих же шлюпках и катерах переправляли на стоявшие на рейде корабли, где их уже ждали корабельные хирурги. Русские моряки разбирали завалы без перерывов, перекуров и вообще без какого-либо отдыха в течение 15 часов. Сколько они спасли за это время итальянцев, никто из них не знал. «В истории Мессины были тысячи страниц человеческой доброты и щедрости. Но самую нетленную страницу в этой истории вписали они – светловолосые славяне, столь сдержанные на вид и столь отзывчивые в деле» - писала известная итальянская газета. Впрочем, в те и многие последующие дни практически все медиа-ресурсы Италии говорили лишь о бескорыстии, человеколюбии и великодушии русских моряков. Ко всему прочему, именно наши моряки в те дни взяли на себя и функции погибших полицейских: сформировав летучие группы, матросы и офицеры быстро положили конец бесчинствам местных мародеров и грабителей. Говорят, что нашим офицерам даже пришлось применять табельное оружие против преступников, за что не только простые итальянцы, но члены итальянского правительства были им безмерно благодарны.

Казалось бы, беда отступила. Более двух с половиной тысяч особо пострадавших жителей на российских кораблях были эвакуированы в клиники Неаполя. Оставшиеся и извлеченные из-под завалов искали своих близких, пытались спасти какие-либо вещи и документы, но… Утром следующего дня 16 декабря в Мессине прогремел еще один, более сильный подземный взрыв, который окончательно разрушил сохранившиеся ранее здания. Среди них оказалась самая древняя, а потому особо почитаемая на Сицилии церковь Санта Мария Аннуциата, где в то время шла благодарственная месса в честь наших моряков и спасенных ими прихожан, которые тоже стояли среди молящихся. Погибли почти все…

Вскоре на рейде Мессины бросил якорь итальянский крейсер «Витторио-Эммануил», на борту которого к месту трагедии прибыла королева Елена. Обращаясь к адмиралу Литвинову, королева, учившаяся в России, по-русски выразила свое сочувствие и сострадание погибшим морякам и передала всем им великую благодарность от народа Италии. Это было искренне и правдиво.

А волны и стонут и плачут…

Три года город Мессина восстанавливался и отстраивался после страшной трагедии. В центре города русским морякам установили памятник, в честь их назвали несколько улиц. 16 февраля 1911 г. из России в Мессину с официальным визитом прибыл крейсер «Аврора» с правительственной делегацией на борту.

«Русских нам послало не море, но само небо!» - писали тогда итальянские газеты. На борт русского крейсера по парадному трапу поднялись члены итальянского правительства и духовенство во главе с епископом д‘Аригго.

Командиру «Авроры» Петру Лескову торжественно вручили золотую памятную медаль с надписью «Мессина - мужественным русским морякам». От городской мэрии наши моряки получили шелковый вымпел с вышитым золотом воззванием: «Да будет вечна наша благодарность и признательность тем, кто показал великолепные образцы человеческой солидарности и братства, первыми придя к нам на помощь!» Это было действительно торжественно, искренне и честно. Куда сегодня делись эти человеческие свойства в «натовской» Италии, не знают, пожалуй, и сами итальянцы.

P.S.

Могу лишь предположить: если уже по вине безумных натовских генералов в XXI веке Мессина будет разрушена вновь, то русские моряки вряд ли еще раз придут горожанам на помощь. Хотя…

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram