Аргументы Недели История 13+

Пламенные террористки

№ 6(650) 14-22 февраля 2019 [ «Аргументы Недели », ]

Пламенные террористки
Покушение Веры Засулич на петербургского генерал-губернатора Трепова

В этом году исполняется 150 лет «Катехизису революционера» – боевому уставу организации «Народная расправа», сочинённому её основателем Сергеем Нечаевым.

Начало

В списке российских террористов на первом месте могла быть дворянка Дарья Николаевна Салтыкова (в девичестве Иванова) по прозвищу Салтычиха. Именно ей первой пришло в голову заказать дворовым взрыв дома своего любовника-изменщика землемера Николая Тютчева – деда поэта Фёдора Ивановича Тютчева. Но это преступление шло по разряду уголовных.

Фёдор Тютчев оказался прав – «умом Россию не понять». Спустя столетия женская уголовщина плавно переросла в политику. Мало того, действия террористок нашли понимание у интеллигенции, почитающей за честь не просто проявлять сочувствие борцам с существующим режимом, но и давать им кров с полным пансионом.

Так, стараниями адвоката-златоуста Анатолия Кони под рукоплескания публики была оправдана Вера Ивановна Засулич, стрелявшая в петербургского генерал-губернатора Фёдора Трепова. Она в этом желании была не одинока. Но об этом ниже.Трепов,конечно, погорячился, приказав выпороть народника Алексея Боголюбова (Архипа Емельянова) за нарушение режима содержания заключённых. Но, согласитесь, пламенная революционерка могла дать ему публичную пощёчину, скажем, в театре, и это было бы более действенно. «Оправдание Засулич происходило как будто в каком-то ужасном кошмарном сне, никто не мог понять, как могло состояться в зале суда самодержавной империи такое страшное глумление над государственными высшими слугами и столь наглое торжество крамолы» – так прокомментировал приговор князь Владимир Петрович Мещерский.

 

 

Барышни-бомбистки

«Катехизис революционера» Нечаевастал настольной книгой российских бомбистов – радетелей за счастье народное. «Боевой устав революционной пехоты» был воспринят как руководство к террору не только мужчинами, в основном разночинцами, рабочими и крестьянами, но и барышнями из известных и весьма состоятельных семейств.

Так, по подсчётам американской исследовательницы женского терроризма Эми Найт, среди 78 членов Боевой организации эсеров для борьбы с самодержавием путём террора было 44 барышни из высших слоёв общества, принявших сознательное решение – «отдать свой долг народу». Найт проанализировала их социальное происхождение: 15 были дворянками или дочерьми купцов, 4 – из среды разночинцев, 11 – из мещан, одна была дочерью священника, 9 родились в крестьянских семьях.

При этом крестьянки были достаточно образованны: крестьянка Анастасия Биценко и дочь солдата Зинаида Коноплянникова были учительницами – сеяли разумное, доброе, вечное. 11 выходцев из более высоких сословий имели высшее образование, 23 – среднее, 6 – домашнее, 3 – начальное и одна самоучка. Среди них было 9 учительниц, 8 студенток и только 4 «стояли у станка». Средний возраст барышень-бомбисток – 22 года. И все они горели желанием изменить мир.

Для сравнения: за всё время, начиная с «Народной расправы» и «Народной воли», из 131 террориста-мужчины 95 были рабочими и крестьянами.

Единственное, что не учитывалось «народными заступниками», это то, что благие намерения при любом раскладе всегда ведут в ад. Среди чрезмерно эмоциональных и экзальтированных народных «заступниц» отмечался большой процент с психическими и суицидальными отклонениями.

 

 

Скорбный лист

Софья Перовская, дочь губернатора Санкт-Петербурга, фельдшер, «народоволка», организатор убийства Александра II.

Вера Фигнер (по мужу Филиппова), дочь офицера, недоучившийся врач, член Исполкома «Народной воли», выдержала 25‑летнее заключение в Шлиссельбургской крепости как участник подготовки покушений на Александра II в Одессе и Петербурге.

Прасковья Ивановская, дочь православного священника, член Боевой организации эсеров, приговорена к смертной казни, заменённой на 20 лет заключения. При советской власти была членом «Общества бывших политзаключённых и ссыльнопоселенцев» (общественная организация в СССР с 1921 по 1935 г., закрытая по решению И. Сталина).

Дора Бриллиант, дочь торговца, акушерка, изготовительница бомб, член Боевой организации эсеров, участница организации покушений на министра внутренних дел Вячеслава Плеве и Великого князя Сергея Александровича,сошла с ума вПетропавловской крепости.

Анастасия Биценко-Камеристая, из крестьян, член ЦК партии левых эсеров. Училась на педагогических курсах. Как член Летучего боевого отряда партии убила в Саратове в доме Петра Столыпина его генерал-адъютанта Виктора Викторовича Сахарова. Адвокат послал ей в камеру большой букет цветов. Приговорена к смертной казни, заменённой на бессрочную каторгу. В 1938 была расстреляна по решению тройки.

Евгения Григорович, дочь генерала, который помогал ей спасать революционеров от ареста, прятал у себя в доме заговорщиц, узнавал часы проезда и приёма намеченных к ликвидации лиц. Готовила покушение на генерал-губернатора Фёдора Трепова.

Татьяна Леонтьева, племянница Трепова,кандидат вимператрицы, активистка Боевой организации эсеров. Хранила у себя в доме взрывчатку. В Швейцарии, где её скрывали родственники, убила Шарля Мюллера, принятого ею по ошибке за бывшего министра внутренних дел Петра Дурново. Участвовала в покушении на московского генерал-губернатора Фёдора Дубасова.

Тамара Принц, генеральская дочь, три раза ходила убивать генерала, друга отца. Но не смогла и застрелилась.

Мария Беневская. Дворянка. Член Боевой организации эсеров. Техник. Кидала бомбу в московского генерал-губернатора. Взрывом ей оторвало руку. Приговорили к каторге.

Мария Школьник. Член Боевой организации партии социалистов-революционеров. Её бомба ранила черниговского генерал-губернатора.

Евстолия Павловна Рогозинникова. Входила в Летучий боевой отряд Северной области партии социалистов-революционеров. Убила начальника главного тюремного управления Александра Михайловича Максимовского за то, что он ввёл в тюрьмах телесные наказания для политических.

 

 

Это многих славный путь

И наконец – Наталья Сергеевна Климова. По словам Варлама Тихоновича Шаламова,её судьба «касается великой трагедии русской интеллигенции, революционной интеллигенции и заслуживает отдельного жизнеописания». Родилась в семье рязанского помещика, председателя Рязанского отдела «Союза 17 октября» (умеренно правая политическая партия крупных землевладельцев, предпринимательских кругов и чиновников России). Окончив гимназию, продолжила учёбу на женских курсах в Петербурге. Там же вступила в партию эсеров-максималистов.

12 августа 1906 года участвовала в покушении наСтолыпина в его доме на Аптекарском острове. Хозяин дома не пострадал, однако ранения получили более 100 человек (27 из них погибли), остались калеками двое детей премьера. Через несколько месяцев была арестована. В Петропавловской крепости написала знаменитое «Письмо перед казнью», которое было напечатано осенью 1908 года в журнале «Образование». Там же была написана повесть «Красный цветок».

Через год военно-полевой суд приговорил её к смертной казни, которая была заменена бессрочной каторгой.

Ночью 1 июля 1909 года Климова сбежала из Московской губернской женской тюрьмы (Новинки) с 12 каторжанками. Побег удался с помощью тюремной надзирательницы Александры Тарасовой. Через месяц её однопартиец инженер Калашников помог Наталье Сергеевне под видом своей жены попасть в Китай,а там на верблюдах через пустыню Гоби она добралась до китайского порта, а затем, морем в Токиои оттуда на пароходе в Италию и далее в Париж, где она познакомилась с Борисом Савинковым и вступила в Боевую организацию партии социалистов-революционеров.

Там же она вступила в брак с бежавшим с Читинской каторги Иваном Столяровым. После рождения дочки Наталья Климова отошла от революционной деятельности, целиком переключилась на домашнее хозяйство и родила ещё двух девочек.

После Февральской революции муж уехал в Россию, где ожидал приезда семьи. Но не случилось. Она заразилась испанкой от младшей дочери, и они умерли, не справившись с болезнью. Жизненный путь Натальи Сергеевны Климовой оборвался через 50 лет после выхода «Катехизиса революционера» её кумира Сергея Нечаева. Похоронили её с дочерью на кладбище Булонь-Бийанкур. Судьба средней дочери неизвестна. Старшая же, стоматолог, сгинула в ГУЛАГе.

Сергей СЕРАФИМОВИЧ

Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью