Газовое удушье

, 23:41

Газовое удушье
А. Миллер нацелился на триллион

На днях глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что через 10 лет его компания станет самой дорогой в мире. Капитализация газового гиганта должна достигнуть 1 трлн. долларов. Трудно сказать, удастся ли раздуть цену монополии до таких величин. Дело в том, что все газпромовские запасы нефти и газа тянут только на 206 млрд. долларов…

Но План Миллера может и выгореть. Особенно учитывая, что правительство Виктора Зубкова на прощание дало отмашку ошеломляющему росту цен на энергоносители. В 2011 г. стоимость газа дорастет внутри страны до мирового уровня. Для этого тарифы будут повышать рекордными темпами.

Конечно, монополия будет довольна. Да и у правительства нашлось оправдание. Оказывается, стране с крупнейшими в мире запасами газа грозит... острый дефицит голубого топлива.

Россия угодила в «газовую яму». Который год подряд добыча голубого топлива топчется на месте. При этом, с одной стороны, внутреннее потребление газа растет на 3–5% в год. С другой – мы по рукам и ногам связаны долгосрочными зарубежными контрактами. Экспорт отъедает немалую часть добычи. В прошлом году Россия отправила за кордон треть газа (190 из 650 млрд. куб. метров).

Вот и вышло так, что мы сами загнали себя в клещи. «При нынешних темпах роста экономики уже в 2012 г. внутреннее потребление газа сравняется с уровнем его добычи. Значит, мы либо останемся без экспорта газа, либо без экономического роста, либо без того и другого», – предрекает директор Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков.

Первый звоночек уже прозвенел. В прошлом году поставки газа в дальнее зарубежье снизились на 5%. Так что кризис – у ворот. Основная проблема в том, что старые месторождения истощаются, а добраться до новых запасов не хватает сил. Вот показательный факт. В 2005 г. на полную проектную мощность вышло месторождение Заполярное. Прошло три года, но добыча газа в стране с тех пор не выросла, а упала! Между тем Заполярное было последней из остававшихся у нас мощных газовых кладовых Западной Сибири. Этот регион – опора «Газпрома». Сибирские месторождения-гиганты Уренгой, Ямбург, Медвежье и Заполярное дают три четверти добываемого в стране голубого топлива.

За последние 15 лет наша газовая промышленность деградировала.

С Заполярным связывали огромные надежды. Но оно не смогло компенсировать двукратное падение добычи на основной газовой житнице страны – Уренгойском месторождении. Уренгой «высасывают» с 1981 года, и ясно, что конец – не за горами... Также на грани истощения Ямбург и Медвежье…

В общем, недра Сибири практически опустошены. Надо двигаться дальше. Куда? Самая крупная газовая «кубышка» – Ямал. Там открыто 26 месторождений с разведанными запасами 10 трлн. кубометров. Немало топлива хранит шельф Баренцева моря: недра Штокмановского месторождения оцениваются в 3,7 трлн. кубометров.

Пора бы вскрыть эти кладовые. Но разработка перспективных месторождений который год – в подвешенном состоянии. За чем же дело стало? «За последние 15 лет наш газовый сектор деградировал с точки зрения технической и инженерной мысли. Я боюсь, что он сегодня просто физически не в состоянии работать с крупными месторождениями», – поясняет президент Института энергетической политики Владимир Милов.

С этой мыслью согласны многие эксперты. «Несколько лет обсуждали, кто будет партнером при разработке Штокмана. При этом никто не задавался вопросом, как вообще оттуда газ добывать. А это по техническим условиям добычи одно из самых сложных месторождений в мире», – добавляет глава лаборатории проблем ТЭК С. Алексашенков.

Ровно та же проблема – с газовыми запасами Ямала. Этот уникальный полуостров 9 месяцев в году находится подо льдом. Поэтому в «Газпроме» по сей день идут дискуссии, как «тащить» оттуда трубу? То ли вести ее через море в Ненецкий округ и Коми. То ли тянуть «вниз» – к основному входу в действующую систему газопроводов.

Нельзя сказать, будто монополия не делает совсем ничего, чтобы выкарабкаться из «газовой ямы». Месяц назад «Газпром» представил долгожданную стратегию развития отрасли до 2020 года. Компания пообещала, что через 12 лет увеличит добычу газа с нынешних 548 млрд. до 670 млрд. кубометров.

Реализации этих планов очень поспособствует недавний подарок правительства. Оно без конкурса передало «Газпрому» гигантское Чаяндинское месторождение. «Поставки с Чаяндинского и Ковыктинского месторождений достигнут 60 миллиардов кубометров. С «Сахалина-2» – 21 миллиард, Бованенковского – 115 миллиардов», – подсчи­тал Максим Шеин из «Брокеркредитсервиса».

Так что в целом планы спасения отрасли из болота выглядят реалистично. Правда, есть три больших «но». Во-первых, по подсчетам экспертов, монополии все равно не хватает 30 млрд. куб. газа, чтобы довести добычу до обещанных 670 млрд. кубометров. И где их взять – неизвестно. Во-вторых, у «Газпрома» есть «старая добрая» традиция – сильно затягивать сроки сдачи новых месторождений. В-третьих, выбираться из ямы монополия намерена за счет населения.

Хотя есть и другой вариант. У России – огромный потенциал экономии голубого топлива. У нас 50% котельных, работающих на газе, имеют КПД ниже 80%, 32% – ниже 60%. Если довести КПД котельных до 90%, экономия газа достигнет 60 млрд. куб. м в год. Это равно добыче на Штокмане.

В общем, прежде чем лезть в карманы согражданам, не помешает прошерстить внутренние резервы. А то и впрямь получится «самая дорогая в мире корпорация». Для населения.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Aydınlılk: Турция допускает возможность бартерной торговли с Россией в случае продления санкций или отключения платежных систем

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

Политика

В мире

Политика

Политика

Политолог Кортунов: усиление антироссийских санкций пойдет через те страны, которые их не поддержали

У Запада практически не осталось в запасе санкций, которые можно применить к России, не нанося серьезного ущерба и своей экономике. Поэтому США и ЕС будут работать с третьими странами, которые формально к ограничениям не присоединялись. Об этом «Ленте.ру» рассказал генеральный директор российского совета по международным делам Андрей Кортунов.