//

Из-под палки актёр работает лучше

В свои тридцать с небольшим Дмитрий ЛЫСЕНКОВ – очень востребованный и популярный актёр в Санкт-Петербурге. В Александринском театре играет роли в самых известных спектаклях: Хлестакова в «Ревизоре», Телегина в «Дяде Ване», Гамлета в бессмертной шекспировской пьесе. В последнее время хорошо складываются и отношения с кино. После яркой работы Дмитрия в сериале Сергея Снежкина «Белая гвардия» Фёдор Бондарчук даже назвал его «выдающимся артистом». За словом последовало и дело: Фёдор Серге­евич пригласил молодое дарование в свою военную картину «Сталинград», которая сейчас с успехом идёт в российском прокате.

- Дмитрий, а кого вы позвали на премьеру фильма «Сталинград»?

– Пришли вся моя родня, друзья. Позвал бы я и своих учителей… Но не все они живы. Я учился в Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства у Владислава Пази. С 2000 по 2007 год работал в Театре Ленсовета, которым он руководил. К сожалению, Владислав Борисович ушёл из жизни в 2006 году, в шестьдесят с небольшим…

– А Валерия Фокина, худрука Александринского театра, вы не забыли пригласить?

– Понимаете, у нас отношения «работодатель-подчинённый». Я думаю, что в любом случае Валерий Владимирович когда-нибудь увидит этот фильм. Может, он и не пойдёт в кинотеатр. По телевидению, пусть без 3D-эффектов и технологий IMAX. Стыдно ему будет за меня или нет, я не знаю. Мне за себя не стыдно.

– Всеволод Мейерхольд утверждал, что самый свободный человек в театре – актёр. Вы, наверное, с этим не согласны?

– Может быть, актёр в чём-то и свободнее режиссёра. Но есть такое ощущение, что из-под палки актёры работают лучше. Когда режиссёр с актёром на равных, последний перестаёт работать и садится на голову режиссёру. Так везде.

– Говорят, что вы попали в «Сталинград», потому что снимались с Фёдором Бондарчуком в «Белой гвардии» у Сергея Снежкина, одного из авторов сценария «Сталинград».

– Да, мы действительно снимались в «Белой гвардии». У нас с Фёдором Серге­евичем были совместные сцены. Он сыграл прапорщика Шполянского, а я поэта Ивана Русакова. И так случилось, что он меня приметил и пригласил в «Сталинград». Но вы не думайте, что обошлось без проб! В полном гриме, в костюме. Более того, была даже выстроена декорация. Очень серьёзные пробы прошёл и сын режиссёра – 22-летний Сергей Бондарчук. Артиллерист Серёжа – его дебют в кино.

– Говорят, вы сами добавили своему герою – снайперу Чванову – разные детали, словечки, мимику. Это правда?

– Чванов – необразованный человек, дворовый парень. Мне, кстати, ничего подобного раньше играть не доводилось. Обычно в кино использовалась моя «неврастеническая» структура характера, вернее, актёрской индивидуальности… Так вот, мой персонаж был изначально хорошо прописан. Но я поработал над словами-паразитами, которые любит произносить мой герой. Например, он часто, совсем не к месту, добавляет: «В общем и целом». В сценарии были и другие слова-паразиты. Но я счёл, что их слишком много. Обычно такие малообразованные люди имеют какое-нибудь одно словечко или выражение, которое вставляют через каждое слово, чаще не по делу. Поэтому я и решил, что мой персонаж будет говорить всегда «в общем и целом».

– Роль снайпера Чванова, наверное, потребовала от вас специальной подготовки? По крайней мере вы должны были научиться отлично стрелять?

– Разумеется. За две недели до съёмок мы поселились в окопах. Декорация ещё достраивалась и докрашивалась, но основные земляные работы уже были сделаны, и мы в окопах репетировали… Я стрелял из всего, чего только можно. И это всё было настоящее историческое оружие: и пулемёт, и пистолет, и автоматы немецкие, советские. Оружие часто заедало, мы делали много дублей…

– Дмитрий, вы сказали, что в кино не играли подобных персонажей. Но в театре у вас ведь были типажи, подобные Чванову?

– Понимаете, типаж, который можно сыграть в театре, не всегда сыграешь в кино. Технология исполнения разная. Одно дело – в театре обаятельное зло, другое дело – в кино обаятельное зло. Принципиально другие подходы к самому исполнению.

– Есть актёры, которые любят репетиции, есть те, кто их ненавидит, предпочитая с ходу бросаться в роль, в кадр. Вы к каким артистам себя относите?

– На репетициях артисты обычно берегут себя, и я тоже. Репетиции никогда не идут в полную силу. Я не люблю репетировать, если честно. Когда не чувствуешь отдачи от зала, сложно что-то путное сделать. Репетиции всегда проходят трудно. Знаете, русские артисты в большинстве своём хотят сразу выйти на поклон под аплодисменты.

– Где вы в последнее время снимались?

– Летом в картине «Легионер». А ещё зимой снимался у режиссёра Андрея Эшпая в «Бунине» и в фильме «Хедхантер» с Лизой Боярской и Филиппом Янковским.