Ах, кабы не плебейские звуки и вульгарная жестикуляция…

, 13:55

Ах, кабы не плебейские звуки и вульгарная жестикуляция…
Новый «Евгений Онегин» – маленькие шалости Чернякова

Впервые я увидела «Евгения Онегина» лет тридцать пять тому назад. В рутинной, мхом покрытой постановке Кировского театра. Там было все как положено: расписной задник, хор девушек, пожилая Татьяна и совершенно сразившая меня Ольга. Она была не пожилая, а откровенно старая, толстая как бочка, в синем полосатом платье, с желтыми локонами, ужасно напоминавшими стружку. Эта Ольга слегка подпрыгнула и запела: «Я добродушна... И шаловлива... Меня ребенком все зовут...»

После этого я в опере не была лет двадцать. При слове «опера» я сразу вспоминала «шаловливую Ольгу в синюю полосочку» и вздрагивала. Так может ушибить  впечатлительного человека оперная рутина! Однако аван­гардное обращение с классикой тоже не вызывает во мне никакого интереса. При такой степени предубежденности, представьте себе мое изумление, когда я обнаружила, что новый «Онегин» сначала заинтересовал, потом увлек, а потом и явно задел меня за живое!

Могу успокоить ревнителей  старины: в сравнении с тем, что вытворяют с классикой «культовые» режиссеры на драматической сцене, маленькие шалости Чернякова - это детский лепет. Он не исказил   музыкальный текст оперы, не изменил сюжета (Онегин не влюблен в Лен­ского,  Татьяна не живет с Ольгой, а всякое бывало в авангарде, товарищи!). Все на месте - и письмо Татьяны, и полонез, и «Куда, куда вы удалились» и «О жалкий жребий мой». Единственная крупная новация - куплеты мсье Трике на именинах Татьяны  отданы Ленскому (Эндрю Гудвин). Он, пародируя галантное пение, нацепив клоунский колпак, пытается шутовством развеять мрак в душе и повеселить гостей Лариных. Спорно, но, в общем, невинно.

Режиссер перенес действие оперы Чайковского в эпоху «безвременья», в атмосферу пьес и рассказов А.П. Чехова, в среду мещанства, разночинной интеллигенции и опустившихся дворян. Туда, где уже нет горделивой «господской» красоты, где царят косность и привычка, где все нервны, умны, несчастны, где  нелепо стреляются лишние люди, а любовь обречена на муку. Что ж, композитор и писатель были хорошо знакомы, жили в одно время и, как известно, именно Чайковскому Чехов посвятил свой сборник рассказов «Хмурые люди».

И благодаря этому режиссерскому ходу опера перестала быть набором «хитов». Возвышенная сентиментальность Чайковского лишена всякой слащавости, всякого дурного пафоса.  Приведу такой пример: обычно арию Гремина «Любви все возрасты покорны» поют знаменитые или воображающие себя таковыми басы, выпятив грудь на авансцене. А Черняков усаживает своего Гремина (Александр Науменко), спокойного, рассудительного мужчину в очках, рядом с Онегиным, и Гремин ему как другу в интимной беседе проникновенно рассказывает о своей
поздней любви.

Первые пять картин идут в одной простой декорации - налево две двери, направо два окна,  а посередине огромный стол и двадцать стульев. Обеденный стол  создает образ привычки, пошлости будней, обыкновенности быта, откуда никому не дано вырваться. Этот мир привычки воплощают гости Лариных и  веселая, разбитная хозяйка-мать (Ирина Рубцова, иногда эту партию исполняет и сама Маквала Касрашвили). Кого-то может и покоробить, что она наливает себе из графинчика (один только раз, кстати!) и с удовольствием «хлопает» рюмочку. Мне показалось, ничего кощунственного в этом нет, а ролька оживилась.

Только два героя приподняты над обыденным - Лен­ский и Тать­яна. Это оригинальные люди,  страдальцы и поэты, несча­стные романтики. Ленский, смешной, нелепый мальчик, вечно при блокноте, куда он пишет наивные стихи, любит недалекую злобную мещанку-Ольгу (Маргарита Мамсирова). Прав Онегин: уж лучше бы он выбрал другую! Но родственные души проходят мимо друг друга... Татьяна (Тать­яна Моногарова) - дикая девушка с мрачно горящими глазами, порывистая, углубленная в себя. Из таких натур при других обстоятельствах получаются писательницы, революционерки, но сейчас перед нами трагедия напрасной любви человека незаурядного к  человеку гораздо меньшего калибра.

Да, Онегин (Владислав Сулимский)  мелковат, и сам это знает. В нем нет прочной человеческой основы, он не состоялся по-настоящему, и когда во втором действии этот Онегин попадает в малиново-белое  царство «большого света», где и люстра в десять раз больше, чем в провинции у Лариных, и стол огромней, то является «лишним человеком» наглядно. Ему никак не найти местечка в плотных рядах сытых разряженных людей, его все прогоняют, и бедняга приносит себе креслице сам, жалкий, но все-таки и своеобразно привлекательный своей искренностью человек. «А счастье было так возможно» Татьяны и Онегина в финале оперы звучит как трогательная, бедная иллюзия несчастных людей - никакого счастья у них не могло быть никогда.

Музыкальный руководитель и дирижер постановки Александр Ведерников во многом преуспел, хотя бы по части стирания штампов с музыки Чайковского. Однако не могу не отметить, что хоры не звучат. Не разобрать буквально ни одного слова - не то из-за скверной акустики Новой сцены, не то из-за просчетов хормейстера. А в опере должно быть все видно, все слышно и все понятно. Это закон такой.

Как жаль, что у несомненно одаренного г-на Чернякова не хватило такта в некоторых местах попридержать себя - убрать плебейские звуки (падающие стулья, стаканы и т.д.) и слишком  вульгарную жестикуляцию некоторых персонажей, решить по-настоящему сцену дуэли (сейчас идет какая-то невнятная путаница с охотничьим ружьем, вызывающая смех в зале). Ничего зазорного нет в том, чтобы умерить свой произвол и  уважить «господскую» культуру, ключевые образы национальной мифологии. К ним,  несомненно, принадлежит и скамья в саду, где сидела Татьяна с Онегиным, и дуэль Онегина и Ленского. 

Между замшелой оперной рутиной и крайностями авангард­ных трактовок должен разыскаться какой-то третий, самый плодотворный путь. Разумеется, если  талантливые  режиссеры  признают, что  главное - не их выдумки, а та опера, которую они ставят.

 

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Спикер Кремля Песков: итогом происходящего на Украине должен стать справедливый и долгосрочный мир

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Происшествия

Общество

Общество

В мире

В мире