Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Культура № 18 (813) от 11-17 мая 2022 13+

О репутации в культурном сообществе России

Весёлые и невесёлые картинки культурной жизни

, 18:40 , Писатель, критик, драматург

О репутации в культурном сообществе России
Виктор Сухоруков

Шестнадцать лет назад вышел наш первый номер (сперва мы назывались «Аргументы и время») – и в нём на полосе культуры была моя первая в нашей газете статья. Дети, родившиеся в этот день, скоро окончат школу, статей я написала с тех пор несколько сотен, и столько всего произошло в нашей культуре за это огромное время (16 лет)! Сегодня хотелось бы поговорить о проблеме репутации – которая в культурной жизни складывается десятилетиями, а теряется в единый миг.

В КОНЦЕ апреля на собрание членов Союза кинематографистов Санкт-Петербурга прибыл кинорежиссёр Владимир Бортко. Это было нежданное появление. Бортко произнёс пламенно-неразборчивую речь, из которой публика уяснила только то, что он хочет сам стать председателем Союза и привлечь в жизнь Союза некие суммы денег. Успеха эта речь не имела. Репутация Владимира Бортко не того пошиба, чтоб сильно верилось в его преданность идее общего блага. Всем в городе памятна поганая история 2019 года, когда Бортко выдвинул свою кандидатуру на пост губернатора Санкт-Петербурга, получил значительную поддержку в обществе, клялся в серьёзности и чистоте своих намерений… а потом тупо слился, без видимых причин снял свою личность с пробега. Говорят, была достигнута определённая договорённость – дескать, если самоликвидируешься, будут тебе преференции. Надули Бортко, я думаю, но пятна уже не смоешь. Всё это не умаляет прошлых профессиональных достижений режиссёра, он имеет немалые заслуги – но уж извините, какой из него председатель общественного объединения? Это я к тому, как легко погубить репутацию.

Профессиональные заслуги – прекрасно, однако этого достаточно в мирное время и недостаточно на войне, когда включается поле смертельно опасного напряжения. Какой смысл сейчас объяснять публике, что Чулпан Хаматова и Юлия Ауг – талантливые актрисы, что политическая позиция – это одно, а профессия – другое, что глупо и несправедливо обзывать их бездарными и никчёмными, что это неверно и несправедливо? Попробуйте – и вы попадёте под ноги разъярённых слонов, причём 95% топчущих вас не будут знать ни кино, ни театра, это глубоко тёмные люди. Довольно бессмысленны все попытки написать о нынешней ситуации в культуре что-нибудь кроме прокламации с тем или иным приговором.

Постараюсь удержаться от категоричности и злорадства, хотя сделать это мне очень трудно. Такое количество презираемых мною персонажей, что называется, «вскрылось и сдрыснуло», что впору бы возликовать – но нет у меня ликования. Я о многом писала в эти годы. Сколько копий вонзено мной хоть в ту же «Золотую маску»! Ну и что? Глас вопиющего в пустыне. Театральная мафия (сплочённая вокруг «Золотой маски») плясала как хотела, замалчивала одних и выпячивала других, без всяких малейших даже попыток отыскать консенсус, соблюсти баланс интересов. Вы думаете, они сейчас волшебно изменятся, потеснятся, дадут другим порулить? Да ладно. Наберут в рот воды, полежат под корягой – и опять за своё. Не надо было доводить культурную жизнь до такого состояния, надо было вовремя давать кое-кому укорот, но кто бы этим занимался? Один малоодарённый министр культуры сменился другим, ещё менее одарённым. Мединский по крайней мере что-то писал и говорил, ему хоть возразить можно было, если, конечно, уловишь хвостик министерской мысли, а Любимова никакого голоса не подаёт. Не производит мнений в принципе. Но московские культурные власти ещё круче зажигают – глава департамента господин Кибовский, такое впечатление, вообще много лет сидит в секретном бункере, а театральный отдел (руководитель Н. Дрожникова) испускает фантастически нелепые инициативы – скажем, слить московский театр «Эрмитаж» и театр «Сфера».

Театральные люди криком кричат, защищают чудесную маленькую «Сферу», пишут письма, объясняют, доказывают глупость задуманного слияния – департамент и ухом не шевелит. В задаче спрашивается – в чём такая повышенная ценность Кибовского и Дрожниковой для Москвы? Не понимаю. Я вообще мало что понимаю.

Например, почто, к примеру, загублены оба флагманских искусствоведческих журнала («Искусство кино» и «Театр») и как они оказались в руках негодных людей, извративших порученное им дело? Главные редакторы этих журналов нынче «вскрылись и сдрыснули», но ведь погубление журналов началось не сегодня и даже не вчера.

Очень плохо обстоит дело с пропагандой действительных достижений культуры и очень хорошо – с лоббированием интересов отдельных группировок. Сколько народу работало на триумфы режиссёра Кирилла Серебренникова, уму непостижимо, причём никакой связи не просматривалось между его реальными достижениями (он не бездарен) и воспеваниями любого его опуса в СМИ. Ирония истории в том, что нынче идут активные зарубежные протесты против включения его фильма «Жена Чайковского» в конкурсную программу Каннского кинофестиваля, поскольку это-де пропаганда русской культуры. Такого страшного обвинения в России ему ещё никто не предъявлял!

Да, все культурные язвы и фурункулы сформировались не вчера. И не исчезнут сегодня. Поэтому продолжим терпеливо и настойчиво поддерживать талантливых людей и презирать бездарей и мошенников от культуры. Без терпения и веры в свою правду такого дела не сдюжишь.

Я думала об этом, сидя недавно в Театре имени Ермоловой на творческом вечере народного артиста России Виктора Ивановича Сухорукова. Вечер назывался «Счастливые дни» (по названию дебютной картины Алексея Балабанова с Сухоруковым в главной роли). Артист, ушедший из труппы Театра имени Моссовета из-за явной несовместимости с новым худруком, в прекрасной форме. Он рассказывает не только о своей творческой жизни, но и о людях, которые встретились, помогли, направили, и это важно, это показывает не только профессиональный, но и человеческий калибр личности. Сухоруков, актёрский монстр в лучшем смысле слова, сам придумал и выстроил эти свои «Счастливые дни», он великолепно чувствует и понимает сценическое время и пространство. Среди его рассказов было немало забавного – например, он поведал о том, как в юности восхитился Татьяной Дорониной, купил коробку мармелада, поехал к ней домой для вручения оной коробки и что из этого вышло. Но и из такого, казалось бы, пустяка вилась своя ниточка – вот, диковатый нелепый мальчишка не погиб, не растратил себя, а сберёг, выстоял, осуществил мечту (стать артистом). И что это важно – быть настоящим артистом, верить в себя и развивать себя. Публика утопила Сухорукова в цветах, ей так нравилось, что он с нами сегодня, заполняет наше время и что-то такое делает хорошее с нашим настроением, хотя артист он более чем своеобразный, и ни Петра Великого, ни Чапаева не играл (Павла Первого, правда, сыграл, и превосходно).

Да, репутация – это капитал, но его к себе намертво не приваришь.

Подтверждать надо!

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Спорт

Украина, Латвия и ряд других стран намерены бойкотировать Олимпиаду-2024, если в них будут участвовать российские спортсмены

Президент Международного олимпийского комитета (МОК) Томас Бах заявил, что российские спортсмены могут снова стать участниками крупных турниров при соблюдении определенных правил. Однако такое высказывание вызвало негативную реакцию со стороны Украины и ряда других стран. По их мнению, в таком случае они станут бойкотировать Игры.

Происшествия

Происшествия