Аргументы Недели Культура № 44(738) 11 – 17 ноября 13+

В афише фестиваля «Уроки режиссуры» появился новый спектакль «Мастерской Петра Фоменко»

, 20:21 , Писатель, критик, драматург

В афише фестиваля «Уроки режиссуры» появился новый спектакль «Мастерской Петра Фоменко»
Молли Суини – Полина Кутепова. Фото Елена Морозова / Мастерская П. Фоменко / fomenki.ru

Фестиваль «Уроки режиссуры», проходящий в Москве, – мероприятие длительное и не имеющее иной цели, кроме как представить публике лучшее, что есть на сегодня по части театральной режиссуры. Именно режиссуры – как искусства. Вполне закономерно, что в афише фестиваля появился новый спектакль «Мастерской Петра Фоменко» – «Молли Суини» по пьесе ирландского драматурга Брайана Фрила в постановке ученика Фоменко, замечательного режиссёра Ивана Поповски.

БРАЙАН Фрил в основном пишет истории в монологах, которые почему-то считаются пьесами. Истории довольно интересные, а монологи эффектные, однако драматического действия (общения персонажей хотя бы) в них почти нет. «Молли Суини» – это три огромных монолога, женский и два мужских. Тут реально нужна мощная режиссура, чтобы зритель не вырубился посреди текста километровой длины, и сильные актёры, способные заинтересовать публику рассказом о событиях, не имеющих к ней явного отношения. Но всё это есть в «Мастерской Фоменко» – есть Иван Поповски, поэтически ощущающий сценическое пространство и напитанный чувством музыки и ритма. Есть чудесная Полина Кутепова (Молли Суини) и вдохновенно аккомпанирующие ей Юрий Буторин (Фрэнк Суини) и Анатолий Горячев (доктор Райс). Поэтому рассказ о слепой ирландке, которая ненадолго прозрела, а потом вновь потеряла способность видеть реальный мир, становится произведением сценического искусства и транслирует живой смысл и трогательные чувства.

В первом действии пространство закутано в тёмные материи, на авансцене – три чёрных кресла. Героиня живёт в собственном ограниченном её касаниями и фантазиями мире. Люди непостижимы для неё, и если мы по торопливой речи симпатичного балабола, её мужа Фрэнка понимаем, что он – пустозвон, вечно мечущийся от одной дурацкой затеи к другой, то нежная, трогательная Молли доверчиво открыта невидимой для неё жизни. Полина Кутепова – это такая сценическая «скрипка», чарующий инструмент для дивных звуков, и наше сочувствие мелодиям её души ничем не омрачено. Из монологов Молли более-менее понятно, что папаша её был самодур и пьяница, что зарабатывает она на бедную свою жизнь сеансами массажа, которые ей разрешают из жалости, что судьба немилосердна к этой изящной, чистосердечной женщине, которая даже не может увидеть в зеркале, как она сокрушительно хороша собой. Конечно, она отзывается на гибельную идею доктора Райса сделать операцию – а то, что Райс страстно мечтает самоутвердиться и сделать карьерный рывок за её счёт, для Молли неведомо. В её мире растут незабудки, которые она узнаёт, потрогав их руками, а ни про какую «карьеру» она знать не знает – её ж руками не потрогаешь.

Во втором действии начинается цвет – Молли переодевается в ярко-красное пальто и беретку, на платформе в глубине сцены появляется разноцветная мебель, Молли носится по пространству в эйфории своего краткого счастья. Врываются звуки улицы, движения Молли становятся резкими, лихорадочными (но неизменно изящными). Однако освоить и понять внезапно увиденный грозный реальный мир Молли не придётся – зрение предаст её, как предадут и муж Фрэнк, и доктор Райс, занятые своими делишками, у каждого ведь есть свои делишки. И Молли оказывается в доме умалишённых, теперь уже погружённая навеки в свой иллюзорный мир. Собственно говоря, об этом и повествует спектакль – о человеческих иллюзиях.

Иллюзия – она ведь и палач, и спаситель человека. В программке спектакля приведено стихотворение поэта Эмили Дикинсон: «Скажи всю Правду, но не в лоб, скажи её не враз – ведь слишком ярок Правды свет для наших слабых глаз…» Частенько человека призывают посмотреть «правде в глаза», «жить в реальном мире» – но это по силам далеко не всем, да и что такое этот «реальный мир», ещё вопрос. Та «соната», которую разыгрывает скрипка – Полина Кутепова, доносит до нас мелодию души прекрасной, но слабой, не рождённой для борьбы, замкнутой в иллюзиях – и как такое сберечь? Такое и гибнет на нашей земле, кого-то уколов чувством неясной вины, а кого-то оставив равнодушным, – у всякого свои иллюзии, недосуг вдумываться в чужие…

Иван Поповски (он, кстати, лауреат «Золотой маски» за «Сон в летнюю ночь» в «Мастерской Фоменко») – режиссёр оригинальный, стоящий в современном театре решительным особняком. Классиков не модернизирует, видеопроекции не использует, парадоксальных назначений на роль не практикует. Его стихия – музыка и поэзия, его инструменты – старинные возможности театра. В его новом спектакле действительно можно увидеть «уроки режиссуры» – как из трёх монологов сделать увлекательное драматическое зрелище, налаживая актёрские нервы, применяя сложные ритмы, перебивая монотонность текста внезапными движениями, играя светом и колебаниями всяких тонких материй (в прямом и переносном смысле). Да, спектакль «Молли Суини» сделан из тонких материй, он не бабахает по голове, не применяет агрессивных методов воздействия, в нём нет ни грамма модных приёмов.

Но ежели театр не заступится за нежных и слабых, за прекрасных и обречённых – кто сегодня, когда, по выражению драматурга Теннесси Уильямса, «мир освещается молниями», поддержит их, кто расслышит за грохотом пушек и барабанов звуки музыки?

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Сенатор Джабаров пообещал ДНР и ЛНР помощь России в случае попытки Украины уничтожить республики

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью