Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Армия № 1 (796) 12–18 января 2022 13+

В российском ОПК ускорят работы над созданием современных БПЛА

, 20:13 , Обозреватель отдела Промышленность

В российском ОПК ускорят работы над созданием современных БПЛА

О дронах военного назначения мы слышим давно, и восторженные тона преобладают. Сообщения о «всемогущих» турецких ударных беспилотниках «Байрактар» заставили некоторых наших граждан и даже военных почувствовать себя ущербными – как же так, у них есть, а у нас таких нет? На самом деле всё не так плоско и уныло. И нет худа без добра – бешеный турецкий пиар своих беспилотников в армяно-азербайджанском конфликте в Нагорном Карабахе заставил отечественный оборонно-промышленный комплекс значительно ускорить работы над созданием эффективных и современных БПЛА для собственных вооружённых сил. Беспилотные авиатакси и транспортные дроны – дело будущего, конструкторы, конечно, и над этим работают, но взрывоопасная международная обстановка требует надёжно закрыть брешь в обороне страны. И здесь дроны готовы навсегда изменить способы ведения войн.

  

БПЛА – дорогое удовольствие

Сразу надо отметить – армия государства с развитой боевой авиацией способна обходиться и без ударных беспилотников. Но чем больше целей, тем это сложнее. Времена, когда ВВС насчитывали многие тысячи самолётов, канули в Лету. Для примера, Минобороны пока планирует закупить у промышленности всего 75 авиационных комплексов 5-го поколения Су-57. Это, согласитесь, немного. Самолёты и лётчиков надо использовать с максимальной эффективностью, а не гонять над пустынями за джипами боевиков-исламистов.

В Сирии хорошо себя показали разведывательно-ударные беспилотники «Орион». Появился опыт боевого применения, стали известны сильные и слабые места этих аппаратов.

Есть вопросы к эффективным боеприпасам для отечественных беспилотников, их должно быть много и разных типов. Тот же «Орион», как дальний бомбардировщик Ту-22М3 или фронтовой Су-34, не загрузишь, например, 6 тоннами 500‑килограммовых бомб – не потянет и одну. Значит, к такой технике нужны соответствующие лёгкие высокоточные боеприпасы, ракеты с разнообразными системами наведения. В идеале – оператор дрона поймал цель в прицел, выстрелил и забыл – дальше ракета сделает всё сама. А беспилотнику не надо входить в зону действия противовоздушной обороны и средств радиоэлектронной борьбы противника. Такой аппарат, как «Орион», тоже стоит немалых денег, его беречь приходится.

Чтобы понимать порядок цен, приведу стоимость украинского контракта на турецкие «Байрактары». Эти БПЛА по ряду характеристик, таким как грузоподъёмность и радиус применения, почти в два раза уступают «Орионам», но в целом являются одноклассниками – тоже ударные, тоже способны сутки «висеть» в воздухе. Так вот, по сообщениям украинских СМИ, в 2018 г. контракт на шесть боевых дронов, две станции управления и 200 управляемых ракет обошёлся Киеву в 69 млн долларов. То есть воевать беспилотниками тоже недёшево, а на сегодняшний день в Сирии уже уничтожено около 40 турецких беспилотников «Байрактар» и более тяжёлых «АНКА-С» (ANKA-S).

 

Почти роботы

Уязвимое место у беспилотников – система управления и навигация. Средства радиоэлектронной борьбы способны перехватить канал связи с оператором дрона, заглушить спутниковую навигацию в зоне полёта, и беспилотник становится слепой игрушкой. Но крупные серьёзные аппараты, такие как турецкий «АНКА-С», уже оснащаются системой автоматических взлёта и посадки, им не требуется спутниковая навигация, у них есть инерциальная. Соответственно, они способны выполнять задание по заранее запрограммированным точкам, наносить удары или получать разведывательную информацию и не нуждаются в дистанционном управлении оператором. В этом случае это уже почти полноценный робот. Для того чтобы ему помешать выполнить задание или попросту уничтожить, требуется полноценная эшелонированная система ПВО и РЭБ, которая увидит его на радарах, ну а дальше дело техники. То есть извечный спор снаряда и брони продолжается.

Сейчас в моду вошли и относительно дешёвые дроны-камикадзе, управляемые боеприпасы. Например, им находит цель разведывательный БПЛА – это автомобиль, бронетранспортёр или лидер террористов. По их координатам оператор отправляет в полёт дрон-камикадзе с зарядом взрывчатки, и тот наносит удар. При использовании высокотехнологичного оружия важно соблюдать ещё одно правило – не стрелять из пушки по воробьям, дороговато выйдет. Беспилотники получили развитие именно по этой причине – использовать самолёты или вертолёты с экипажами в разы дороже.

Размеры БПЛА при сходной боевой нагрузке всегда будут меньше самолётов – не нужны системы спасения и жизнеобеспечения экипажа, катапультные кресла, органы управления, сконцентрированные в кабине пилотов, броня для защиты людей. На стороне беспилотников играет и малая заметность по сравнению с пилотируемой техникой. Разведывательный дрон может иметь размеры вороны и прекрасно справляться с задачей поиска целей или корректировки огня реактивных систем или ствольной артиллерии. А для запуска и управления им требуется всего несколько человек в составе подразделения.

 

Страсти по чипам

А теперь немного о грустном. Чтобы отечественные беспилотники летали и выполняли боевые задачи, их производители нуждаются в импортных электронных компонентах, деталях и узлах. Легально закупить современные микрочипы проблематично – санкционная война продолжается. Значит, приходится использовать комплектующие с рынка гражданской техники, и то с оглядкой. То есть ситуация примерно, как с самолётом «Суперджет», – конструкция наша, фюзеляж наш, а дальше натыкаемся на фарш из зарубежных деталей и агрегатов. То же самое с беспилотной авиацией – двигатели, фото- и видеооборудование, электронные компоненты и аккумуляторы собраны со всего мира. Заниматься перечислением не будем.

Что-то, конечно, меняется. Например, на опытном образце БПЛА «Орион» стоит импортный двигатель. Двухлопастный винт АВ-115 диаметром 1, 9 метра производится компанией «Аэросила». Для серийного производства компанией «Агат» во взаимодействии с ЦИАМ разрабатывается российский двигатель АПД-110/120. С каким двигателем «Орионы» работали в Сирии, редакции «АН» неизвестно.

Как справились с проблемой конструкторы тяжёлого ударного беспилотника С-70 – неизвестно. Этот БПЛА-бомбардировщик должен выполнять задачи и самостоятельно, и в связке с Су-57. Можно предположить, что на «Сухом» за счёт огромного опыта создания тяжёлых истребителей и ударных машин проблемы электронной начинки решили. Да и размерностью этот дрон мало чем уступает пилотируемым истребителям, место есть. 19 декабря прошлого года Минобороны РФ обнародовало кадры применения опытным БПЛА бомбового вооружения из внутреннего отсека. На кадрах «Охотник» уничтожает наземную цель 500-килограммовой авиабомбой, а 14 декабря на Новосибирском авиазаводе им. В.П. Чкалова состоялась выкатка предсерийного образца.

Вот что пишет телеграм-канал ATOMIC CHERRI: «В 2014 году НАТО предприняло ряд тайных операций на территории Украины, а затем и Сирии. Силы специальных операций США, коммандос Королевской морской пехоты и Специальная авиавоздушная служба Британии создали ряд оперативных групп, целью которых был захват высокотехнологичных образцов производства российского ОПК – и особый приоритет отдавался БПЛА. По открытым данным, в течение 3–4 лет были захвачены как минимум 20 военных дронов ВС РФ.

Именно британские боевые пловцы, которые на постоянной основе базируются на базе ВМСУ «Восток» в Бердянске, причастны к подъёму БПЛА «Орлан-10», упавшему в Азовское море. Дрон был найден и поднят всего за сутки, отчего имел практически идеальную сохранность.

Вывезенные образцы были тщательно изучены, а информация по их комплектующим передана в ряд аналитических центров. Зачем, спросите вы, требовались такие сложности? Все операции затевались исключительно ради отслеживания цепочки поставок технологий в Россию – и, соответственно, их дальнейшего пресечения».

Именно из отчётов этих аналитических центров и стало достаточно широко известно, из каких комплектующих и каких производителей изготовлены элементы наших БПЛА.

Чтобы закончить на оптимистической ноте, можно сказать, что турецкий «Байрактар» куда более зависим от импортных комплектующих, в первую очередь американских. Там реально все ключевые для ударного беспилотника элементы начинки Made in USA. Только поэтому «Байрактары» неплохо показывают себя в деле, особенно против несильно дисциплинированных арабских военных.

А нам остаётся надеяться, что в ситуации, когда никто на помощь не придёт, всё же произойдёт возрождение производства отечественной микроэлектроники. Без неё мы останемся в полной зависимости от Запада. В том числе – гражданский сегмент нашего авиастроения.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Общество