//НАШИ ПАРТНЕРЫ

//Новости

//Сад и огород

//Новости marketgid

Nod32

//новости 24СМИ

podpiska-pochta

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Общество 13+

«Парк Горького». Падение

№ 31(573) от 10.08.2017 [ «Аргументы Недели » ]

«Парк Горького». Падение

Сегодня мы публикуем продолжение статьи Стаса НАМИНА «Парк Горького». Эта группа вошла в историю как первый прорыв советского рока на Запад. Можно спорить о её вкладе в мировое искусство, но то, что «Парк Горького» оказался явлением, – бесспорно. Впервые создатель группы Стас Намин рассказывает всю её историю – от возникновения идеи и названия до всемирного успеха и распада. Сегодня вторая – печальная часть взлёта и падения популярной рок-группы.

Открытие Америки

В начале 1988 года я познакомился в Америке с президентом гитарной фирмы Kramer Деннисом Берарди. Мы подружились, и Деннис приехал в Москву. Он привёз и подарил моему Центру несколько гитар своей фирмы. Я показал ему свой новый проект – группу «Парк Горького» и предложил ему стать американским менеджером.

В результате мы с Деннисом создали одно из первых в стране советско-американское предприятие, целями которого было не только развитие «Парка Горького», но и впоследствии других групп Центра. Также мы задумали производство гитарной серии в форме балалаек. Эта идея пришла в голову, когда я подарил русскую балалайку нью-йоркскому Хард-Рок-Кафе. Гитары-балалайки продавались в США, а одна из них стала частью имиджа и символом «Парка Горького».

Перед фестивалем в «Лужниках» я встретился в Америке и договорился с группой Bon Jovi, которая тоже использовала гитары Kramer, о написании песни Peace in Our Time для «Парка Горького». На песню был также снят клип, где Бон Джови и «Парк» пели вместе.

Затем мы вместе с Деннисом Берарди договорились с президентом Polygram USA Диком Эшером о том, что он со своим заместителем прилетят ко мне в гости, посмотрят мой новый проект и выпустят альбом группы «Парк Горького». В декабре 1988 года руководство Polygram и группа Bon Jovi со своим менеджером, моим другом Доком МакГи, приехали ко мне в Москву. В Центре в первом частном ресторане «Виктория», где тогда собирались все знаменитости России и мира, был подписан первый в истории СССР прямой контракт американского лейбла с советскими музыкантами. А в моей студии прошёл уникальный джем-сейшен, в котором играли Bon Jovi, «Парк Горького» и другие музыканты Центра.

Я тогда предложил Доку МакГи организовать в Москве на стадионе им. Ленина в Лужниках рок-фестиваль мирового класса. Мы начали думать над временем его проведения и звёздами, которых удастся пригласить. Подготовка к фестивалю заняла у нас восемь месяцев. Фестиваль был намечен на август 1989 года.

Предварительный демоальбом «Парк Горького» был записан в 1988 году в моей студии. Затем Центр Стаса Намина отправил группу в командировку в США для записи более качественного демо в студии в New Jersey у Денниса Берарди.

Деннис пригласил к себе в помощь бывшего юриста Треза Томаса и назвал свою компанию по менеджменту группы «Парк Горького» Berardi Thomas. Группа делала там практически чистовые записи. А затем, когда к работе подключился саунд-продюсер Брюс Фаберн, они продолжили записи для альбома в студии в Ванкувере.

Из записанных песен три получили ротацию и были на них сняты видеоклипы: ремейк песни группы The Who «My Generation», «Peace in Our Time», написанная Bon Jovi по моей просьбе специально для «Парка Горького», исполненная совместно, и песня Николая Носкова «Bang». Она в результате и стала суперхитом, выведя группу в топы всех чартов.

Для участия в фестивале я прервал командировку группы в Америке и привёз их назад в Москву. Они летели общим зафрахтованным для фестиваля рейсом вместе с участниками фестиваля Bon Jovi, Motley Crue, Cinderella, Skid Row, а также съёмочной группой MTV и другими представителями американского шоу-бизнеса. Тогда впервые они реально находились рядом с суперзвёздами.

Я встречал их у трапа самолёта, а в аэропорту их ждала толпа поклонников. Исторический «Музыкальный фестиваль мира» на стадионе Ленина в Лужниках состоялся 12–13 августа 1989 года.

Разрыв

После выступления группы на фестивале, который транслировался по MTV на 59 стран мира, и выпуска альбома на Polygram Records, в том же 1989 году Центр Стаса Намина опять отправил группу «Парк Горького» в очередную командировку в США – на первые гастроли.

Тогда по инициативе Алексея Белова музыканты группы решили порвать со мной отношения и остаться в Америке. Так как профессиональных контрактов между Центром и музыкантами подписано не было, они решили, что достаточно знамениты, чтобы забыть, как и откуда они появились, и дальше идти самим. Это классическая ситуация в шоу-бизнесе. В те времена ни у кого в России, и у меня в том числе, не было опыта составления и подписания профессиональных контрактов. Мы не знали, что значат слова «продюсер», «агент», «промоутер» и какие финансовые отношения должны быть между участниками. Тем более было непонятно, как квалифицировать продюсерский проект, когда не тебя нанимали на работу, а ты приглашал музыкантов в свой проект. Всё было построено на человеческих отношениях. А я до 1990 года был и продюсером, и промоутером, и агентом в «Парке Горького».

Единственный, кто не согласился переступить через эти отношения, был Николай Носков. Он не согласился с предательством Белова и Co и вернулся в Россию в середине 1990-х годов. На этом успешная карьера созданной мной группы «Парк Горького» фактически закончилась.

После 1990 года оставшиеся в Америке музыканты, незаконно используя имя «Парк Горького», пытались продолжить карьеру. Но без основного солиста и автора песен, включая главный хит «Bang», Николая Носкова и меня, создателя и генерального продюсера группы, на связях которого была построена вся их успешная карьера, это не получилось. С ними разорвали контракт и их американский менеджер Деннис Берарди, и фирма грамзаписи Polygram Records, и группа упала с самого верхнего уровня американского шоу-бизнеса, на который так быстро и легко забралась. В 1992 году остатки состава «Парка Горького», которыми теперь руководил Алексей Белов, также используя популярное название группы, выпустили диск с песней «Moscow Calling». В США он остался незамеченным, песня «Moscow Calling» не крутилась по радио, не попала на MTV и, естественно, не стала хитом.

Сергей МАЗАЕВ – лидер-вокалист группы «Моральный кодекс»

НАСКОЛЬКО Стас человек ранимый? Насколько сильно он переживал ту ситуацию с «Парком Горького?

– Он свои горести никогда не выпячивал наружу. Либо я не был его достаточно близким человеком. Но я знаю, когда тебя так опрокидывают люди, которых ты с руки кормил... Конечно, для него это было наверняка неприятно. Но, собственно, эта группа и не поимела никакого успеха. Потому что построено это было чисто на продюсинге и менеджменте Стаса Намина, на его отношениях с Деннисом Берарди и Доком МакГи. Только он там смог договориться. И понимал это только Коля Носков, настоящий великий певец. И вы сегодня просто можете посмотреть, что происходит – кто где теперь находится. Время – лучший показатель. Вот и всё.

Крутое пике

В Советском Союзе не было возможности зарегистрировать имя ансамбля, и название «Парк Горького» было зарегистрировано Центром Стаса Намина только с 1992 по 2002 год и в России, и в США. Но в России в 1990-х законов не было, а в Штатах ни одна серьёзная фирма не хотела нарушать закон.

Белов не обращал внимания ни на законы, ни на справедливость. Он пополнил свой ансамбль другими музыкантами, и фактически это уже была совсем другая группа, которая просто использовала чужые название и частично репертуар, стараясь копировать стиль оригинального «Парка Горького» и вокал Носкова.

Я как-то заявил о нарушении авторских прав, но столкнулся с таким откровенным враньём и грязью, что решил не пачкаться и забыть эту тему.

Я, кстати, тогда предложил Коле Носкову подарить права на название «Парк Горького», но он тоже сказал, что не хочет связываться с этой грязью. Он всегда вёл себя очень достойно и благородно. Вернувшись, он сделал своими руками яркую и достойную карьеру в России.

На шлейфе былой популярности остатки «Парка» пытались использовать все возможности зацепиться за громкое былое имя, но постепенно падали всё ниже и ниже. Поняв, что карьера в новом составе на Западе не удалась, в 1998 году они вернулись в Россию. В 1999 году из группы ушёл Александр Маршал и сделал очень успешную собственную карьеру в России в другом жанре. В какой-то момент он осознал, что произошло, пришёл ко мне с правильными словами, и я, поняв, что не он был инициатором произошедшего, принял его и пригласил выступить на 40-летии «Цветов» в «Крокусе» в 2010 году. Кстати, на том же концерте был гостем и спел мою давнишнюю песню «Ностальгия по настоящему» и Коля Носков, но спел так, что мурашки и сейчас по спине у всех, кто это слышал.

Несостоявшаяся реанимация

Некоторые деятельные представители российского шоу-бизнеса, имея «коммерческие интересы», проявили инициативу и попробовали, несмотря на все разногласия среди музыкантов, собрать оригинальный состав группы и восстановить её.

В 2012 году, 25 лет спустя, группа собралась в оригинальном составе на один концерт и сыграла в концертном зале «Крокус Сити Холл» свои хиты 25-летней давности. Это была формальная акция, так как Носков, как пишет пресса, на сцене и за кулисами почти не общался с остальными музыкантами.

Возрождение проекта не получилось. Думаю, прежде всего потому, что в России этот проект уже не был свежим дыханием рок-н-ролла и музыка давно устарела вместе с музыкантами. Но и потому, что конфликт в группе не был разрешён. Хоть и прошло много лет и эмоции канули в прошлое, но и я, и Коля Носков прекрасно помним, кто и как тогда себя повёл и что говорил. Некоторые из них и сейчас играют в несознанку и откровенно лгут, фальсифицируя факты, всё ещё пытаясь «перетащить одеяло на себя» и не понимая, что «поезд давно ушёл». Теперь им остаётся только сожалеть, что всё сломано их же руками. Можно долго надувать щёки и валить вину на всех, кроме себя, но результат-то налицо. Это особенно обидно, наверное, тем, кто сам ничего в жизни серьёзного сделать так и не смог и цепляется правдами и неправдами за то, куда волею случая попал.

Мы по прошествии 30 лет, конечно, при редких встречах по-светски можем формально поздороваться, но не более того. Я в своей жизни стараюсь людей, проявивших себя однажды недостойно, больше близко к себе не подпускать.

А вообще-то не так уж много подобных людей мне встречалось за мои рок-н-ролльные годы. Особенно если учесть, что я сделал с нуля два продюсерских проекта – «Цветы» в 1970-х и «Парк» в 1980-х – и помогал десяткам молодых групп и музыкантов у себя в Центре, многие из которых стали звёздами. Выпустил на своей фирме грамзаписи практически всех запрещённых рок-музыкантов страны от Гребенщикова и Цоя до «Алисы» и «Коррозии металла». Это огромное количество талантливых и амбициозных личностей, и со всеми у меня по сей день близкие и дружеские отношения. Мне грех жаловаться на пару примитивных жлобов, которых я взрастил и которые, предав меня, сами спилили сук, на котором сидели.

После распада «Парка» я перестал заниматься непосредственно рок-музыкой, создал Московский симфонический оркестр и организовал его совместный тур с группой «Электрик Лайт Оркестра» по Великобритании. Потом сделал экспортное шоу балета на льду «Москоу-он-айс» и организовал для них турне по США. Сделал радиостанцию и ещё столько всего интересного для себя в разных направлениях, что, честно говоря, довольно быстро призабыл про эту грустную историю.

Александр МАРШАЛ – бас-гитарист группы «Парк Горького» (работал в Группе Стаса Намина с 1983 по 1987 год)
 
АЛЕКСАНДР, как появилась идея создания группы «Парк Горького»?

 - Так давно это было… Когда я пришёл в группу, название уже было. Но идея, наверное, пришла Стасу…

– Чья главная заслуга этого проекта?

- Стаса, конечно. Он вдохновитель.

– Он участвовал в аранжировках, записи?

- Нет, мы это делали сами. Но он слушал и давал какие-то советы. Стас нашёл людей, которые написали тексты. Ведь это же нужно было, не зная языка, написать стихи по-английски. А как это сделать? Но Стас-то знает язык. С его стороны было очень много вещей, благодаря которым «Парк Горького» стал тем, кем он стал.

– А что потом произошло? Кто-то из музыкантов уехал, а часть осталась в Америке.

- Уехал Коля Носков. У них с Лёшей Беловым произошли какие-то разногласия, которые нам до сих пор неведомы. Он уехал, а мы все решили остаться. Честно говоря, я не хотел возвращаться в Советский Союз, потому что не хотелось бросать дело на полпути. Мы думали, что, может быть, возьмём англоязычного певца. Но понимали, что тогда это уже будет не русская группа, т.е. теряются шарм, загадка, интрига. И петь пришлось мне. Через боль в горле, через срывы связок пришлось наработать этот вокал, который вы слышали впоследствии в пластинке «Moscow Calling».

– А как же Стас?

- Дело в том, что Стас-то был уже в России. Он нам говорил: «Приезжайте». Мы не хотели ехать обратно. Вот в чём дело. Мы просто хотели там остаться.

 

Чтобы продолжить чтение номера, оформите подписку

Годовая подписка на газету за 490 руб.

- или -

Купить этот номер за 25 руб.

*Подпишитесь на газету и получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Свежий номер доступен в Telegram @argumentiru

Ошибка в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите "Ctrl + Enter"



Обсудить наши публикации можно на страничках «АН» в Facebook и ВКонтакте

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости партнеров


//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

Загрузка...

//Новости Redtram

//Мы в соцсетях

Загрузка...
//Наши партнеры