Аргументы Недели Жаркое из блогов 13+

Старые школы учат, чтобы забыть

О том, как два отца запускали “Школу Жизни»

, 15:03 [ «Аргументы Недели» ]

Старые школы учат, чтобы забыть

Шесть лет назад Глеб Юн посреди учебного года забрал своих детей из школы, чтобы начать образовательный эксперимент. Поддержал его в этом друг Ян Патлис – его дети тоже ушли из школы, а сам он стал соруководителем проекта. Так родилась «Школа Жизни».

Часть вопросов мы решили очень быстро. Например, режим. Когда начинаем учиться? «Слушай, мы никогда не любили рано вставить в школу – давай с 10 утра?». Следующее – учебный год. Сколько месяцев он длится? В России ты девять месяцев учишь-учишь, а потом – бац — наступает лето, каникулы, и знания, которые с трудом накопились у тебя в голове, практически забываются. Вы знаете, почему мы три месяца отдыхаем?

Потому что 150 лет назад общество было аграрным, нужно было заниматься сельским хозяйством. Про эту проблему мировая педагогика начала говорить 50 лет назад. Но наша педагогическая система до сих пор не может уйти от этого. А мы с Яном приняли решение за секунду: «А давай учиться 11 месяцев?». «А давай».

Вообще мы просто хотели создать среду правильных взрослых, тех, на кого хочется равняться. Мы прошли, наверное, все известные школы России.

Наступило 1 сентября, и мы, которые вроде как готовились-готовились к школе, вдруг поняли, что расписание составлять не умеем. Пишем-пишем, а оно не составляется. «Да черт с ним, давай не будем с 1 сентября учиться?». Потому что уже 30 августа было.

Решили начинать сентябрь с праздника

А поскольку посетить его родители могут только в нерабочий день, завели традицию: первое воскресенье сентября – праздник.

Мы с Яном для интереса пробовали преподавать почти все школьные предметы. Научить «несмышленого» ребенка таблице умножения или временам в английском языке — несложно. Но как сделать, чтобы ребенку стало интересно, чтобы он понимал, зачем он это учит? Вот, например, как мы делали первые уроки математики: я отвечал за площадь. Нашел в здании школы разбитое окно. Попросил ученицу купить новое: «Соня, я дам денег, а ты найдешь бригаду и заменишь». Соня забила в гугле прайс – а там появился метр квадратный. Соня стала изучать, что это, узнала, что такое площадь, посчитала, и, не знаю, с первого или второго раза, заказала нам стекло. А не так, что «открыли учебник, площадь – это длина, умноженная на ширину».

В моем понимании, основная ошибка взрослых в образовании – то, что мы живем в очень коротких периодах. Мы не смотрим на 20 лет вперед.

Мы растим людей туда, а думаем про план на следующую неделю

А давайте посмотрим на выпускника школы через пять лет: его остаточные знания, как и у любого другого обычного взрослого – не больше 3% от школьной программы. Вы помните, что такое вакуоль? А строение кольчатых червей? Закон Фарадея? Ни-че-го. Это говорит о том, что вы нормальный человек, мозг у вас здоров и он забывает все, что не использует. Никто не помнит, что такое вакуоль, кроме учителя биологии, через 10 лет после окончания школы. Старые школы учат, чтобы забыть.

А дети отправляются в мир будущего. Уже сейчас жизненные циклы, как и циклы технологий, бизнеса, стали очень короткие. Это раньше человек жил по восходящей: закончил школу, поступил в институт, первая работа, вторая, третья, начальником стал, квартиру получил – умер. Теперь надо учиться жить так: взлетел – упал, взлетел-упал. Это значит – всегда переучиваться.

Один из ключевых навыков сегодня – уметь учиться

Я бы только этому и учил. Раньше я как отец считал, что мое участие в образовании детей заключается в том, чтобы платить деньги. Я думал, что дать школьное образование – обязанность государства. И вообще, процесс детского обучения вызывал у меня трепет, я ничего не понимал в этом. А теперь разбираюсь.

У меня- шесть детей, из них- две дочки. Но я их не воспитывал. И считаю, что это один из моих минусов. Я правда верил в то, что девочки вырастут сами, без особого участия папы. Теперь как педагог и как родитель вижу – не вырастут.

Современная молодежь вообще непонятная. Они другие, у них скорость другая. Глобализация и доступ к информации заставляет их думать над вопросами «Зачем я?» очень рано, уже в 13 лет. Им надо помогать искать эти смыслы.

Считаю, что после 14 лет современного ребенка держать в школе – преступление. Они уже взрослые, талантливые. Это уже не дети.

Мы не очень любим классических учителей. Потому что обычно у них четко понятно, кто объект, кто субъект, и кто кого поднимает до «нужного уровня». Педагогов мы собеседуем сами, и они сильно страдают при этом. Я спрашиваю, например: «Расскажите, чему будете учить наших детей?». – Ответ: «Буду учить детей не бояться». Я перебиваю: «То есть вы сначала научите их бояться, а затем – не бояться?». Мое отношение к педагогике простое:

Ребенок рождается очень большим. Он ничего не боится, у него нет комплексов.

Мы выбрали такое определение для педагога: это опора. Пока ребенок плохо ходит, он опирается, а затем отталкивается и улетает. Задача опоры – воспитать человека выше себя. Педагогов у нас в России практически нет. И понимания, кто такой педагог, нет.

Мы обучаем навыкам победителя. Для этого участвуем в соревнованиях. Главная ценность в них – не результат, а период подготовки. Сначала ты ставишь себе цель, делаешь план, потом тебе должно хватить характера и дисциплины его исполнить, затем участвуешь в соревнованиях, выигрываешь или нет – по-разному. Делаешь работу над ошибками — и опять ставишь новую цель. Так любые соревнования в жизни выигрываются, не только спортивные.

Источники: https://mi3ch.livejournal.com/4779213.html

 

Дас

Политика

Советник Трампа назвал Калининград «кинжалом в сердце Европы»
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью