Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели В мире 13+

Сергей Крикалев: Опыт сотрудничества с американскими астронавтами в космосе был положительным

, 10:02

Сергей Крикалев: Опыт сотрудничества с американскими астронавтами в космосе был положительным

Решение о том, как будет устроена новая космическая станция на смену МКС, может быть принято к 2024 году. Об этом в интервью «Известиям» заявил исполнительный директор «Роскосмоса» по пилотируемым программам Сергей Крикалев. По его словам, сейчас обсуждается, будет ли создана совершенно новая станция, или «сменщицу» пристроят к старой, а потом отстыкуют. Также топ-менеджер «Роскосмоса» рассказал о том, зачем на Луне могут потребоваться землянки, обозначил основные препятствия для пилотируемых полетов к другим планетам и поделился деталями сотрудничества с американскими астронавтами в новых условиях.

Разногласия на Земле возникали и раньше, но опыт сотрудничества с американскими астронавтами в космосе был положительным, всегда удавалось вместе найти технические решения на орбите, чтобы наиболее эффективно исследовать космическое пространство. Удастся нам это сохранить сейчас или нет — покажет время.

Международная космическая станция создавалась с гарантированным сроком службы 15 лет. Он истек в 2013 году. Сейчас идет эксплуатация станции по состоянию, ее срок службы не раз продлевался. В 2020 году он был продлен до 2024-го. Сейчас обсуждается вариант использования станции и после этого года. Состояние станции позволяет это сделать — у МКС есть запас прочности.

Гарантийный срок работы какого-то механизма, пусть даже такого сложного, как МКС, часто путают с максимальным предельным сроком эксплуатации. Станция «Мир» при гарантии в пять лет пролетала у нас 15. Гарантийный срок, например, автомобилей часто составляет три года, а по факту они ездят по дорогам по 20–30 лет. Гарантия на холодильники обычно год, а работают они во много раз больше.

Новая станция. Какой она будет, пока еще не очень понятно, возможно несколько сценариев. Сейчас идет обсуждение, будет ли строиться совершенно новая станция или мы будем ее пристраивать к старой, а потом отстыкуем. Сейчас наши американские партнеры предлагают возможность стыковки, в том числе коммерческих модулей, и использование их как тестовой платформы для испытаний: если всё пойдет нормально, значит, модуль сможет либо работать в составе станции, либо отстыковываться.

Это решение будет принято ближе к 2024 году. Важно услышать доводы инженеров, техников, ученых, научно-технических советов. Окончательное решение зависит от приоритетов, которые мы выберем. В 1980-е — 1990-е годы звучали рассуждения вроде «давайте вообще прекратим пилотируемую программу», «давайте вообще прекратим развитие космонавтики и будем делать колбасу за эти деньги». Это повторяется сейчас, мы находимся на новом витке подобных доводов.

Советский орбитальный многоразовый самолет «Буран» считают пиковым достижением инженерной мысли и отечественных технологий. А резкое свертывание программы полетов остается одной из загадок отечественной космонавтики. К полету на «Буране» готовилось достаточно много людей, в том числе специалисты летного испытательного института, летчики-испытатели из Актюбинска, инженеры из НПО «Энергия». Были сформированы четыре экипажа. Подготовка по «Бурану» была очень интересной, жаль, что не удалось слетать на самом аппарате. В первую очередь это связано с тем, что не была готова полезная нагрузка. Люди, которые создавали сам «Буран» и ракету-носитель, свою задачу выполнили. А те, кто должен был создавать полезную нагрузку для него, то ли не очень верили, что будет создано транспортное средство, то ли еще что. Но когда был создан многоразовый орбитальный самолет, оказалось, что на нем возить особо нечего. Поэтому эта программа потихонечку свернулась.

В чем отличия нашей программы «Буран» от американской «Шаттл»? Американцы сделали эту систему раньше и немножко по-другому. У них на транспортную систему типа «Шаттл» опиралось создание космический станции. У нас орбитальные станции строились из самоходных модулей, нам корабли типа «Буран» для этих целей были не нужны.

С точки зрения аэродинамики законы физики все те же самые, скорости те же самые, поэтому и транспортные средства были очень похожи. Главное отличие нашей и американской программ многоразовых космических кораблей было не столько в самом корабле, сколько в ракете-носителе. У американцев это большой бак с двумя твердотопливными ускорителями, и при этом все двигатели стояли на шаттле, а у нас это была независимая сверхтяжелая ракета-носитель «Энергия», на боку которой монтировался «Буран».

Важное отличие еще и в том, что у нас сразу сделали автоматическую систему. Первый и единственный полет «Бурана» состоялся в автоматическом режиме, и это, кстати, может быть, и задержало старт. Американцы сделали автоматическую посадку только во второй половине программы.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram

Общество