Аргументы Недели В мире 13+

В Латвии судят «русского шпиона» Олега Бурака

, 22:19 [ «Аргументы Недели. Балтия», , Шеф-редактор балтийского бюро АН ]

В Латвии судят «русского шпиона» Олега Бурака
Фото предоставлено Дмитрием Жилиным. Русский союз Латвии

В Латвии продолжается судебный процесс над гражданином Латвии Олегом Бураком, которого обвиняют в шпионаже в пользу России. 

В чем суть дела? 

Осенью 2018 года полковник-лейтенант МВД в отставке Олег Бурак был арестован Службой государственной безопасности Латвии. Олег Бурак вышел на пенсию в 2006 году, а до этого работал в информационном центре МВД Латвии. Его обвинили в систематическом шпионаже в пользу России, якобы, он собирал конфиденциальную информацию, содержащую государственную тайну и за материальное вознаграждение передавал ее сотрудникам российской разведке. Сегодня пенсионер Олег Бурак находится в Рижской центральной тюрьме. 

Почему правоохранительные органы Латвии «обратили внимание» именно на Олега Бурака? Чем может закончится суд над пенсионером? Действительно ли он может быть шпионом? На эти вопросы отвечает евродепутат от Латвии, лидер «Русского союза Латвии» Татьяна Жданок.

«Материалы дела, конечно, не разглашаются. Я имею только информацию от адвоката Олега Бурака. Понимаете, под данную статью можно «подогнать» любого человека, который высказывает критику ситуации в Латвии. Почему именно выбор пал на Олега Бурака? Как он говорил сам, ему мстят за то, что он боролся с коррупцией в системе МВД, когда работал. Мстят его бывшие коллеги. Я не склонна думать, что он занимался чем-то противозаконным. Нет, конечно. Давать прогнозы о том, чем закончится дело – не хочу. Не хочу ничего, извините, «накликать». То, что пенсионеру сложно в тюрьме – факт. То, что он держится – факт. «Русский союз Латвии», конечно, поддерживает его, как может: устраиваем митинги, помогаем семье. Дело в том, что у Олега есть сын, который имеет инвалидность. Представьте себе, как морально сложно человеку, который в тюрьме осознавать, что он не может помочь своему ребенку. Это страшно. Суды продолжаются. Как долго это будет продолжаться? Сложно сказать...»