//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Новости marketgid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Сад и огород

//Тема номера

Полицейский – это вам не дядя Стёпа милиционер

№ 40(531) от 13.10.16 [«Аргументы Недели », Денис ТЕРЕНТЬЕВ ]

Полицейский – это вам не дядя Стёпа милиционер
Фото А. Коротаев / ТАСС

Спустя 7 лет после начала реформы МВД спрашиваешь знакомых прокуроров или следователей, что поменялось у смежников? И слышишь короткое и ясное: «Ничего». Кто-то может возразить: изменений столько, что пальцев на ногах не хватит. На 22% сократилась численность полицейских, круто выросли денежное довольствие и социальные гарантии. С полиции сняты избыточные функции вроде вытрезвителей. В конце концов, сотрудников переодели в новую форму и провели ребрендинг. Всё правильно: это и называется «ничего». Есть подозрение, что и созидательный заряд реформы уже иссяк: впереди у полицейских только новые сокращения и снижение доходов.

«Перестали напоминать банду»

– Конечно, в работе полиции многое изменилось, – уверенно говорит костромчанка Ирина Иванова. – Ну, во-первых, форма. Она мне больше нравится, чем старая. А когда мне машину у подъезда повредили, то я пошла в отдел и мне к обеду сделали справку для страховой. Бесплатно! А знакомые рассказывали, что за это берут одну-две тысячи.

Рассуждая о результатах полицейской реформы, граждане обычно начинают за здравие. Сотрудники стали более вежливыми. Сократилось время ожидания в отделах. Реже слышишь, что кого-то из знакомых пытали в полиции или фабриковали обвинение. Но если чуть копнуть качество оказываемых населению услуг, то принципиальных изменений мало. «Палочная система» никуда не исчезла. Бывает и такое – российский коп палец о палец не ударит, если у него не будет своего интереса.

– Прошлой осенью у меня пропал муж – ушёл из дома и не вернулся, – рассказывает Анна Игнатьева из Петербурга. – Действия полиции меня поначалу обнадёжили: сразу приняли заявление, открыли розыскное дело, потом и уголовное. Но реально никто ничего не делал. Записи с камер нашего дома, которые я принесла, они оформили как «добытые в ходе оперативных мероприятий» – и всё. Когда мне сообщали, что в ближайшем пригороде видели кого-то похожего на моего мужа, полиции даже ориентировку туда послать было лень. Мне ясно дали понять, что людей не хватает, отрабатывать зацепки никто не будет. Чтобы установить местоположение сотового телефона, оказывается, нужно около трёх месяцев. Мне вообще крутили пальцем у виска с фразой, что «потеряшек» так никто не ищет. Снег сойдёт – найдём. Тело мужа действительно нашли весной в кювете у трассы. Причину смерти, сказали мне, установить невозможно. Нож между лопаток не торчит, череп не проломлен, ну и ладно. Что вы ещё хотите? Будете бодаться с прокуратурой? Дело закрыли.

Основной идеей полицейской реформы было отправить за борт всех коррупционеров и лоботрясов, а остальным поднять зарплату, чтобы граждане получили более-менее адекватную структуру, реально стоящую на страже их интересов. Зарплаты действительно подняли – цена на нефть в 2010 г. это ещё позволяла. Но переаттестация оказалась полнейшей формальностью. Ещё при министре Рашиде Нургалиеве за 1,5 месяца было переаттестовано 875 тыс. личного состава. То есть 810 сотрудников каждый час, включая ночное время. По 13,5 сотрудника в минуту. 80% милиционеров благополучно перекочевали в полицию. А в отсев, похоже, попадали не коррупционеры и лоботрясы, как было обещано, а как раз относительно честные самостоятельные индивиды, неудобные начальству.

От такой реформы в дальнейшем можно ожидать только тюнинга. Его и получили. Тюнинг не затронул систему кормлений внутри системы. Небольшой рост доверия россиян к полиции – это тоже тюнинг, который совершенно не стоит затраченных на преобразования триллионов рублей. По данным опроса ВЦИОМ, не доверяют полиции 46% россиян, а в 2005 г. таких было 57%. Численность «доверяющих» за 10 лет выросла всего на 7%. Среди отзывов граждан о реформированной полиции часто встречаются «перестали напоминать банду» и «нравится их новая форма». Главный вопрос: продолжит ли система свой черепаший путь по пути преобразований? Или приданное ей 8 лет назад ускорение уже иссякло, и начался откат назад?

Пытка остаётся прежней, или «Звонок Путину»

Знаменем реформы в её самой активной фазе стали пытки задержанных в казанском отделе «Дальний» и упоротый киллер майор Евсюков, методично расстреливающий покупателей в супермаркете. Они стали воплощением всего, от чего реформированная полиция хочет уйти. И до недавнего времени на полицейском мундире не появлялось пятен подобной величины. Нет, полицейские садисты, вымогатели и убийцы никуда не делись. Начиная с 2012 г. количество привлечённых к уголовной ответственности полицейских растёт на 10–15% ежегодно. В 2014 г. за коррупционные преступления уволено более 400 сотрудников, 2,5 тыс. понесли дисциплинарную ответственность. За взятки наказаны 630 сотрудников, из них 113 – руководители. По словам главы МВД Владимира Колокольцева, полицейские в полтора раза чаще уведомляют начальство о факте предложения взятки. Но 2016 г. принёс несколько знаковых историй, ясно сказавших обществу, что большинство стрел реформы прошли мимо цели.

В сентябре в Москве задержали полковника Дмитрия Захарченко, у родственников которого при обыске нашли 8 млрд рублей налом. А если посчитать с деньгами, позднее обнаруженными на офшорных счетах родни, то вышло 30 миллиардов. Годовой бюджет Екатеринбурга в карманах новенькой формы вызвал у многих россиян шок, зависть и желание отдать детей в Высшую школу МВД. Ведь Захарченко даже не генерал, а скромный замначальника управления в ГУЭБиПК, экономическом блоке МВД.

По сообщениям СМИ, задержанный офицер мог входить в авторитетную группу, присосавшуюся к строительным подрядам РЖД. Также ему приписывают вывод средств из нескольких банков и крышевание людей, занимающихся обналичкой. Якобы он был связан с деятельностью ряда офшорных компаний. Перейдя на должность, связанную с преступностью в сфере ТЭКа, он стал активно работать с нефтяниками, газовиками и энергетиками.

В случае с Захарченко общество уловило две ключевые вещи. За какие бы услуги полковник ни получил эти деньги, нынешние полицейские явно не заточены выжигать калёным железом коррупцию. А повышение зарплаты полицейских, благодаря которой бюджет МВД скакнул за 1 трлн рублей в год, только возбудил утробный аппетит. Задержанный Захарченко в 2015 г. официально заработал в министерстве около 3 млн рублей – то есть по 250 тыс. в месяц.

Другая история с МВД напрямую не связана: в крышевании людей вора в законе Шакро Молодого засветились сразу три высокопоставленных сотрудника Следственного комитета. Вроде бы полиция должна сверкать в сиянии славы: её сотрудники заодно с чекистами разоблачили преступную связь и надевали наручники на задержанных. Но в сознании простого человека, раз белые воротнички СКР не гнушаются такими связями, значит, в полиции всё ещё хуже. История вокруг Шакро Молодого заставила вспомнить отставку генерал-полковника Виктора Кирьянова, знакомого президента Путина по Петербургу, которого нацлидер безжалостно уволил в конце 2015 года. По сообщениям СМИ, в крышевании поставок нелегального спиртного уличили одного из ставленников Кирьянова, генерал-майора транспортной полиции.

Впрочем, простого россиянина больше волнует, как реформа МВД отражается на его личной безопасности. История с бутылкой из-под шампанского в отделе «Дальний» многих заставила поёжиться. Так полностью ли исключены сегодня в полиции такие эксцессы? Не совсем.

В сентябре 2015 г. от рук подмосковных шерифов погиб барабанщик легендарной группы «Жар-птица» 57-летний Сергей Пестов. Под Дубной полицейские ворвались в гараж, где репетировала группа. По словам присутствовавших на «точке» людей, «погоны», от которых пахло спиртным, ничего не объяснили, не предъявили санкции на обыск или арест, а просто связали пожилого Пестова и принялись избивать. Потом Сергея увезли в отдел и живым его друзья больше не увидели. Полицейские рассказали, что рокер признался в торговле наркотиками, а они зачем-то решили его отпустить, взяв слово вернуться в 10 утра. Якобы Пестов вернулся с жалобами на плохое самочувствие, потом впал в кому и умер по дороге в больницу. И несмотря на явственный аромат должностного преступления, исходящий от этой истории, система его приняла – за смерть музыканта никто не наказан.

Журналист Мария Березина провела исследование: основываясь на новостях и документах МВД, подсчитала количество россиян, погибших в отделах полиции. В 2015 г. таких случаев удалось обнаружить аж 197! У 104 людей во время нахождения под защитой закона внезапно ухудшилось состояние здоровья. А ещё 62 гражданина, переступив порог отдела, вдруг решили покончить с собой. Ломать задержанному рёбра и пальцы, как бывало в дореформенные времена, сегодня опасаются, в тренде пытки электричеством, которые не оставляют следов. Эту процедуру часто называют «звонок Путину». Вероятно, задержанные, уверовавшие в реальность борьбы с полицейским беспределом, просят позвонить адвокату, министру или президенту.

Может быть, и майор Евсюков сегодня невозможен, точно так же как отдел «Дальний»? Но в 2013 г. в Ижевске полковник полиции Андрей Глухов расстрелял своего соседа за громкую музыку, под которую танцевали дети. Мужчина в кругу семьи и в разумное время отмечал новоселье и день рождения дочки, когда в дверь позвонили, а следом захлопали выстрелы из травматического пистолета. Успешно прошедший переаттестацию офицер несколько раз выстрелил в голову уже упавшему соседу, который скончался на месте. В период следствия Глухов не был отстранён от должности, до суда находился под домашним арестом, а потом и вовсе под подпиской о невыезде. В 2015 г. суд приговорил его к 1,7 года лишения свободы, учтя срок домашнего ареста – в колонии убийце осталось провести один месяц. За Глуховым признано право на реабилитацию – то есть на возвращение в ряды полиции.

Мент переодетый

Но посмотрим сентябрь-октябрь 2016 года. То есть сегодня. Судя по новостям, не скажешь, что реформа МВД успешно завершена. Ленинский районный суд города Смоленска приговорил трёх бывших полицейских на сроки от 7,5 до 10 лет строгача. Ребята вели себя, словно на Диком Западе, получали с наркоторговцев деньги за общее покровительство, сами толкали наркоту и грабили. На взятке попался начальник отдела экономической безопасности и противодействия коррупции полиции Петропавловска-Камчатского. Трудно было устоять: за 2,5 млн руб. требовалось всего лишь затянуть сроки возбуждения уголовного дела против бухгалтера одной из фирм, чтобы та могла спрятать имущество и уехать. А в Северной Осетии восемь сотрудников ГИБДД за деньги помогали получить водительские права без обучения, медицинской комиссии и сдачи экзаменов, сколько бы министерское начальство ни рвало на груди рубахи – мол, такое сегодня невозможно. В Питере полицейские за 300 тыс. руб. отпустили автоугонщика. И нет конца этой хронике.

Официально МВД отмахивается в духе Глеба Жеглова: дескать, правопорядок определяется не количеством воров, а умением властей их обезвреживать. Мол, вовсю старается Управление собственной безопасности, неприкасаемых нет, отсюда и статистический рост полицейской преступности. А реально она снижается, перестаёт быть латентной.

Очень хотелось бы в это верить. Но вот, например, случай с волгоградским полицейским Григорием Харичевым, который пошёл против системы около 10 лет назад. Началось с того, что заступился за зверски избиваемых в отделе проституток, с которых вымогали по 150–200 тыс. рублей и надругались в традициях отдела «Дальний». Харичева уволили, но он дошёл со своими разоблачениями до центральных телеканалов, восстановился, прошёл переаттестацию. Если полиция действительно в корне изменилась после переименования, то Харичев должен был стать одним из её идолов и героев, как настрадавшийся за правду. Но Григорий так и остался изгоем. С него пытались вымогать деньги и даже «организовать» психиатрический диагноз во время одной из медкомиссий. А самое главное – начальство совершенно не интересуют собранные им разоблачения.

– В июле 2012 года пьяный следователь Кировского РОВД задавил женщину с двумя маленькими детьми на улице 64-й Армии, – рассказывает Григорий Харичев. – Министр Колокольцев отправил в Волгоград разбираться целую комиссию из Москвы. Я сразу отбил телеграмму в ГУВД с просьбой доложить о моём желании встретиться с руководителем комиссии и рассказать о фактах коррупции, фальсификации дел, а также обычае полицейских садиться за руль пьяными. Вот пример: одна девушка неоднократно подавала жалобы на избивавшего её жениха в отдел полиции №8, но никаких мер не предпринималось, пока этот подонок не выколол ей глаза. Но вместо диалога была дана команда близко не подпускать меня к зданию волгоградского главка. А когда я приехал в Москву записываться на приём к министру, меня и к нему не пустили.

При этом в нынешнем МВД гордятся своими нововведениями по профилактике коррупции. Словно депутаты Госдумы, полицейские обязаны ежегодно подавать декларацию о доходах и расходах, имуществе и имущественных обязательствах – своих, супругов и несовершеннолетних детей. Но разве депутатам эта система сильно мешает иметь собственность за границей, а фирмам жён и детей – выигрывать завидные куски госзаказа? Внешний контроль только усиливает в полиции корпоративную солидарность и неприязнь к тем, кто выносит сор из избы.

Но сор-то этот всерьёз касается всех нас. Например, мы видим, что даже в Москве и Питере процветает уличная нелегальная торговля, а по ночам некоторые точки спокойно торгуют водкой. Понятно, что без согласия местных нарядов ППС торговцы не продали бы даже одной-единственной дыни. Зато те же полицейские патрули стали проявлять повышенное внимание к гражданам, посмевшим открыть на скамейке во дворе бутылку пива. Кое-где для взимания 500-рублёвых штрафов наряды, словно официанты, обеспечены мобильными терминалами, принимающими оплату банковской картой. Для кого-то это очередное улучшение работы полиции: теперь с пивом реже тащат в отдел и сажают в клетку на три часа. А кто-то отмечает, что вот так и растут показатели раскрываемости, а значит, и «палочная система» живее всех живых. Что не менее важно, настоящих уличных ханыг часто не трогают: у них нет ни наличных, ни пластиковых карт, а везти их на новом автотранспорте в чистый отремонтированный отдел было бы неэстетично.

Имя им – триллион 

На содержание Министерства внутренних дел РФ в 2016 году предусмотрен бюджет в объёме 1,082 трлн рублей. Третий год подряд бюджет МВД России формируется по программно-целевому принципу.

Львиная доля расходов приходится на госпрограмму «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности» – свыше 80%, на участие в реализации пяти других государственных программ – примерно 2%. В министерстве подчёркивают, что бюджет сохранил свою социальную направленность – более 80% денег пойдёт на выплаты денежного довольствия, заработной платы, пенсий, пособий и компенсаций.

Формирование бюджета-2016 не обошлось без скандала. В ноябре прошлого года замминистра внутренних дел Александр Махонов заявил, что не хватает 41 млрд рублей. «Те лимиты (финансирования), которые до нас были доведены, не обеспечивают исполнение госпрограмм и выполнение основных функций и задач, которые возложены на МВД», – путано объяснил замглавы министерства. Махонов уточнил, что речь идёт в том числе о дополнительных потребностях в обеспечении ГСМ, вещевым довольствием, оснащении специальным вооружением инженерных и разведывательных подразделений внутренних войск во исполнение указа президента и о других пунктах.

А ведь ещё в 2010 г. на содержание органов внутренних дел и внутренних войск бюджет тратил 461,3 млрд рублей. А сегодня среди российских министерств только военные осваивают больше полиции.Так, бюджетные ассигнования в 2016 г. по разделу «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» запланированы в объёме 2,024 трлн рублей. А общие расходы на содержание армии и оборонных комплексов составят 2,8 трлн рублей. Для сравнения: на развитие культуры предусмотрено 100 млрд рублей, на образование – 578 миллиардов.

Просто денег нет

Летом 2016 г. президент Владимир Путин сократил центральный аппарат МВД на 761 человека. Предельная штатная численность головного офиса теперь не должна превышать 6714 единиц. Скорее всего, эти сокращения не последние, и они могут оказаться для системы болезненными. Предыдущее уплотнение на 20% система пережила относительно спокойно: порезали пустующие ставки, зачем-то упразднили вневедомственную охрану – чуть ли не единственное подразделение, которое приносило существенную прибыль. Причём сделано это в целях экономии средств!

Сегодня вся надежда на суматоху вокруг укрупнения силовых ведомств. В результате упразднения Госнаркоконтроля к МВД отошла большая часть его функций. Некоторые эксперты предрекают, что и МЧС недолго осталось, а его функции поделят меж собой полиция и военные. Полицейские всегда были мастерами хитрого учёта, в результате которого нормы по сокращениям выполнены, и все вроде на своих местах.

В прошлые сокращения под нож пустили полицейские вузы. Причём само же МВД признавало, что из-за этого снизилось качество подготовки полицейских. Сегодня в жертву могут принести подразделения в регионах. Оптимизируют же школы и больницы. Вот и уцелевшие в глубинке участковые рискуют оказаться лишними.

Но не меньше сокращений полицейских пугают правительственные заявления, что индексировать им зарплату в соответствии с уровнем инфляции не получится. Звучит даже идея вовсе заморозить зарплаты на три года. Но даже если власть не рискнёт поступить так со своими потенциальными защитниками, уже ни о каком изменении принципов работы речи не идёт – дожить бы до новой эпохи дорогой нефти.

– В результате реформы провинция лишилась почти двух тысяч самостоятельных отделений внутренних дел, расположенных в малых городах и деревнях, – говорит юрист Андрей Воробьёв, бывший сотрудник центрального аппарата МВД. – Уцелевшие структуры в регионах потеряли ряд служб. Вместе с тем в центральном аппарате периодически появлялись новые подразделения. Говоря о необходимости ликвидировать «палочную систему», в МВД продолжают гордиться высочайшей раскрываемостью преступлений – на уровне 50%. В Европе она колеблется от 20 до 40%. Плата за это чрезвычайно высока: некоторые сотрудники 80–90% времени тратят на заполнение бумаг. Мой знакомый однажды ехал из Питера в Москву, превысил скорость в какой-то деревне и получил из неё сразу три штрафа от местного шерифа по фамилии Круглов. Три камеры – три раскрытых правонарушения.

Похоже, что накачивание МВД деньгами в 2009–2011 гг. дало лишь косметические результаты. Так что сокращение штатов и средств рискует вернуть полицию в исходную точку – к майору Евсюкову и отделу «Дальний». Несмотря на новые мундиры, большинство полицейских прекрасно помнят те времена.

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и Google News и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях Добавить в «Мои Источники» в Google News

Обсудить наши публикации можно здесь:

//новости партнеров

?>

//Новости МирТесен

//новости партнеров

//Новости ADWILE

//Новости МирТесен

//Новости партнеров

//Новости СМИ2

//Новости партнеров

//Авторы АН

Все авторы >>

//новости партнеров

//самое читаемое

//Новости СМИ2

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
Загрузка...
//Наши партнеры