А Киев – он чей?

Понятно, что украинский. Но только ли?

, 17:55

А Киев – он чей?

Если кто-то из читателей напрягся, прочитав заголовок, – уточняем: «АН» не собираются украинофобствовать или посягать на столицу соседнего независимого государства. Просто год с небольшим назад в Киеве начались события на майдане. Они в итоге поссорили и украинцев между собой, и Украину с Россией. Но ведь Киев – это не только майдан?

Город общей судьбы

Майданы приходят и уходят, а Киев остаётся. Великий француз Оноре де Бальзак назвал этот город «русским Римом», можно вспомнить и формулировку Николая I – «православный Иерусалим». Но в Риме или Иерусалиме древность почти физически давит на тебя, а здесь… Голубое небо, золотые купола, шумная толпа на залитом солнцем Крещатике, зелень парков – разве может Киев быть иным?

Не стоит пытаться в сжатом газетном тексте пересказать историю великого города – благо и без нас написаны бесчисленные книги. «АН» сегодня просто решили вспомнить некоторые моменты киевского прошлого, имена некоторых людей, связанных с этим прошлым, и подумать – что мешает человеку из России воспринимать Киев в контексте одной лишь украинской истории?

Самые древние укры

Начнём с времён древнейших.

В археологии есть такое понятие – «трипольская культура». В VI–III тысячелетиях до н.э. памятники её находились на территории нынешних Румынии, Молдавии, Венгрии – и Украины. Первые в Российской империи артефакты, связанные с «трипольской культурой», в 1893–1894 гг. нашёл археолог Викентий Хвойко (1850–1914).

Вообще-то он служил в Киеве учителем немецкого языка и интересовался совсем другими вещами – агрономией, в частности. Но вышло так, что, подыскивая помещение для своей лаборатории, буквально на соседней улице обратил внимание на кучи свежевынутой земли – там намечалось строительство. В глубине раскопа увидел нечто, показавшееся ему бивнем мамонта. Там действительно оказались следы стоянки первобытного человека. Так археология стала жизнью Викентия Вячеславовича. Он вырос в серьёзного учёного, его именем в городе названа улица.

«Трипольская культура» – это не первобытные люди, а, скажем так, несколько позднейший период развития, и связано понятие с другими исследованиями Хвойко – в селе Триполье под Киевом. Но тут такое дело. Сегодня на самом факте существования «трипольской культуры» ряд украинских политиков делают глубокомысленные выводы об особой древности украинского племени. Что ж, и у нас есть люди, считающие, что «Россия – родина слонов». Но Хвойко вряд ли соотносил предмет своих исследований с Украиной. Сам-то он был чех. Из тогдашней Австро-Венгрии под влиянием идей общеславянского единства приехал именно в Россию (в смысле в Российскую империю). И писал о памятниках как раз «юго-западной России».

«Сага о викингах»

Дальше – о легендах, связанных с зарождением Киева. Великому городу более 1500 лет. Теперь вспоминаем «Повесть временных лет»: Кий, Щек, Хорив, их сестра Лыбедь, местные властители-варяги Аскольд и ДирВещий Олег, который, согласно летописям, в 882 г. их убил и, очарованный удобным расположением города, начал править здесь сам – положив начало государственности на Руси…

Кто были «варяги», которых местные племена позвали «на царство»? Пришлые воины-скандинавы или свои, славяне? Спор это давний. Но, готовя данный материал, автор честно посмотрел датско-американский фильм «Сага о викингах» – довольно нудное повествование о юном викинге Олеге. Как он, покушавши мухоморов, обретает дар прозревать прошлое и будущее («вещий» же!), потом где-то на «новых землях» мстит Аскольду и Диру за коварно убитого папу. Чтобы не было сомнений, в конце картины сообщается: имеется в виду тот самый Олег, стараниями которого зародилась страна Россия. Интересна, однако, дата выпуска фильма: 2008 год. То есть скандинавы и ныне рады погордиться, что они к киевской истории тоже причастны.

Киевский Муромец

Теперь – время Киевской Руси. Один князь, другой, битвы с хазарами, половцами, походы к Царьграду, Крещение при Владимире Святом…

Но кроме исторических источников есть художественное восприятие давних эпох – пусть и не строго научное. Киевская Русь – былинные, богатырские времена. А кто главный русский богатырь? Понятно, Илья Муромец. И здесь «АН» напомнят: когда-то, возможно, первыми из отечественных СМИ, мы рассказали, как был воссоздан облик знаменитого воина.

То есть тот Муромец или не тот – дело, конечно, туманное. Но в прославленной Киево-Печерской лавре сохранились мощи некоего «Ильи из града Мурома». В 1985 г. (ещё советские времена) по просьбе сотрудников историко-культурного заповедника в лавре известный российский судмедэксперт, ведущий специалист по антропологической реконструкции (восстановлению лица по черепу) С. Никитин вместе с киевским судмедэкспертом Ю. Коваленко работал с останками покоящихся здесь людей. «Илья из Мурома» был среди них.

Это оказались кости мужчины примерно 50–60 лет. Судя по сложению – физически очень сильного. Явные следы боевых травм. Состояние нижнего отдела позвоночника могло свидетельствовать о болезни, затруднявшей ходьбу (Илья же до 33 лет «сиднем сидел»?). То есть в пешем строю человек, видно, был бойцом так себе, однако на коне – весьма и весьма. Но древний богатырь ведь из села Карачарово под Муромом? Тут выяснилось: муромские краеведы считают, что он мог принадлежать к местному роду Гущиных. Когда скульптурный портрет Никитина сопоставили с фотографиями из семейных гущинских альбомов, все ахнули: один тип лица.

Илья Муромец – он чей, муромский (российский) или киевский (украинский)?

В чужих руках

Вещий Олег или Илья Муромец прославили свои эпохи. Но сейчас поговорим о периоде менее известном.

Гляньте нашу справку. В 1240 г. Киев берёт Батый. Город сжигается, резня, угон в полон побеждённых, разорение – до сих пор археологи находят страшные следы этой катастрофы.

И тут наступает некая историческая развилка. Дальнейшая судьба Киева – уже как бы не наша история. Российского читателя чисто психологически больше интересует судьба тех древнерусских княжеств, которые вошли в нашу территорию. А Киев…

Что ж, расскажем. 120 лет он платит дань ордынцам, а потом оказывается в составе Великого Княжества Литовского (ВКЛ – как иногда пишут сегодня).

Это огромное историческое государство ни в коем случае нельзя отождествлять с нынешней Литвой (хотя та гордо ведёт от ВКЛ свою родословную). Реально княжество объединяло, скажем так, предков нынешних белорусов, литовцев, частично украинцев – да и русских тоже. Многонациональная, веротерпимая, с преобладающим славянским и православным населением держава.

Литовцы (со всеми оговорками употребим этот термин в силу его общепринятости) были энергичны, воинственны, склонны к экспансии. Воевали с Москвой, воевали с татарами. Впрочем, тогда все друг с другом без конца воевали.

В 1324 г. в битве на реке Ирпень литовское войско князя Гедимина разгромило войско киевского князя Станислава. Собственно, он был «попутной целью» – шла очередная война с татарами, а Станислав являлся их вассалом-союзником…

…В других источниках князя зовут Святославом. Кто-то сомневается, был ли он вообще. Противостоял литовцам сам или вместе с ордынцами? Не удивляйтесь: сведений о том периоде киевской истории минимум. Но достоверно известно одно: после битвы на Ирпене Киев попадает сначала в «зону влияния» Княжества Литовского, потом окончательно входит в него.

Новые хозяева

Почти 250 лет Киев находился под властью Вильно. Принято считать, что все эти годы киевляне подвергались тяжкому экономическому и национально-религиозному гнёту литовских и польских феодалов, на который отвечали протестными выступлениями. Что и так, и не так. Если мы без лишних эмоций полистаем литературу, то с любопытством отметим – да не такие уж и плохие были для города времена. Русским бы городам так жить! Конечно, всякое бывало – и крымцы дважды Киев разоряли (ну так они всех разоряли, поскольку набегами жили), случались свои конфликты, заговоры, потрясения. Но тем не менее…

Да, киевляне платили Литве «подданщину» (дань), должны были в случае опасности своим ополчением поддерживать литовское войско. Однако это – норма того времени. Киев в ВКЛ стал центром воеводства (так сказать, областным городом), при этом не подвергалось сомнению его духовное и культурное значение. С военной точки зрения рассматривался как форпост на опасном татарском направлении – потому город укрепили, держали гарнизон, защищали. Заморским купцам, которые везли товары с востока на запад и обратно, гарантировалась безопасность лишь в том случае, если свой груз они повезут через Киев, – так что это всегда был важнейший транзитный узел. Где-то между 1494 и 1497 г. Киеву дали магдебургское право (самоуправление). А магдебурское право традиционно способствовало подъёму городов.

Была, однако, роковая проблема, в конце концов повернувшая весь ход и киевской, и украинской истории: вопрос о вере. Вера для средневекового человека – больше, чем просто молитвы и обряды. Это основа самоидентификации, опознавательный код «свой-чужой». Киев всегда был православным. И большинство тогдашних киевских конфликтов было связано именно с защитой его православности. Между тем Великое Княжество Литовское (поначалу тоже в основном православное) в силу причин, требующих отдельного разговора, всё больше срасталось с католической Польшей. Реально данный процесс выразился в серии уний – религиозно-политическо-военных союзов, предполагавших в конечном итоге вхождение ВКЛ в Польшу. Уний было несколько, и каждая шаг за шагом оборачивалась постепенной полонизацией и окатоличиванием литовских элит – в том числе живших на территории Украины.

Чужая Речь

Люблинская уния 1569 г. привела к созданию Речи Посполитой – единого польско-литовского конфедеративного государства. Тон в нём уже окончательно задавала Варшава. Киев, как литовский город, тоже стал одним из городов Речи. Если точно, Киевское воеводство даже получило статус «коронных земель» – то есть подчинялось не Вильно, а Польше.

Через несколько десятков лет стало ясно – религиозная ситуация на Украине обострилась до предела.

И тут – пара важных моментов.

Украинцы как нация ведь ещё не сформировались. И вопрос вероисповедания был, по сути, вопросом о национальности. Что в Великом Княжестве Литовском, что в Речи Посполитой православные звали себя «русьские» (от слова «Русь»). При этом они могли честно служить своим правителям, насмерть рубиться с воинами того же Московского княжества (потом Русского царства): солдатский долг – вопрос отдельный! Но католик для них всё равно оставался чужаком, а униата (сторонника церковной католическо-православной унии) считали предателем.

При этом на Украине постепенно сформировалась вооружённая сила, отождествлявшая себя именно с православием, – казачество. Власть с казаками пыталась ладить, вводить в какие-то рамки, кого-то нанимать на службу. Но народ это был буйный, всегда готовый к восстанию. И чем бы реально каждое из восстаний ни было вызвано, оно всегда шло под знаком защиты православия.

В 1647 г. случилось частное событие, имевшее глобальные последствия. Шляхтич-поляк (если точно – литовец) Чаплинский напал на усадьбу Суботов своего соседа, казака Богдана Хмельницкого. Разграбил, увёз жену, убил сына. Хмельницкий, прославленный воин, доблестно служивший польской короне, кинулся в Варшаву просить возмездия и защиты. Но убедился – ни сейм, ни сам король вступаться за него не намерены: даже самый лучший православный казак в Речи Посполитой всё равно человек второго сорта. Тогда Богдан против Речи поднял восстание.

Последствия известны.

Пройтись по Крещатику

И тут самое время перейти к временам пребывания Киева в составе Российской империи.Что бы кто бы на нынешней Украине о них ни говорил – настаиваем, что это был «золотой век» города. Вспомните хотя бы Киев перед Первой мировой войной. Третий по значимости и четвёртый по численности город империи (население к 1913 г. – 630 тыс. человек). Крупнейший промышленный центр и транспортный узел. Великолепная архитектура, городское благоустройство (водопровод, канализация, электрическое освещение многих улиц, первый в империи трамвай и т.д.). Гоголь, Куприн, Бердяев, Волошин, Васнецов, Нестеров, Врубель – ах, какие имена с ним связаны!

На годах революции и Гражданской войны задерживаться не будем – просто порекомендуем перечитать великих киевлян Михаила Булгакова и Константина Паустовского.

А вот статус уже столицы советской Украины Киев обрёл лишь в 1934 году. До того, напомним, её главным городом был Харьков, провозглашённый столицей УССР ещё в 1919-м. Красной Москве юго-восток нынешней Украины (историческая и нынешняя Новороссия) представлялся регионом более надёжным, пролетарским. А Киев… Наверное, большевиков смущала его та самая трудноистребимая «имперскость», лоск. Но Сталин уже строил новую империю, и ему нужна была вся Украина – и Киев, безусловно, был городом, морально объединяющим все её регионы.

Собственно, здесь и поставим точку. Хотя и с чувством недоговорённости. Ещё очень многое стоило бы вспомнить. Киев польский, Киев еврейский… Таких людей, как жившие здесь в советские годы Виктор Некрасов, Николай Амосов, Валерий Лобановский, десятки других… Как они бы себя ощущали в нынешней Украине, что говорили бы?

Не спорим: многое из того, о чём мы упомянули, уж точно получше нашего вам рассказал бы любой грамотный киевский экскурсовод, просто влюблённый в свой город киевлянин.

Да только когда ж она снова будет – возможность пройтись с киевскими друзьями по Крещатику просто так, не думая ни о чём, не споря о политике?

Копируя врага

Если кто не знает, Речь Посполитая (Rzeczpospolita) буквально переводится как «республика». Это было связано со своеобразным устройством государства: правил король, который избирался пожизненно, но власть его сильно ограничивал шляхетский сейм. Каждый дорожил своими свободами! Но благая идея демократии обернулась бедой для страны. Реально в сейме тон задавали крупные феодалы-магнаты, которые решали свои вопросы, блокировали любые не устраивающие их решения. Трудноуправляемое государство не могло противостоять ни внешним вызовам, ни внутренним кризисам – что в конечном итоге закончилось крахом страны.

Мы вспомнили это вот почему. «АН» не раз писали о том, что на «воссоединение Украины с Россией» в 1654 г. надо смотреть без розовых очков. Москва Богдану Хмельницкому нужна была прежде всего как сильный союзник в борьбе с Польшей – а остальное потом. Неслучайно вскоре после смерти Богдана его недавние соратники и от Москвы отвернулись, и между собой передрались. Первым из отвернувшихся был новый гетман Иван Выговский – ещё недавно правая рука Хмельницкого.

В книге «Западные окраины Российской империи» под редакцией д.и.н. А. Миллера есть интересное рассуждение о том, почему так случилось. Автор напоминает: и Хмельницкий, и Выговский, и многие другие деятели «украинской национальной революции 1648–1654 гг.», наверное, искренне ненавидели Речь Посполитую. Но они в ней выросли, сформировались и после победы собирались механически скопировать её порядки – только на свой лад: вместо шляхты – казачество, вместо короля – гетман, вместо сейма – рада из казачьей старшины…

Похоже, нынешней украинской Раде идеалом тоже представляется неукротимая казацко-шляхетская вольница.

Из киевских хроник

15 –20 тыс. лет назад – первые поселения на территории города.

VI–VII века н.э. – время, к которому относятся свидетельства о появлении на территории Киева не просто поселений, а города. Его легендарные основатели (по «Повести временных лет» Нестора) – Кий, Щек, Хорив и их сестра Лыбедь. От Кия производят название – Киев.

882 г. – согласно тому же Нестору, в Киеве воцаряется новгородский князь Олег. Он переносит сюда свою резиденцию, город объявляет «мати градам Руским». Киев становится столицей древнерусского государства – Киевской Руси. В 988-м при князе Владимире происходит её Крещение.

XIIв. – 1240 г. – период Киевской Руси. Время древней славы Киева, с которой связаны имена Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха и т.д. Государство распалось в результате междоусобных войн древнерусских князей. Киев тогда несколько раз переходил из рук в руки, разорялся, сжигался.

1240 г. – Киев взят монголо-татарами, разграблен, сожжён, попадает в зависимость от Золотой Орды.

1324 г. – после разгрома киевского князя Станислава литовским князем Гедемином (1324) Киев захватывает Великое Княжество Литовское (ВКЛ). В 1569-м ВКЛ заключает Люблинскую унию с Королевством Польским – возникает Речь Посполитая. До 1654 г. Киев – один из её административных центров.

1654–1917 гг. – Киев в составе Русского царства, а потом Российской империи. Дата «1654 год» связана с тем, что тогда население Киева после Переяславской рады, которой увенчалось антипольское восстание Б. Хмельницкого, присягнуло московскому царю Алексею Михайловичу. При этом (о чём «АН» не раз писали) вхождение Украины в состав России (используя современные понятия) не было одномоментным. Так что далее Киев административно был то полковым центром Войска Запорожского, то центром Киевского наместничества, то губернским центром империи. Подлинный расцвет города начинается после промышленной революции второй половины XIX века. Киев становится одним из самых крупных, культурных и богатых городов царской России.

1917–1920 гг. – годы революции, Гражданской войны, польско-советской войны. В ноябре 1917-го провозглашается Украинская Народная Республика – исторический прототип нынешней Украины. Вскоре её сменяет гетманство Скоропадского, и вообще начинается период, когда Киев 13 (по другим подсчётам – 14) раз переходил из рук в руки различных воевавших тогда на Украине сил.

12 июня 1920 г. – в ходе советско-польской войны Киев берут советские войска, город становится советским. В 1934-м сюда переносится столица Украинской Советской Социалистической Республики.

1991 г. – после распада СССР Киев – столица независимой Украины.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Песков: в случае вступления Украины в НАТО у России возник бы территориальный спор со страной, входящей в альянс

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Политика