Эрмитаж с секретом

Почему власть не жалеет денег на главный музей страны

, 17:42

Эрмитаж с секретом

В 2014 г. главный российский музей отпразднует 250‑летие. К этому событию планируется потратить 16 млрд. рублей, освоение которых уже стало причиной ряда скандалов и уголовных дел. При этом информация о финансах Эрмитажа закрыта от посторонних, словно Форт-Нокс. Мало что известно о доходах музея от заграничных выставок, а их в иные годы проводится более полусотни. Фондохранилище Эрмитажа возводится с советских времён и «съело» суммы, сопоставимые с ценой легендарного зенитовского стадиона. Полномасштабной ревизии фондов здесь не случалось несколько десятилетий. Хотя ещё в 1999 г. проверка Счётной палаты выявила множество нарушений, породив в народе слухи о сохранности и подлинности эрмитажной коллекции.

Встречи на Эльбе

В сентябре 2013 г. около 100 полицейских при поддержке спецназа проводили обыски по десяти адресам в Москве и Петербурге. Причиной стало следствие по делу о крупном хищении при реконструкции Эрмитажа. Как пояснили в МВД, с 2010 по 2013 г. «группой лиц были внесены необоснованные изменения в уже утверждённую проектно-сметную документацию». Речь о восточном крыле здания Главного штаба на Дворцовой площади, где разместятся эрмитажные экспозиции. Ущерб оценили в 50 млн. рублей, но наблюдатели понимали, что из-за таких «мелочей» спецоперацию устраивать не станут, и всё наверняка серьёзнее.

Обыскали семь офисов, две квартиры и один загородный дом. Спецназ побывал в резиденции группы компаний «Интарсия», Фонде инвестиционных строительных проектов, Инновационном центре пожарной безопасности, но ни Эрмитажа, ни его руководства обыски не коснулись. Уже на следующий день музей сообщил в пресс-релизе, что является лишь пользователем помещений Главного штаба, а к финансам и проектно-сметной документации не имеет отношения.

Реставрация – дело не дешёвое. Со ссылкой на Счётную палату сообщалось, что на первую очередь восточного крыла бюджет запланировал 4,4 млрд. рублей, на вторую – в 6,2 миллиарда. В обоих случаях получателем денег стала группа компаний «Интарсия», причём на вторую очередь – без конкурса. Финансирование шло в виде госзайма через Всемирный банк, в который обратились чиновники Минкультуры и Минрегиона. Далее Счётная палата обратила внимание, что в контракт заложили «экономически необоснованную» формулу индексации, по которой «Интарсия» получала куда больше первоначальных миллиардов. На сколько именно – аудиторы так официально не назвали. По разным оценкам, выходит от 800 млн. до 1,8 млрд. рублей.

– Оценивать расход денег в реставрации очень сложно, – говорит искусствовед Марина Азарова. – Кто через пять лет разберётся, осушали подвалы какого-нибудь дворца или они изначально были сухими. Сколько титановых шпал забили для укрепления фундамента? А реставрация гобелена сколько реально стоит? Акты ведь наклепать – не проблема. Аудитор же – не искусствовед, а оценки со стороны будут расходиться в разы. Поэтому связи реставрационных фирм с музеями имеют особое значение. Тем более заказчиков с федеральным финансированием не так и много в России.

«Интарсия» – это компания с репутацией. На её сайте только перечисление выполненных подрядов занимает 11 страниц, среди них Александровский столп, здание Биржи, Ростральные колонны, Смольный собор, Пискарёвское кладбище, Шуваловский дворец, Михайловский замок, здания Сената и Синода, Академия художеств, кони Клодта на Аничковом мосту. Трудно вспомнить открыточную достопримечательность Питера, которую не реставрировала бы «Интарсия». В Москве компания приложила руку к Московскому Кремлю и храму Христа Спасителя. Итого за 7 лет – 67 госконтрактов на 11,35 млрд. руб., только в 2012 г. выручка составила 6,9 миллиарда. А такой размах обычно опирается на административный ресурс.

В прессу просочилось, будто 80% акций «Интарсии» принадлежат её президенту – Виктору Смирнову, ещё 20% – Геннадию Явнику, директору благотворительного фонда «Константиновский». В преддверии 300-летия Петербурга фонд собирал средства на реставрацию Константиновского дворца в Стрельне – новой резиденции президента РФ: на дворец ухнули до 9 млрд. рублей. С успешным открытием объекта совпал по времени и головокружительный взлёт Явника-бизнесмена, ставшего заметной медиафигурой.

Сообщалось, что отставной полковник внутренних войск и замдиректора пивзавода «Балтика» Явник вошёл в состав учредителей группы компаний «Олимп», торгующих автомобилями. Через долю в ООО «Котвил-СПб» он стал одним из совладельцев крупного застройщика «Строй Холдинг», реализующего проекты на намывных территориях в Финском заливе. Вместе с Юрием Башметом и Валерием Гергиевым Явник вошёл в долю ООО «Центра творческих встреч Эльба» (позднее «Эльба групп»), владеющим четырьмя элитными ресторанами на Васильевском острове. Вместе с супругой бывшего президента Медведева Светланой попечительствовал Морскому собору в Кронштадте.

Но чаще всего СМИ связывают Явника с главой Управления делами Президента РФ Владимиром Кожиным. Кожин возглавляет совет фонда «Константиновский», а вместе они заседают в Фонде БДТ. В 2009 г. власти Петербурга вдруг передали «Строй Холдингу» целевым назначением 2 га земли в устье реки Смоленки, которые долгие годы держали под возможный перевод Госдумы.

В течение пяти лет заказы для «Интарсии» шли как по маслу. Не ускользнула от внимания наблюдателей и отличительная черта этих заказов: некоторые из них по ходу исполнения росли в цене. Например, федеральный Центр сердца, крови и эндокринологии им. Алмазова планировал ввести в строй новый лечебно-реабилитационный комплекс на севере Петербурга, цена вопроса оценивалась в 2,3 млрд. рублей. В 2009 г., когда генподрядчиком стала «Интарсия», проект подорожал до 3,5 млрд., а сегодня – до 5,8 миллиарда. Существенно вырос в цене и эрмитажный объект в Главном штабе: с 10,6 до 16 млрд. рублей.

Сегодня Эрмитаж старается дистанцироваться от освоения этих денег, хотя чужих людей в проекте не наблюдается. Директор музея Михаил Пиотровский состоит в попечительском совете «Константиновского» вместе с Кожиным, Явником и экс-министром культуры Александром Авдеевым, который согласовывал проект. На сайте «Интарсии» немало слов сказано о тесном сотрудничестве с Эрмитажем, а Пиотровский подтвердил это, поздравляя компанию с юбилеем: «Государственный Эрмитаж уже много лет работает вместе с компанией «Интарсия». Работа эта полезна и доставляет удовольствие. В ней есть своя логика…» Одним из владельцев ООО «Архитектурная мастерская «Студия-44», которая получила сотни миллионов рублей за проект реконструкции Главного штаба, является Никита Явейн, в 1994–2004 гг. возглавлявший городской комитет по охране памятников (КГиОП), а позднее входивший в оценочную комиссию музея.

Всегда говори «да»

Готовиться к 250-летию Эрмитажа начали загодя: первое заседание «праздничного» оргкомитета во главе с вице-премьером Дмитрием Козаком состоялось ещё в сентябре 2011 года. Тогда же были озвучены первые цифры – федеральный бюджет планировал потратить к юбилею 12 млрд. рублей. Они пойдут на реставрацию Главного штаба, строительство 3-й очереди фондохранилища в Старой Деревне, создание Музея гвардии, восстановление иконостаса в Большой церкви Зимнего дворца и праздничные мероприятия. Кроме того, музею изменят устав. В результате статус Эрмитажа вырастет: станет проще зарабатывать деньги и пускать их на собственное развитие.

Проблема в том, что финансы музея и сегодня представляют собой тайну за семью печатями, хотя директор Пиотровский не устаёт повторять, что Эрмитаж ничего не скрывает. Много лет ни один журналист не может получить внятного ответа на вопрос: как организуются зарубежные выставки музея? Каков механизм, каков доход музея, как расходуются средства? Злые языки говорят, эта ниша отдана на откуп частным конторам, близким боссам музея, через бухгалтерию Эрмитажа проходят крохи. Вроде бы руководство музея не заинтересовано в распространении слухов, и ему несложно их опровергнуть. Но Пиотровский в интервью говорит: у нас тайн нет, но есть обязательства перед зарубежными партнёрами.

Хотя европейские музеи тайны из подобных вещей не делают, найти сведения о бюджете Эрмитажа и точном количестве выставок куда сложнее. На сайте музея сообщается всего о трёх выставках за рубежом за последний год. Из «древнего» отчёта Счётной палаты известно, что в 1999 г. музей провёл 56 зарубежных выставок, которые посетил 1 млн. человек. Общие финансовые ресурсы Эрмитажа в конце 1990-х составляли 300–400 млн. рублей ежегодно, из которых порядка половины приходилось на «внебюджетные источники». Какова в них доля доходов от выставок, никогда не пояснялось. После скандального исчезновения 220 экспонатов в 2006 г. постоянно растущий бюджет Эрмитажа едва ли не впервые в истории сократили на 15%, но это не изменило в целом благосклонного отношения Минкульта к главному музею страны. К этому периоду относятся самые большие откровения Михаила Пиотровского о финансах: по его словам, в 2008–2009 гг. бюджет Эрмитажа составлял 2–3 млрд. рублей ежегодно, доля собственных заработков упала до 20–25%.

В начале августа 2013 г. мы обратились к руководству музея с просьбой об интервью на тему эрмитажной экономики. Из пресс-службы оперативно ответили: поговорить с нами готов сам Михаил Пиотровский. Но оказалось, что дать согласие и дать интервью – две большие разницы. Три последующих месяца прошли в бесполезных напоминаниях пресс-службе – интервью так и не состоялось.

Показательно, что Счётная палата РФ, проверявшая Эрмитаж в 2012 г., пока не решилась опубликовать отчёт о проверке. Хотя в прессу попали смелые предположения аудиторов,
что участники реставрации Главного штаба могли войти в коррупционный сговор
. Ещё в 2007 г. Счётная палата сообщала, что компания «Интарсия» предоставила недостоверные сведения на этот конкурс.

Кстати, у подозрительности наблюдателей к руководству Эрмитажа есть серьёзное основание – результаты проверки СП, опубликованные в 2000 году. Читаем: на момент проверки не оформлены права Эрмитажа на землю, а сама сокровищница работает без лицензии. При музее без всякого регламента и министерских приказов работает аспирантура, содержащаяся на средства бюджета. Нет единой базы договоров, часть из них не регистрируется, а исполнение не контролируется. На это можно возразить, что в Эрмитаже 2,8 млн. единиц хранения, средняя зарплата сотрудника составляла в то время 2,4 тыс. рублей. А с такими условиями трудно соблюдать все формальности.

Но дальше начинается нонсенс: перебивающийся с хлеба на воду Эрмитаж берёт на зарплату 500 не своих сотрудников – реставраторов, подрядчиков и т.д. На площадях Эрмитажа в Главном штабе обнаружились 12 частных фирм, которые по документам не платили ни аренду, ни коммунальные платежи – за всё расплачивался бюджет музея. Петербургская интеллигентность и бескорыстие? Но выплаты за счёт Эрмитажа премий сотрудникам неких ТОО «Хэпри» и ВПЧ-62 уже за рамками этих понятий. Небогатый музей умудрялся даже платить до 6 млн. рублей за уборку своих помещений некоему ООО «Май-Сервис», которое нанимало других субподрядчиков. Получается, денег был переизбыток? Никаких актов совершения этих работ ревизоры не увидели, а субподрядчиков по указанным адресам не нашли. Исполнителя для мытья люстр музей почему-то не смог найти ближе… Калмыкии: ООО «Идеал» из Элисты получило за эти услуги 300 тыс. рублей.

За 9 месяцев 1999 г. на 29 выставок за рубежом направлены 284 экспоната Эрмитажа страховой стоимостью 235 млн. долларов США без условия выплаты денежной компенсации. Сметы доходов и расходов не составлялись, финансовые отчёты отсутствовали. По оценкам ревизоров, компенсация за выставки 1998–1999 гг. могла составить 2,5 млн. долларов. Лучшие эрмитажные картины задерживались за границей на 5–10 месяцев дольше записанных в госконтрактах сроков без всяких доплат. Экспертиза вернувшихся шедевров не проводилась. А когда на выставке в Риме повредили «Стоящую Зору» Анри Матисса страховой стоимостью 12 млн. долларов, руководство Эрмитажа с присущей ему интеллигентностью не стало требовать возмещения. И провело реставрацию за свой счёт.

Какие оргвыводы сделали власти из рапорта Счётной палаты? Не прошло и года, как в отставку отправился шеф СП Юрий Болдырев. Уголовных дел по вскрывшимся фактам не возбуждалось, кадровых перестановок в руководстве Эрмитажа не отмечено. До сих пор никто не бросился проверять подлинность картин, вывозившихся тогда за рубеж. Власти можно понять: из 50 экспонатов музея, произвольно выбранных аудиторами, им смогли сразу предъявить только три. Ещё три эрмитажных гобелена нашлись в вестибюле гостиницы мэрии на Каменном острове, что-то обнаружили в обсерватории, что-то – в Доме архитекторов. Учитывая, что полной ревизии экспонатов в Эрмитаже не проводилось несколько десятилетий, то омут решили не баламутить. Неизвестно, какой сюрприз из него может всплыть.

Справка «АН»

Здание Главного штаба построено в 1829 г. великим Карлом Росси. В императорские времена в западном крыле располагались Генштаб и военное министерство, в восточном крыле – МИД и Минфин. При СССР всё здание отдали военным, а в 1993 г. их снова уплотнили, передав восточное крыло соседу – Эрмитажу. Общая площадь подарка составила 60,5 тыс. кв. метров. В 2002 г. утверждён проект реставрации, по которому 5 внутренних двориков объединились в одну большую анфиладу. В 2010 г. несколько залов открыли для посетителей. Эрмитаж планирует разместить в новых помещениях экспозиции искусства ампира, галерею памяти купцов-коллекционеров Щукина и Морозова, Музей российской гвардии, комнаты Фаберже, исторические комнаты Минфина.

А у нас – Эрмитаж

Для власти куда выгоднее иметь в лице музея на Дворцовой площади витрину высокого стиля.

Тем более на бренд «Эрмитаж» удобно получать финансирование. В прошлом году Минкульт решил добавить к юбилейному бюджету музея 900 млн. рублей. Ничего не известно о государственных расходах на культурно-выставочный центр «Эрмитаж-Амстердам» в Нидерландах (на реконструкцию 40 млн. евро собрали голландские партнёры), на музейные комплексы в Вильнюсе, Лондоне и Лас-Вегасе, на филиалы в Выборге и Казани. Потенциал у этих проектов есть: вице-премьер Ольга Голодец поручила министру культуры Владимиру Мединскому разработать план создания новых филиалов Эрмитажа в регионах. Во что обойдутся эти проекты?

Взять, например, фондохранилище, которое строят для Эрмитажа в Старой Деревне с советских времён. Как следует из отчёта СП, решение о его создании принято распоряжением Совета Министров СССР №2038р от 15 октября 1984 года. Оно определяло объём зданий в 195,99 тыс. куб. м, цену – 63,57 млн. руб. и сроки – 1986–1990 годы. Потом привлекли к проекту финскую фирму «Лемминкяйнен», и стоимость строительства возросла в 4,8 раза. Потом развалился Союз, проект фондохранилища постоянно пересматривался, хотя в самые голодные годы Эрмитаж получал до 80% необходимых средств. Только в 2012 г. «Лемминкяйнен» сдал вторую очередь фондохранилища, а его босс Кари Кангасниеми сообщил, что за 20 лет потрачено 4,4 млрд. рублей. В пересчёте на цены 1986 года это примерно 1,2 млрд. – в 20 раз дороже первоначальной цены.

По всей видимости, в эту сумму не вошли все расходы на оборудование, например, на биометрическую систему безопасности. В Эрмитаже с гордостью рассказывают, что она считается самой совершенной и дорогой: сканирует форму черепа и цвет глаз. Даже если преступник отрежет голову сотрудника, в хранилище ему не попасть. На систему не пожалели денег после исчезновения 220 экспонатов Эрмитажа в 2006 году. Хотя проблема была не в цвете глаз, а в практике руководства закреплять экспонаты за умершими или уволенными хранителями.

Выходит, закрытость музея по-своему обоснованна. Ведь только ленивый не возмутился историей со стадионом «Зенита» в Петербурге: за семь лет строительства цена выросла в шесть раз. Фондохранилище Эрмитажа за четверть века подорожало на два порядка – и никакого возмущения. Да и точка не поставлена. В СМИ сообщалось, что на третью очередь бюджет потратит аж 7 млрд. рублей – в 1,8 раза больше, чем за последние 20 лет. На сайте госзакупок уже объявлен аукцион на первый этап работ – на 221 миллион. Всего в сентябре-октябре 2013 г. Эрмитаж выступил инициатором около 70 конкурсов: 345 млн. – на реставрацию Большой церкви Зимнего дворца, на реставрацию Запасного дома – 1,1 млрд. и т.д.

Щедрость объяснима: ведь Эрмитаж родился в самой непосредственной близости к власти. И сегодня скандалы вокруг музея для власти не менее болезненны, чем в МВД или РЖД. Поэтому «просвещённая закрытость» ещё долго останется для Эрмитажа самой удобной позой. Нет сомнений, что власть этот курс одобряет. Ведь в 2014 г. музей отпразднует и ещё один юбилей – полвека директорский пост бессменно занимают члены семьи Пиотровских.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Захарова: украинские военные обстреляли СИЗО в Еленовке, в котором находятся вышедшие с  «Азовстали» и сдавшиеся националисты

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество