//

Водный мир

Нынешний век станет веком сражений и битв не за нефть, газ, золото или территории. А за простую Н2О – всем привычную питьевую воду. Россия по возобновляемым ресурсам пресной воды находится на втором месте в мире после Бразилии. У наших соседей, в отличие от нашей страны, не испытывающей жажды, глотки того и гляди пересохнут. Тогда они придут к нам. Увы, но политики, как и генералы, даже в страшном сне не рассматривают такой сценарий.

Между тем тихая война за российскую территорию уже началась. Миллионами к нам едут бывшие друзья из моментально обнищавших без Большого брата среднеазиатских республик. Но распад Союза и резню русских в Казахстане, Узбекистане, Туркмении и Таджикистане, как и нынешние проблемы переизбытка мигрантов, можно было предотвратить. Ровно 27 лет назад, в августе 1986 года, ЦК и Совмин СССР под нажимом М. Горбачёва и с подачи США приняли историческое решение. Оно касалось воды.

Без воды дехканину кирдык

«Проклятое» советское руководство постоянно контролировало ситуацию на окраинах империи. Вкладывало миллиарды полновесных рублей в их развитие, образование, промышленность. Прекрасно понимали тогда, что не только кремлёвским центром живёт страна. Неглупые дяди из ЦК КПСС отдавали себе отчёт: отсталые провинции – питательная среда для национализма, сепаратизма и прочего бандитизма. Поэтому даже в ущерб «Большой России» носились с ними как с писаной торбой. Русскую поговорку «Где родился – там и пригодился» с коммунистической настойчивостью проводили в жизнь.

Вода для орошения полей Средней Азии, основа экономики которой – сельское хозяйство, всегда ценилась буквально на вес золота. Земли и солнца там достаточно. Урожаи можно было бы снимать бешеные. Но сегодня 50 млн. плодороднейших гектаров земли не обрабатываются там из-за отсутствия воды для орошения. По данным экспертов, для нормального существования в этих жарких местах требуется минимум 0,3 га орошаемой земли на душу населения. А сейчас, даже по сильно завышенным официальным данным, в разы меньше – 0,13 га. Потепление климата в ближайшее время сократит ресурсы пресной воды ещё минимум на 20%. Темпы роста населения с 64 млн. человек сегодня до 80 млн. через 7–10 лет приведут к тому, что узбекам, таджикам, туркменам и киргизам будет просто нечего есть и пить. Афганистан на вполне законных основаниях в любое время может начать отбор 10 куб. км воды из Амударьи. Это посадит Узбекистан и Туркмению фактически на голодный водный паёк.

Неминуемо обострятся территориальные претензии между среднеазиатскими республиками, которые поставят их на грань вооружённого конфликта. Речь идёт в первую очередь о затянувшемся противостоянии Узбекистана с Таджикистаном и Киргизией. Дело в том, что на территории двух последних стран расположены основные источники воды в регионе – ледники Тянь-Шаня и Памира. Берут своё начало основные водные артерии Центральной Азии – реки Амударья и Сырдарья. При этом крупнейшим потребителем водных ресурсов является сельское хозяйство Узбекистана. Если в отношениях с Киргизией конфликты пока ограничиваются словесными выпадами, то узбекско-таджикские водные споры уже привели к «холодной войне».

Казалось бы, что нам до этих соседей, которые к тому же постоянно поглядывают в сторону заокеанского дядюшки? Но есть простая закономерность – люди бегут от нищеты. И бегут не за океан, а к нам. По данным ФМС, в 2013 г. к нам в гости приедет больше 17 млн. иностранных граждан. В том числе 20–25% из Узбекистана, 10–15% – из Таджикистана. Традиционно менее 10% из них получают патенты на работу. Такова политика «мудрёного» российского правительства, которое взяло курс на замещение коренного населения дешёвой импортной рабочей силой. Этот неконтролируемый поток может остановить только создание рабочих мест на родине. Сейчас в том же Узбекистане орошается всего 4,9 млн. га земель. А пригодно ещё 9 млн. гектаров.

– 10–12 миллионов мигрантов точно бы не поехали работать к нам, если бы мы смогли обеспечить им водные ресурсы, помочь провести мелиорационные работы, обеспечить рынок сбыта готовой сельхозпродукции, – говорит бывший заместитель министра мелиорации и водного хозяйства РСФСР Олег Фалилеев.

Если в кране нет воды

Одним из самых грандиозных проектов Союза могло стать практическое воплощение давней идеи переброски части стока сибирских рек через уральские засушливые регионы в Среднюю Азию. Что могло обеспечить работой миллионы привыкших к сельскому труду казахов, узбеков, туркмен. Взамен страна получала бы свежую зелень, овощи, рис, хлопок, мясо. Первые похожие проекты выдвигались ещё до революции 1917 года, но тогда их невозможно было осуществить чисто технологически.

– По проекту, который в 70–80‑е годы прошлого века разрабатывали тысячи специалистов из 150 специализированных институтов, из годового стока Оби отбирались 27 куб. км. При общем объёме стока 400 куб. км в год отбор бы составлял 6–7%. Подобный объём никакого негативного влияния для гидросети Тобол – Иртыш – Обь оказать не смог бы. Место отбора – створ «Белогорье» около Ханты-Мансийска. Затем по открытому каналу вдоль реки Тобол и Тургайской седловине вода попадала бы в Сырдарью и Амударью. Его длина – 2550 километров. Ширина – 200 метров. Глубина – 16 метров. Пропускная способность – 1150 кубометров воды в секунду, – рассказывает один из авторов великого проекта – последний министр мелиорации и водного хозяйства СССР Полад Полад-заде.

При строительстве канала решался не только среднеазиатский «сухой» вопрос. Спасительная вода пришла бы в Тюменскую, Курганскую, Челябинскую, Оренбургскую области России. Всего – 4,9 куб. км влаги. Северному Казахстану досталось бы 3,4 куб. км, Узбекистану – 10 куб. км. Этим «дождём» можно было оросить 1,5 млн. га в России и 2 млн. – в Средней Азии.

Были просчитаны все возможные варианты использования избыточных и паводковых вод в сельском хозяйстве Казахстана, Узбекистана, Туркмении и областей России. Учёные выяснили, какие растения и породы скота, в каких объёмах можно было бы выращивать там. Экономисты подсчитали, что строительство обошлось бы примерно в 25 млрд. долларов. Дорого, конечно. Но годовой выход сельхозпродукции составил бы: 17,1 млн. т зерна, 6,7 млн. т овощей, картофеля и бахчевых культур. Плюс 2,9 млн. т мяса, 10,9 млн. т молока, 9,2 млрд. штук яиц! Чтобы получить столько пищи в других регионах, понадобились бы капвложения в 5 раз большие. Кто помнит пустые полки магазинов в 90-е годы, тот поймёт, что было бы, если сказка стала былью.

Но на волне перестроечной вседозволенности проект вызвал буквально лавину критики экологов, писателей и прочих «специалистов» от мелиорации и гидрологии. В чём только не упрекали авторов: в желании растратить народные деньги, вызвать экологическую катастрофу. Чуть до шпионажа дело не дошло. Михаил Горбачёв даже изрёк: «Мы тогда рассчитывали чисто арифметически, а когда стали считать на быстродействующих машинах, то выяснилось, что воды Северного Ледовитого океана зальют половину Сибири».

В результате ЦК КПСС, посовещавшись с писателями, социологами, экологами и прочими «знатоками», в августе 1986 года принял решение – проект закрыть. Откуда дул ветер, сейчас уже не разобрать. Г-н Фалилеев считает, что нашему доверчивому руководству эту мысль внушили считающие на 10 шагов вперёд дяди из Вашингтона. Экс-министр Полад-заде убеждён, что это была местная самодеятельность, которую с восторгом подхватили на Западе. Умирающему Союзу иновой России стали не нужны грандиозные проекты, а заодно и мелиораторы с гидрологами. Их попросили вон из профессии.

Щупальцы монстров

Средняя, или как принято говорить сегодня, Центральная Азия – стратегический регион для всего мира. Свято место пусто не бывает, и после распада Союза туда запустили свои лапы все кому не лень. США, Великобритания, Франция, эмиссары Саудовской Аравии, Катара, Турции...

Основная масса населения перебивается с лепёшек на воду, продажные политики строят себе дворцы. Недра богаты редкоземельными металлами, ураном, золотом, платиной. Транснациональные корпорации предлагают внедрить в Центральной Азии систему капельного полива. Даже готовы её немного профинансировать. Но капельный полив на таких огромных территориях специалисты считают даже не бредом – чистым мошенничеством. В мире из 230 млн. га орошаемых земель всего 2% орошаются таким способом – слишком дорого.

Казахстан, в северных районах буквально иссыхающий от жажды, планирует построить свой канал из Иртыша длиной 2,5 тыс. километров. Только вот обойдётся он примерно в 30 млрд. долларов. И хотя из-за отбора воды «пересохнет» Омская область, своя, казахская, рубашка ближе к телу. Таджикистан, разговаривающий с Москвой через губу, планирует развивать свои водные ресурсы ледников Памира. Узбекистан демонстративно дружит с НАТО. Очередной Туркменбаши ведёт собственную газовую игру.

Интересно, как бы вели себя центральноазиатские баи, если ключ от их благополучия находился бы в руках Москвы? Многие острые проблемы, например, арест российских лётчиков в Таджикистане, плата за аренду 201‑й военной базы в этой же стране, сосание Ташкентом сразу двух маток или унижение русскоязычного населения в Ашхабаде, можно было решать с позиции мягкой, точнее, «мокрой» силы, как это и принято на Востоке.

Продавая воду соседям, можно получать кроме политических дивидендов и экономический гешефт. Например, отдавая её по 20–30 центов за кубометр при себестоимости в 10 центов. Это вполне божеская цена. На Кипре, например, вода для полива стоит больше доллара, в Японии – шесть. Так что перспективы огромные. Тем более что на экспорт будут уходить возобновляемые ресурсы. Сейчас они тупо опресняют Северный Ледовитый океан. Но пустозвоны, заселившие правительственные кабинеты, считать не умеют.

Без преувеличения весь мир озабочен проблемой высыхания Аральского моря. С 1960 года его зеркало сократилось на 75%. Выброс соли и песка с высохших территорий – миллионы тонн. В российских городах – Саратове, Волгограде, Орске, Оренбурге –практически каждую зиму выпадает снег с примесями центральноазиатской засолённой почвы. Но Россия так и не вошла в Международный фонд спасения Арала. Тем временем президент Казахстана Нурсултан Назарбаев активно лоббирует возвращение к идее переброски части стока сибирских рек. Он понимает, что всей воды Азии для спасения моря просто не хватит. Тут бы России реку помощи протянуть. А заодно помочь и самой себе.

– Юг нашего Зауралья сохнет. Промышленности не хватает воды. Полноводный некогда Урал довели до ручки. Реки как таковой уже практически нет. Когда разрабатывался этот проект, то в первую очередь думали, как дать воду вначале именно в эти российские регионы, – вспоминает Полад-заде.

Аргументы цифр

Для выращивания одной тонны пшеницы требуется 1000–1500 тонн воды, риса – более 7 тысяч, хлопка – около 10 тысяч тонн воды. Даже гольфисты для полива своих площадок ежедневно расходуют до 9,45 млрд. литров воды.

Вода – обязательный компонент практически всех технологических процессов промышленного производства. Например, современная крупная теплоэлектростанция расходует более 300 млн. куб. м в год. На производство тонны хлопчатобумажной ткани расходуется около 250 куб. м воды, на производство тонны синтетического волокна – 2 590–5 тыс. куб. м, на производство тонны синтетического каучука затрачивается около 2 тыс. куб. м воды, на выплавку тонны никеля расходуется 4 тыс. куб. м воды. Ежесуточное мировое потребление воды 7–9 млрд. тонн.

Спасение засыхающих – дело рук самих засыхающих

«В 17 районах Оренбургской области из-за засухи введён режим чрезвычайной ситуации. На полях региона уже погибло более трети урожая. По предварительным оценкам, ущерб может составить более миллиарда рублей».

«Атмосферная и почвенная засуха наблюдается в Целинном и Звериноголовском районах Курганской области, большинство остальных районов ощущают недостаток влаги. Наиболее пострадали юго-западные районы области: гибель посевов составила в Целинном районе 66% посевов, в Альменевском  – 53%, в Куртамышском – 43%. В этих районах, а также в Звериноголовском, Сафакулевском и Притобольном объявлена чрезвычайная ситуация. В результате стихийного бедствия погибло 18% сельхозкультур».

Такие печальные вести с полей Зауралья приходят практически каждый год. А вот промышленный «вестник»: «С 2008 года на Южном Урале длится маловодный период. Особо остро нехватка воды ощущается в Миассе. Наполняемость Иремельского водохранилища составляет 27,6%».

Какие ещё аргументы нужны для кучки московских бездельников с мигалками на крышах их чёрных лимузинов? Какие Олимпиады, универсиады и чемпионаты мира? Если вам наплевать на бывшие братские республики, так спасайте хотя бы свою страну! Тем более что стоимость ваших «игрушек» на порядок больше, чем требуется для возрождения замечательной идеи о переброске воды.

– Воплотить столь грандиозный проект сейчас вполне реально с новыми материалами, новыми инженерными решениями. Я бы разбил строительство на этапы. Первый – трубный водовод до границы с Казахстаном. 506 км с подъёмом воды на 110 метров. Для этого нужно поставить 6 насосных станций и российская территория Южного Урала будет полностью обеспечена водоснабжением. Можно будет приступать к этапу обводнения, мелиорации. Конечно, там всё развалено, но когда-нибудь мы придём к тому, что кормить свой народ нужно своей морковью и своим укропом. Второй этап – строительство большого канала до центральноазиатских государств, – рассказывает г-н Полад-заде.

По его подсчётам, первый этап обойдётся казне примерно в 5 млрд. долларов. А большой проект – порядка 20–25 миллиардов. Для сравнения: только по официальным данным, общие затраты на Олимпиаду в Сочи на февраль этого года составили 1,526 трлн. руб., или около 50,87 млрд. долларов в ценах прошлого года. Некоторые эксперты говорят о суммах в 57–60 млрд. долларов. А был ещё саммит АТЭС во Владивостоке, грозит чемпионат мира по футболу, всерьёз обсуждается строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали до Казани. То есть деньги в стране есть. Но только для друзей нашего «Оушена», для остальных – закон. В данном случае «кудринский» – ни рубля в реальную экономику.

Между тем мировой рынок воды, по выводам ведущих экономических журналов, оценивается примерно в 1 трлн. долларов. Это 40% от прибыли нефтяных компаний! Россия могла бы занять свою очень приличную нишу. У нас под боком колоссальные рынки сбыта: Китай, Индия, Турция, засушливые страны Центральной и Юго-Восточной Азии, та же Польша и другие государства Европы. Но «кремлёвские мечтатели» упорно гонят на Запад и Восток нефть и газ, закачивая прибыль в непрозрачные карманы олигархов и госкорпораций.

Подбираются они и к последнему народному достоянию. Уже вброшена в толпу идея создания госкорпорации «Вода России» под эгидой чубайсовской «РусГидро». Правительством премьера М. озвучено, что с 1 января 2015 года будет введён водопаёк. Страну продолжает приватизировать кучка подлецов, которая готова снять с народа последнюю рубашку. Цивилизованно зарабатывать они не умеют, умеют только грабить.

Что имеем – не храним

Россия занимает второе место в мировой табели о рангах по запасам пресной воды. Поэтому пока на фоне засыхающих от жажды стран чувствует себя относительно спокойно. Тем более что из-за проводимой нынешними властями политики деиндустриализации, депопуляции населения и фактического уничтожения сельского хозяйства, расход драгоценной влаги по сравнению с советским периодом значительно уменьшился. Но рано хлопать в ладоши. Наши чиновники умудряются разбазаривать и загрязнять всё вокруг себя.

На устаревших и изношенных отечественных гидросооружениях в год стабильно происходит 40–60 аварий. По словам экспертов, более 10% поступающей воды теряется в промышленности из-за средневековых технологий. Ещё 20–25% утекает в землю в пресловутом ЖКХ. Умирающему сельскому хозяйству также не до новинок – гидропоники и точечного полива. По старинке по полю ездит неэффективная поливальная техника. Банки дерут такие проценты за кредиты для покупки новой, что фермеру проще утопиться.

По данным Российского географического общества, ежегодно в водоёмы сбрасывается более 70 куб. км сточных вод. Это 70% всей воды, используемой для хозяйственных и бытовых целей. 21 куб. км из них не очищены. На «почётном» первом месте традиционно «золотая моя столица». В общей массе разной дряни, которую спускают в реки и озёра, в лидерах уцелевшие промышленные предприятия, жилищно-коммунальное и сельское хозяйство.

По словам директора Института водных проблем РАН академика В. Данилова-Данильяна, «Россия занимает первое место в мире по объёму водных ресурсов на душу населения, однако только 1% воды соответствует нормативам первого класса». В некоторых российских регионах от 35 до 60% питьевой воды не удовлетворяет санитарным нормам. Только жители 38% российских регионов пьют относительно безопасную воду из кухонных кранов.