//

Дальний Восток может спасти только российский рубль

Без изменения финансовой политики основную прибыль от освоения наших территорий получат Запад и Китай

Не так давно правительство приняло государственную программу развития Дальнего Востока и Байкальского региона (ДВиБР). Однако в случае её исполнения может сложиться ситуация, когда Россия потеряет основную прибыль от её реализации и контроль над регионом. На первый взгляд, такая версия выглядит слишком мрачно. Однако попробуем разобраться в происходящем.

Китай, как асфальтовый каток

В последние годы в мире происходят тектонические изменения. Сегодня над ним нависла угроза разрастания глобального кризиса, провоцируемого ростом Китая, несущего угрозу доллару. Поэтому вопрос обеспечения безопасности этой мировой валюты стал для Запада первоочередной задачей. Мировая финансовая олигархия (МФО) понимает, что доллар является основой её могущества и рассматривает его как высшую ценность. Она жизненно заинтересована в сохранении его статуса глобальной валюты.

Уже давно не секрет, что могущество и высокий уровень жизни развитых стран существуют не только благодаря эффективности их экономических систем и высокой производительности труда. Это достигается и благодаря эксплуатации остального мира с помощью финансовых технологий. На смену классического колониализма XVIII–XIX вв., основанного на прямом военно-политическом контроле, пришла новая форма – финансовый колониализм. Прибыль от эксплуатации подчинённых стран получается в форме ренты на ввезённый капитал и эмиссионного дохода от обмена своей денежной эмиссии на реальные богатства.

Зародившись ещё до отмены золотого стандарта, финколониализм бурно расцвёл после того, как золото в качестве меры стоимости было вытеснено необеспеченным долларом США. Изменение метода эксплуатации изменило и качественный состав основных выгодоприобретателей (бенефициаров). Сегодня львиная доля создаваемых в мире богатств достаётся именно МФО. Доля прибыли финансового сектора в общем объёме доходов корпораций составляет более 50%. Именно поэтому транснациональная олигархия, контролирующая сегодня мировые деньги и финансовые капиталы, стала самой могущественной силой на планете.

Однако в процессе превращения Китая в глобальный сборочный цех Запад допустил серьёзный просчёт. Инвестиции в экономику Поднебесной оказались подобны дрожжам, попавшим в тесто. В результате процесс вышел из-под контроля Запада, и «тесто», самопроизвольно увеличиваясь, расползается всё дальше – за пределы отведённого ему места. Бурно развиваясь, экономика Китая достигла таких масштабов, что он стал мощной державой, способной покуситься на статус МФО.

Сегодня Китай подобен асфальтовому катку, несущемуся с горы с сорванными тормозами. При этом «каток» стремительно растёт в размерах. Остановить рост его экономики волевыми решениями уже не может никто – даже само китайское правительство. Данное обстоятельство вынуждает руководство Китая к принятию новых политических решений. Понимая роль мировой валюты и почувствовав, что ситуация созрела, оно приняло решение о начале политики «интернационализации юаня».

В будущем, учитывая объём внешней торговли Китая, юань вполне может вытеснить доллар. Точно так же когда-то сам доллар вытеснил британский фунт в качестве резервной валюты. Однако прошлая замена, хоть и сопровождалась двумя мировыми войнами, шла всё же в рамках одной культурной системы. Статус Запада при этом никем не оспаривался. Сегодня обстоятельства таковы, что в скором будущем может поменяться цивилизация-лидер.

Война за мировое господство

Интернационализация юаня – это не только объявление войны доллару. Это вызов, брошенный китайской элитой за доминирование в мире. Поэтому МФО, зная, что в случае проигрыша в войне валют она будет вынуждена подчиниться Пекину, предприняла попытку договориться с Китаем от имени США о «совместном управлении миром». Так возникла концепция «Большой двойки» – G2, предполагаемое объединение, получившее название Чимерика (от China – «Китай» и America – «Америка»). Однако одним из условий, выдвинутых Западом, была незыблемость статуса доллара. Китайцы, понимающие, что это обрекает их на статус финансовой неоколонии, предложение отклонили. И правильно сделали.

Сегодня ситуация выглядит следующим образом. Раскрутив маховик китайской экономики, Запад загнал себя в колею, из которой в перспективе есть лишь один выход – война. Зная, что победить Китай в войне с применением обычных вооружений невозможно, стратеги США и Европы надеются решить задачу с помощью ядерного оружия. Это прекрасно понимают и китайцы. И сегодня многие эксперты как Запада, так и Китая уже не только открыто обсуждают грядущую ядерную войну, но и пытаются рассчитать её последствия.

Москва не должна плясать под чужую дудку

Если оценить происходящее с позиции интересов России, то очевидно, что любой исход борьбы между Китаем и Западом не сулит нам ничего хорошего. Победитель, прирастя мощью побеждённого, окажется абсолютно доминирующей в мире силой. В случае победы Китая одна сила, эксплуатирующая мир, просто сменится другой. Причём следующей его жертвой, по причине территориальной близости и наличия ресурсов, станет Россия. Но ещё худшим может оказаться сценарий, при котором Западу удастся втянуть Москву в борьбу против Китая в качестве «ядерной дубинки». Одним из факторов, способных привести к такому развитию событий, является государственная программа развития Дальнего Востока и Байкальского региона (ДВиБР).

Проследив за ходом её подготовки и реализации нетрудно обнаружить длинные руки лоббистов МФО. Сегодня силы, представляющие её интересы, прилагают максимум усилий для взятия реализации программы под свой полный контроль. Цель – освоение региона за счёт капиталов Запада. Неслучайно главный вопрос, постоянно фигурирующий в контексте обсуждения этой программы, – вопрос о привлечении иностранных инвестиций.

Непосвящённым намерение Запада инвестировать программу может показаться благом, но в реальности дело обстоит с точностью до наоборот.

Надежда финансовой олигархии

Всё дело в том, что после отмены золотого стандарта и становления доллара в качестве необеспеченной глобальной валюты МФО научилась создавать денежную массу в объёме, опережающем рост активов и товарной массы. Причём в слабой зависимости от состояния дел в реальной экономике. В результате начала стремительно расти диспропорция между товарной массой и активами реального сектора, с одной стороны, и денежной массой и активами финансового сектора, с другой. Понятно, что в пользу денежной массы и финансовых активов.

Их растущую несоразмерность, грозящую привести к коллапсу глобальной финансовой системы, пока ещё удаётся нивелировать с помощью стерилизации денег, осуществляемой в процессе регулируемых циклических кризисов. Но с каждым новым циклом это даётся всё труднее. Рост денежной массы с каждым разом всё больше опережает рост товарной массы. Соответственно увеличивается и скорость роста диспропорции, что вызывает необходимость во всё более частой стерилизации, что сокращает межкризисные периоды.

Если в ближайшие годы не будет найден способ решения этой проблемы, то человечество неизбежно войдёт в состояние перманентного кризиса, а в конечном итоге – хаоса. Обобщая, можно сказать, что причина мирового финансового кризиса – дефицит активов реальной экономики, вызванный конечностью мировых богатств.

Известно, что обязательным условием существования капитализма является экспансия, осуществляемая через капитализацию мировых богатств и их вовлечение в экономический оборот. Чем больше оборот, тем больше требуется денежной массы. Это открывает силам, эмитирующим мировые деньги, возможности для продолжения эмиссии. А так как объёмы мировых богатств ограничены размерами планеты и количеством потребителей, то капитализм вот-вот упрётся в естественные пределы роста. Это произойдёт просто потому, что на Земле практически не осталось неосвоенных пространств.

Сегодня на нашей планете осталось только две гигантские малоосвоенные территории, где сосредоточены богатства в объёмах, способных продлить жизнь капитализму, соответственно и МФО. Первая – Африка со слабо развитой инфраструктурой. Её планомерное освоение нереально ввиду большого числа государств, с руководством которых нужно будет согласовывать все вопросы.

Вторая – Восточная Сибирь и Дальний Восток, являющиеся частью приходящего в упадок, но пока ещё индустриального государства. Именно потому МФО мёртвой хваткой вцепилась в программу развития ДВиБР. Богатства региона дадут активы, способные стать обеспечением эмиссии доллара. Это позволит ещё на какой-то срок продлить его могущество. Кроме того, реализация программы за счёт капиталов, созданных на основе доллара, позволит финансовой олигархии присвоить и контролировать львиную долю прибыли и активов.

Политические перспективы

Но это только экономическая сторона вопроса – политическая куда серьёзнее. Основной проблемой примыкающего к региону Китая является его высокий уровень зависимости от импорта энергии и сырьевых ресурсов. Контроль над программой ДВиБР позволит МФО реализовывать проекты обеспечения Поднебесной жизненно необходимыми ресурсами: газом, нефтью, водой, древесиной. Посадив Пекин на российскую ресурсную иглу, а потом прервав под любым предлогом поставки, Запад сможет спровоцировать его на агрессивные действия против Москвы.

Ситуация способна перерасти в полномасштабный конфликт, в том числе и с применением ядерного оружия. Проще говоря, контроль над экономическими отношениями России и Китая позволит МФО создать механизм, способный развязать войну между ними. Данное обстоятельство диктует необходимость принятия со стороны российской власти упреждающих мер. Причём их целью должно стать не только недопущение такого развития событий, но и извлечение из складывающейся ситуации экономической и политической выгоды.

Россию спасёт суверенный рубль

Оптимальным решением было бы придание программе развития ДВиБР статуса эмиссионного проекта рубля.Реализация столь масштабных проектов, а также вовлечение в экономический оборот колоссальных богатств региона обеспечили бы условия для осуществления долговременной (20–25 лет) масштабной эмиссии рубля в безинфляционном режиме. Это позволило бы Кремлю решить одну из главных проблем России – проблему хронического дефицита длинных и дешёвых денег.

Подобная программа сегодня жизненно необходима стране, поскольку способна стать локомотивом, который вытянет её экономику из застоя. Но это потребует и кардинального изменения экономической политики – формирования новых условий, обеспечивающих более эффективную работу финансовой системы, а также пересмотра функций и задач основных институтов и ведомств, включая Банк России.

Дело, надо признать, сложное. Но сегодня для реализации столь масштабной задачи сложилась благоприятная ситуация. Для решения проблемы нужно увязать две стоящие перед страной задачи: программу развития ДВиБР и подготовку (по поручению В. Путина РАН) доклада «О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности». Такая увязка позволит решить обе, не решаемые по отдельности задачи. Полномасштабная реализация госпрограммы потребует значительного увеличения объёма денежной массы, вращающейся в российской экономике. Однако это не приведёт к всплеску инфляции, если эмиссия будет сопровождаться преобразованием богатств осваиваемых территорий в торгуемые активы. Они могли бы служить инструментом абсорбции эмиссии.

Другие возможные варианты

Без изменения эмиссионной политики Банка России придётся выбирать между двумя вариантами реализации программы развития ДВиБР.

Первый – усечённый. Он будет реализовываться за счёт весьма ограниченных как бюджетных, так и привлекаемых внутренних финансовых ресурсов. Единственным плюсом такого варианта является возможность сохранения под российской юрисдикцией всего, что будет создано в рамках программы.

Второй – расширенный. Его реализация пойдёт как за счёт внутренних ресурсов, так и крупных иностранных капиталов. При этом значительная часть созданного в рамках программы перейдёт под контроль и даже собственность нерезидентов.

Если предпочтение будет отдано второму варианту, то возникнет необходимость в оптимизации отношений с иностранными инвесторами, с целью сохранения российского финансового суверенитета над регионом. Для этого нужно воспользоваться принципиально новой политической и экономической ситуацией, возникшей в мире в связи с возвышением Китая. Если Россия намерена допустить к финансированию программы развития ДВиБР иностранные капиталы, то для обеспечения национальных интересов необходимо сформировать стратегию и тактику, позволяющие извлечь из этого пользу.

Помочь дракону в войне с орлом

Программа развития ДВиБР может стать самым масштабным проектом, реализуемым человечеством. Участие в ней открывает конкурирующим на мировом рынке валютам возможность масштабной экспансии. Поэтому силы, стоящие за долларом и юанем, жизненно заинтересованы участвовать в освоении нашего Дальнего Востока. В результате возникает ситуация, позволяющая создать на российском рынке условия для жёсткой конкуренции между ними. Такое положение вещей Россия может и должна использовать с максимальной для себя выгодой.

Для этого необходимо предложить силам, формирующим эмиссионную политику доллара и юаня, наряду с уже существующим Фондом развития ДВиБР создать ещё два. Условно назовём их «Фонд западных капиталов» и «Фонд восточных капиталов». Им будет позволено инвестировать в проекты на конкурентной основе. России без разницы, какими валютами будут оперировать эти фонды. Для неё важно минимизировать стоимость предлагаемых денег, что повысит экономическую эффективность всей госпрограммы в целом.

Ввиду жизненной заинтересованности эмиссионных центров доллара и юаня борьба между ними за наиболее перспективные проекты программы развернётся нешуточная. Но если западные финансисты имеют огромный опыт ведения подобного рода войн и владеют множеством методов, обеспечивающих победу, то их китайские коллеги, впервые вышедшие на уровень глобальной конкуренции, могут проиграть. А так как Россия заинтересована в ужесточении конкуренции, то будет правильно до достижения китайцами паритета с конкурентами создать преферентные условия их капиталам.

Богатства России должны остаться под её контролем

Понятно, что доллар и юань – это лишь инструменты, выполняющие роль оружия финансовых войн. Субъектами являются силы, формирующие политику эмиссионных центров, с которыми и предстоит договариваться об условиях допуска валют к инвестированию проектов госпрограммы. И чем жёстче будет конкуренция между ними, тем сговорчивее они будут. Потому уровень конкуренции нужно довести до степени, позволяющей выстраивать принципиально новые отношения, дающие возможность получать не меньше выгоды, чем инвестирующая сторона.

Поскольку победа в войне между валютами достигается за счёт захвата более крупной, чем у конкурента части финансового рынка, то борьба между эмиссионными центрами пойдёт за каждый «миллиметр» рыночного пространства, за каждую инвестиционную программу, за каждый сколько-нибудь значимый проект. Каждая из сторон будет кровно заинтересована не только в захвате рынка, но и в блокировании конкурента. Данное обстоятельство даст России возможность требовать не только снижения ставок по кредитам, но и финансирования по отрицательной ставке. Подобный подход позволит получить часть эмиссионного дохода и существенно повысить экономическую эффективность госпрограммы.

В качестве ответного шага, способного частично компенсировать потери инвестирующей стороны, можно предложить размещение на их биржах части акций российских корпораций, созданных в результате реализации программы. Это позволит, увеличив оборот бирж, увеличить объём эмиссии и получить дополнительный эмиссионный доход. Но при этом в листинг должны попасть корпорации с высокой долей нематериальных активов,чтобыминимизировать объёмы невозобновляемых природных богатств, переходящих под контроль иностранного капитала.

Подобного рода способов создания преимуществ при реализации программы за счёт иностранных капиталов можно придумать немало. Необходимость же в их системной реализации, в случае привлечения иностранных капиталов к госпрограмме развития ДВиБР, диктуется необходимостью сохранения в российской юрисдикции максимального объёма богатств, создаваемых за их счёт.

P.S. «АН» приглашают всех политиков, экономистов, экспертов, выступающих за национально ориентированное развитие экономики страны, к обсуждению программы развития Сибири и Дальнего Востока.