//

Клака вышла из берегов

Трагедия и роскошь Большого театра в одном флаконе

«АН» продолжают следить за событиями, происходящими на главной сцене страны. Особое внимание – к делу о нападении на художественного руководителя балета Большого театра Сергея Филина. Напомним, сейчас он находится на лечении в клинике в Германии, где немецкие врачи пытаются спасти ему зрение. К сожалению, новости о состоянии здоровья Сергея не радуют.

Об этом тяжело говорить прямо, но, похоже, врачам никак не удаётся переломить негативную тенденцию – операции проходят одна за одной, но угроза потери зрения не отступает. Несмотря на гнетущее настроение, 42-летний народный артист России практически каждый день связывается с театром по телефону для решения различных рабочих вопросов. Театральная жизнь продолжается, несмотря ни на что, Большой работает как хорошо отлаженный конвейер.

Каждый день сотни зрителей заполняют сверкающий золотом имперский зал с двуглавым орлом над царской ложей. Каждый день загораются огромные люстры в «сотни свечей». Каждый день на исторической сцене театра открывается уникальный занавес, на изготовление которого у итальянских ткачей ушли километры золотых нитей. Каждый день бурные аплодисменты, овации и… слёзы. Но обо всём по порядку.

Жизнь с зашитыми глазами 

Перенёсший многочисленные операции Сергей Филин находится в тяжёлом эмоциональном состоянии. Судите сами – ему приходится неделями ходить с зашитыми после операций глазами при помощи поводырей. Это очень тяжело психологически да и просто физически. Поэтому Сергей сейчас не готов комментировать события, происходящие вокруг его дела. Тем не менее некоторое время назад он связался с редакцией «АН». В коротком телефонном разговоре С. Филин объяснил, почему он не может рассказать интересующие всех подробности.

– Я вам честно скажу о своих ощущениях. У меня сейчас не очень хорошее самочувствие, потому что очень сложно с глазами – я не вижу ни одним, ни другим. Мне зашили их оба. Поэтому моё внутреннее состояние не очень сбалансированное. Я человек эмоциональный и не хотел бы, чтобы в разговоре мои эмоции преобладали над здравым смыслом. Если вы хотите написать что-то хорошее, то его сейчас минимальное количество. Это, конечно, очень тяжело, очень трудно, и меня это мучает.

Я ждал, думал, что после операций будет лучше. Вначале так вроде и было, но потом состояние стало ухудшаться. Я могу понять людей, которые говорят, что у меня всё хорошо, – для них это просто ничего не стоящие слова. Но рассказать, что я на самом деле чувствую, очень тяжело. Для такой жизни нужно иметь адское терпение. Я надеюсь, что скоро мне дадут возможность видеть хотя бы одним глазом и мне будет чуть-чуть легче, тогда и настроение улучшится, – рассказал «АН» худрук балета Большого.

Однако пока, несмотря на все надежды, похвастаться нечем. В понедельник 3 июня С. Филину сделали очередную сложную операцию сразу на двух глазах. На них была пересажена донорская ткань. После этого глаза снова зашили. Причём положительного результата не может гарантировать никто. Приживётся, не приживётся – 50 на 50. Похоже, что-то окончательно сломалось в небесной канцелярии, и она насылает такие муки на людей, которые этого совсем не заслужили.

Затишье перед бурей

В последнее время многим казалось, что скандал вокруг дела С. Филина затих. Но чем ближе начало суда над предполагаемым организатором нападения – солистом театра Павлом Дмитриченко, тем сильнее разгорается информационная война. Как с цепи сорвались скандальные журналисты, которые, видимо по заказу, пытаются перед процессом всячески опорочить С. Филина. Но серьёзного компромата им найти не удаётся – его просто нет. Поэтому в ход идут совсем уж мелкие гадости и настоящая подлость – всё случившееся пытаются представить обычной инсценировкой.

Одновременно самого Дмитриченко объявляют невинно пострадавшим борцом за справедливость, который пёкся исключительно о нуждах «обездоленных» артистов. Знакомые мотивы. Если слушать друзей и адвокатов Дмитриченко, то их подзащитный выглядит эдаким современным Юрием Деточкиным – главным героем фильма «Берегись автомобиля». Он хоть и воровал, но исключительно у плохих людей, а всё награбленное отдавал детям. Под этим «соусом» защита надеется добиться для арестованного танцора минимального срока – 2–3 года. А там и условно-досрочное освобождение не за горами. Словом, год-полтора за решёткой – и на свободу с чистой совестью. Вот такой «хитрый» план.

Понятно, что такие уловки действуют мало. Не так давно судебно-медицинская экспертиза оценила вред, причинённый здоровью С. Филина, как тяжкий, а не средний, как это пытались представить адвокаты. Теперь арестованным светят максимальные сроки заключения. А они «недетские» – от 8 до 12 лет.Такая перспектива напугает кого угодно. Тем более в то, что Дмитриченко организовал нападение в одиночку, почти никто не верит. Вот многие и опасаются, что на суде или после него Павел может заговорить и начнёт называть имена людей, тоже причастных к этому преступлению.

Это и есть настоящая причина всех вылитых за последнее время на С. Филина помоев и разгоревшейся с новой силой, казалось бы, затихшей театральной войны. Причём дело не ограничивается травлей пострадавшего в СМИ. Во все разборки уже давно втянуты и клакеры, некоторые из которых буквально «кушать не могут», а только и борются «за справедливость». Это явление театральной жизни заслуживает отдельного обстоятельного разговора.

Театральные лягушки

Клакеры, или клакёры, – люди, которые профессионально занимаются созданием искусственного успеха или провала конкретного артиста либо целого спектакля. Проще говоря, специально нанятые профессионалы во время представления стараются заставить публику вместе с ними аплодировать, кричать «Браво!» или же проявлять недовольство. Слово «клакер» имеет французское происхождение – claque («хлопок ладонью»). Группу клакеров называют клакой.

Сейчас в России клакеры имеют негативную репутацию – их часто называют квакеры.Само собой от нашего русского – «квакать». Их выкрики в полной тишине зала действительно похожи на кваканье отдельных лягушек. Вдруг из разных мест партера раздаются громкие и отрывистые выкрики «Браво!», «Браво!», «Браво!».

Не секрет – есть такая клака и в Большом театре. Наши квакеры – это агрессивная неформальная организация, которая давно поставила свою деятельность на коммерческие рельсы. Проще говоря – люди зарабатывают «бабки» «на своей любви к театру». Говорят, что «театральные лягушки» имеют строгую иерархию и своего шефа, который сейчас серьёзно болен и порой вынужденно пропускает спектакли. Впрочем, театральные эксперты утверждают, что какого-то единого центра управления у квакеров нет – существует несколько групп влияния. Иногда они враждуют между собой из-за взаимных обид. Отношения между ними порой даже заканчиваются жёсткими разборками. Понятно, что лидеры со временем меняются. Рассказывают, что лет десять назад главной «лягушкой» работал очень пожилой человек. Обычно он сидел в первом ряду – к нему подходили и советовались другие квакеры.

С будущими звёздами некоторые квакеры знакомятся ещё во время их обучения в хореографическом училище. Можно даже сказать, что они постепенно выращивают, втягивают артистов в свою среду. Эдакие селекционеры-фанаты. Причём тут не обходится и без мании величия. Некоторые всерьёз начинают считать себя главными лицами в театре, утверждать, что именно они создают артистов. Словом, не квакеры, а настоящие политтехнологи.

Разбой на Большой дороге

Будучи  в курсе всех закулисных событий, квакеры предлагают свои услуги артистам. Причём отказаться от этого даже звёздам бывает очень трудно – порой невозможно. Некоторые находят в себе силы на это, но им сразу же устраивают обструкцию. Говорят, иногда дело доходит даже до физического насилия.Так что на такой подвиг способны только настоящие великие.

Впрочем, это явление для России не родное, а пришло из-за границы. К примеру, в 1901 году итальянские клакеры угрожали сорвать выступления самого Ф.И. Шаляпина в «Ла Скала». Великий певец даже был вынужден опубликовать в газетах Милана письмо: «Ко мне в дом явился какой-то шеф клаки и предлагал купить аплодисменты. Я аплодисментов никогда не покупал, да это и не в наших нравах. Мне говорят, что клака – это обычай страны. Этому обычаю я подчиняться не желаю. На мой взгляд, это какой-то разбой».

Большие инновации

В соответствии с инновационным духом времени в последние годы квакеры активно развернули свою деятельность и в Интернете. Сейчас там существует целая сеть блогов, в которых странным образом хвалят только «самого великого премьера всех времён и народов» Николая Цискаридзе и его учеников. А многие артисты, каким-то образом конфликтующие с этим кланом либо мешающие его определённым «творческим» планам, подвергаются жёсткой обструкции. Именно это до самых последних дней и продолжается по отношению к С. Филину.

Пожалуй, наиболее усердствует «блогер» и бывший театральный квакер по кличке Сосулька – ныне «видный критик» оперы и балета. Впрочем, эксперты утверждают, что бывших квакеров, как и бывших чекистов, не бывает. Любопытный момент – доморощенные «лягушки» на словах борются за высокое искусство и стараются не допускать прямых оскорблений. Жертву травят очень изысканно, смакуя каждое слово и каждую острую и обидную шпильку. Чтобы терпеть такое годами, действительно нужны стальные нервы.

Кроме нападок на С. Филина во Всемирной сети достаётся и некоторым молодым звёздам. Несколько лет назад от Цискаридзе ушёл ученик – Артём Овчаренко. Это было воспринято как измена, которую не могут простить до сих пор. Тем более сейчас 26-летний Артём – настоящая восходящая звезда русского балета, недавно стал премьером Большого. Путь к этому был очень непростой. Рассказывают, что после ухода от Цискаридзе Артём даже боялся физической расправы. Так ли это на самом деле, науке, как говорится, неизвестно. Но хорошо понятно, что, теряя учеников, Цискаридзе теряет свой статус в театре.

Кто следующий?

К тому же с другим педагогом молодой премьер добился большего. В начале мая дуэт Артёма Овчаренко и Нины Капцовой в балете Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта» поразил многих. Корреспонденту «АН», волею случая попавшему на этот спектакль, порой казалось, что нет ни театра, ни зрителей – есть только любовь юных Ромео и Джульетты. После трагического финала едва ли не половина зала непроизвольно прослезилась. Даже в Большом такое бывает нечасто. Вот уж действительно: кто хоть однажды видел это – тот не забудет никогда.

Однако даже после такого успеха нападки на Овчаренко не прекратились – разбой продолжается. Поэтому многие эксперты уже опасаются, что и в этом случае дело тоже может закончиться настоящей трагедией. Отметать такие опасения и переводить всё в разряд юмора ни в коем случае нельзя. В первую очередь на это должна обратить внимание администрация театра. По отношению к С. Филину подобные выпады обернулись нападением уголовников, использующих кислоту.

Следующей возможной жертвой может стать и Ольга Смирнова. Эту молодую и очень талантливую 21-летнюю балерину в Большой из Санкт-Петербурга пригласил С. Филин. Недавно Ольга успешно дебютировала в «Лебедином озере» в роли Одетты. Именно на эту позицию претендовала другая балерина – гражданская жена арестованного П. Дмитриченко и по совместительству ученица Н. Цискаридзе. Конфликт налицо. Впрочем, в этом случае эксперты уверены, что руки у злопыхателей совсем уж коротки. Буквально на днях Ольга стала лауреатом ежегодного балетного фестиваля «Бенуа де ла Данс», который называют балетным «Оскаром».

Роль удалась

В целом деятельность квакеров для непосвящённых порой выглядит просто нелепо. Выступающие примерно одинаково артисты заслуживают очень и очень разные аплодисменты. На одном из последних балетов «Лебединое озеро», 23 мая, партию злого гения исполнил Николай Цискаридзе. По такому редкому сейчас случаю (возраст даёт о себе знать) чуть ли не половину партера заполонили его фанаты и квакеры. В момент, когда демоническая фигура Николая внезапно появилась на сцене, клака разразилась бурными аплодисментами.

Такую реакцию корреспондент «АН» видел всего один раз в своей жизни и совсем в другом месте. Много лет назад так хлопали спортивные фанаты, когда на лёд выходил молодой Александр Овечкин. Впрочем, тогда ему рукоплескали все – сейчас Цискаридзе приветствовал только узкий круг посвящённых. Зрители не поддержали квакеров – пока было не за что. Тем более на большинстве представлений основу зала составляют люди, как правило, пришедшие в театр по случаю. Они вообще не понимают, что происходит на самом деле. Но затем Цискаридзе взял своё – аплодисментов было достаточно. Он действительно прекрасный злой гений – роль удалась. Перевоплощение было естественным и совершенно натуральным. Тёмная тень так околдовала принца Зигфрида, что не оставалось никаких сомнений – парень попался.

Выбор невесты

Чуть позже на сцене появились пять невест для принца Зигфрида: венгерская, русская, испанская, неаполитанская и польская. В роли русской невесты в тот вечер зрители увидели всё ту же гражданскую жену арестованного П. Дмитриченко, постоянно жалующуюся на то, что ей не дают танцевать в театре. Она танцевала, как, впрочем, и все артисты,отлично – после выступления в партере снова раздались крики «Браво!» и бурные аплодисменты. В этом случае зал с удовольствием поддержал квакеров. Иностранцы понятливо переглянулись – все русские – патриоты! Через некоторое время партию неаполитанской невесты станцевала Анна Тихомирова. Выглядело это даже более зажигательно и совсем уж безупречно. Однако приветствовали её лишь простые зрители – клака молчала.На слух аплодисменты были раза в два тише и короче. Иностранцы переглянулись – что происходит? В России не любят итальянцев или Кремль успел поссориться и с Римом?

Понимать надо. Анна – девушка всё того же Артёма Овчаренко.

Нет ли лишнего билетика?

Кроме участия во внутритеатральной борьбе не на жизнь, а на смерть квакеры активно взаимодействуют и со спекулянтами билетами – это их попутный способ заработка. Руководят этим прибыльным бизнесом совсем другие люди.

Прибыль – тысячи процентов

В любой день возле театра дежурят сомнительные типы, открыто предлагающие купить билеты на любое представление по резко завышенным ценам. Понятно, что легче спекулировать на перепродаже дешёвых мест. Продать билет в партер на «наше всё» – «Лебединое озеро» – с официальной стоимостью 10–12 тыс. руб. ещё дороже можно лишь совсем обезумевшему фанату или иностранному миллионеру, оказавшемуся в Москве случайно и на один день – проездом из Лондона в Пекин. Впрочем, известны случаи, когда спекулянты перепродают билеты стоимостью 2 тыс. за 8 тысяч.

В то же время некоторые неудобные места, с которых почти ничего не видно, официально стоят всего 100 рублей. Спекулянты у театра легко загоняют их за 1000–2000 руб. (настоящая цена просто заклеивается или замазывается).О такой прибыли не могут мечтать и нефтяники. Подобный результат «бизнеса» можно признать выдающимся – для достижения таких высот потребовались долгие годы «труда».

Появились спекулянты не сейчас, а укоренились ещё в былинные советские времена. В СССР существовала весьма порочная практика, когда разные государственные организации получали квоты на билеты по письмам. К примеру, так постоянно делал «Интурист» для организации культурной программы иностранцев. Но билеты часто не доходили по назначению. Через нечистоплотных администраторов они попадали на чёрный рынок.

Простые же граждане в это время стояли в обычной очереди в кассу. Причём в этой же очереди через одного снова стояли спекулянты. Со всеми этими негативными явлениями социалистической жизни боролся знаменитый ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности). Само собой, менты из этой организации прекрасно разбирались в теме и знали, что на билетах в Большой можно заработать немалые деньги. Поэтому, по одной из популярных версий, оставшись после краха СССР без работы, они и возглавили спекулянтов.

Борьба продолжается

Справедливости ради надо сказать, что сейчас, после введения новой системы продажи билетов, цены у спекулянтов упали. Дело в том, что билет в Большой можно купить без любых посредников на сайте театра. Конечно, приходится постоянно следить за наличием свободных и удобных мест по демократичным ценам, но было бы желание. Тем не менее изжить порок полностью ещё не удалось.

Поэтому с 1 июня Большой театр ввёл новые правила для продажи билетов. Теперь посетить Большой театр по билету с заклеенной или замазанной ценой будет невозможно, сдать его в кассу тоже нельзя. К тому же некоторые проданные по предварительной продаже билеты теперь будут именными. Впрочем, многие специалисты уверены, что спекулянты всё равно найдут лазейку. Тем более поток желающих посетить театр не закончится никогда – посмотреть там есть на что.

Что делать?

Даже по таким, порой забавным примерам видно, насколько непросто складывается обстановка в театре. «АН» уже давно призывают вмешаться в ситуацию вокруг Большого наше Министерство культуры – иначе скандалы могут разрастись до невероятных масштабов и полностью похоронить репутацию лучшего театра страны. А он этого не заслуживает. Нужно создавать новую, современную модель управления главной сценой России. Нельзя жить по законам каменного века. Нужно понимать, что балет – искусство молодых. Конечно, танцевать можно и до самой смерти, но смотреть на это нельзя. Молодёжь должна иметь возможность пробиваться на театральные вершины.

Наша газета уже давно предлагала провести переаттестацию всех артистов балета по примеру того, как это было сделано в нашей полиции. И вот, похоже, голос «АН» услышан. 30 мая правительство одобрило новый закон об обязательной аттестации работников творческих профессий. После принятия этот закон поможет Большому избавиться от «мёртвых душ», а также порочащих честь театра сотрудников. Теперь все артисты балета будут раз в пять лет участвовать в конкурсе на профессиональную состоятельность. В то же время понятно, что и о ветеранах балета забывать нельзя. Карьера танцоров заканчивается очень рано, и они нуждаются в хорошей социальной защите. Иначе все нововведения будут выглядеть очень несправедливо к людям, отдавшим свою молодость театру, искусству и стране. И это не преувеличение – наш балет это то немногое, чем ещё можно гордиться.

P.S. «АН» желают художественному руководителю балета Большого Сергею Филину полного выздоровления и скорейшего возвращения в театр.