//

«Меньшие братья» и большие проблемы

Как живут российские зоопарки

По данным международных экспертных организаций, зоопарки являются самыми посещаемыми культурными объектами в мире. По ежегодному числу гостей они зачастую превосходят музеи, театры и цирки, вместе взятые. Российские зоосады исключением не стали. Только самый известный зоопарк – московский – в течение года продаёт примерно 1,5 млн. входных билетов, уступая разве что санкт-петербургскому Эрмитажу (при этом число посетителей, как минимум, в три раза больше – в зоопарк бесплатно идут пенсионеры, дети до 18 лет и многие другие льготники). Региональные «коллеги» если и отстают, то ненамного. Однако райской жизнь российских зоопарков сегодня, увы, не назвать. За внешне благополучным фасадом кроется масса проблем: невнятное законодательство, постоянный и не всегда объективный контроль со стороны зоозащитных организаций, проблемы с финансированием.

Всё зависит от хозяина

В России работают больше сотни государственных зоопарков. Общефедеральных, которые финансировались бы напрямую из госказны, среди них нет: все они находятся в подчинении муниципалитетов. Поэтому благополучие зоосада напрямую зависит от отношения местного руководства и энтузиазма директора зоопарка. Примеров хоть отбавляй – как позитивных, так и не совсем.

По мнению наших экспертов, одним из самых «везучих» российских зоопарков считается зоосад в Ижевске. Он взят под опеку президентом Республики Удмуртия Александром Волковым (да и строился под его личным контролем). Сегодня он – объект республиканского значения: даже называется не как-нибудь, а Государственный зоопарк Удмуртии. Учреждение может похвастаться большой территорией, богатой коллекцией, активной научной работой. Не отстаёт от него зоосад в Ярославле, созданный совсем недавно – в 2008 году. Он занимает гигантскую зелёную территорию в 123 га (не каждый город отдаст такое «золото» какому-то там зоопарку!), а условия обитания животных максимально приближены к естественным. Кроме того, планов у зоосада – громадьё. Здесь предполагается создать питомник для разведения редких пород голубей, хищных птиц и собак, организовать подсобное хозяйство и даже цех по производству сувениров.

Не жаловались на жизнь и сотрудники Московского зоопарка во времена Лужкова. При прежнем мэре при активнейшем участии директора зоопарка Владимира Владимировича Спицына прошла масштабная реконструкция территории (как утверждают сотрудники, Юрий Михайлович лично перерезал ленточку на каждом новом объекте), а работникам назначили солидную прибавку к зарплате за вредные условия труда – благодаря специальному коэффициенту их оклад существенно увеличивался.

К сожалению, повезло далеко не всем. Например, зоопарк в Самаре сегодня стараниями местных властей занимает территорию размером… 0,24 га (чтобы было понятнее – примерно одну треть стандартного российского огорода в шесть соток). Перспектив расширения в ближайшем будущем не предвидится. Есть проект переноса на другую территорию, но когда он реализуется – не ясно.

«В начале 1990-х, когда постройка зоопарка в Самаре только затевалась, мы с коллегами поехали туда знакомиться с планом, – вспоминает Татьяна Вершинина, исполнительный секретарь Евроазиатской региональной ассоциации зоопарков и аквариумов (ЕАРАЗА). – Нам показали огромную территорию на берегу реки, рассказали, где будет хозяйственная зона, где – просторные загоны… Мы, как сейчас помню, не уставали восхищаться и радоваться. Но представьте себе наш ужас, когда через некоторое время мы приехали на открытие зоосада: крохотный клочок земли оказался со всех сторон зажат посторонними постройками, а весь зоопарк поместился на территории, которую планировалось отвести под хозяйственную зону. Вот вам и обещания…»

Ещё хуже дела обстоят в Саранске. Там вокруг зоопарка с лёгкой руки администрации развернулась настоящая война. Зоопарк в городе появился совсем недавно и за считанные месяцы – по воле мэра, который решил сделать горожанам подарок к Дню города. Под зверинец в спешке выделили участок в парке, поставили клетки, завезли животных. При этом созданием санитарной зоны, положенной по нормативам, не озаботился никто: очень скоро землю прямо по соседству с зоопарком, в нарушение всех мыслимых норм, продали под коттеджную застройку. Понятно, что вскоре жильцы, уставшие от постоянного запаха и шума, начали «наезды» на ни в чём не виноватое руководство зоопарка. Дело доходило до митингов и пикетов, однако конфликтная ситуация так и не была разрешена до конца. И в итоге стало плохо всем: и жителям, и сотрудникам зоосада, и животным – которые уж точно ни в чём не виноваты.

Люди и звери

Финансирование у большинства российских зоопарков, к сожалению, небогатое – даже в самых благополучных регионах. Как уже говорилось, содержать зоопарки приходится муниципальным бюджетам, печально известным своей нищетой. Соответственно, если городской бюджет и выделяет средства, то их, как правило, хватает разве что на корм животным и зарплату сотрудникам. Остальное зоопарки вынуждены зарабатывать самостоятельно – в первую очередь за счёт продажи билетов. Правда, жить припеваючи на эти деньги всё равно не получится. Зоопарки стараются держать цены на демократичном уровне, а чуть ли не 30% посетителей (пенсионеры, школьники, студенты), как правило, проходят бесплатно. Так что приходится искать иные пути заработка и экономии – например, за счёт такой практики, как опека животных, когда за корм и содержание животного платит организация или частное лицо.

Как рассказала «АН» ведущий методист Челябинского зоопарка Елена Чудакова,в их зоосаду под опекой находятся семь видов животных. Шестерым помогают различные компании. Как смеются специалисты, меценаты явно выбирали себе подопечных, «близких по духу» к работе их фирм. Например, Центр развития ребёнка «удочерил» кенгуру,а Консультационный центр психолого-педагогической помощи помогает пеликанам (эти птицы, как известно, символизируют труд учителей). Сотрудники одного из екатеринбургских охранных предприятий взялись опекать беркута – птицу, изображённую на эмблеме их ЧОПа.

«Безусловно, опека помогает нам экономить, – рассуждает Е. Чудакова. – Однако она даёт нам менее 1% нашего дохода, и на грандиозные проекты всё равно не заработать. Например, наша мечта – реализовать Концепцию развития зоопарка, по которой территория вырастет до 26 га (сегодня она составляет 7 га), а животные будут жить в просторных открытых вольерах по европейскому типу. Но на это нужно очень много денег. А их нам, боюсь, никто не даст».

Ещё одна головная боль сотрудников российских зоопарков – культура поведения посетителей. «Во всех международных стандартах записано, что зоопарк – это место повышенной опасности для людей, – говорит Татьяна Вершинина. –Но наши посетители порой ведут себя так, что впору защищать от них наших питомцев!»

По словам Вершининой, лично ей неизвестно, что нужно сделать, чтобы люди раз и навсегда поняли, что животных в зоопарках кормить нельзя (исключение – так называемые контактные площадки, где некоторых животных можно потрогать и покормить специально выданной едой). Например, в Московском зоопарке возле клеток с обезьянами пришлось делать специальную решётчатую крышу над дорожкой, где проходят посетители: сотрудники зоопарка не видят иного способа отучить людей кидать в клетку конфеты. «Высокие ограждения не помогли – всё равно швыряли. А ведь наши обезьяны, так же как и люди, болеют диабетом и отказываются от нормальной еды, если наедятся сладостей. Но этого никто не понимает», – с горечью констатирует Вершинина.А моржей в столичном зоосаду даже пришлось специально дрессировать, чтобы они не глотали всё, что летит к ним в ограждение, а несли смотрителю, который поощряет их лакомством.

Заметки на полях

Сотрудники зоопарков – те немногочисленные люди, которые не высмеяли знаменитый полёт Владимира Путина на дельтаплане во главе стаи журавлей-стерхов.

«Теперь люди хотя бы знают, кто такие стерхи. И на том спасибо, – говорит Татьяна Вершинина. – Не полетел бы Путин – и остались бы сотрудники заказников в общественном сознании чудиками, которые неизвестно чем занимаются. А уж если сам президент дал понять, что стерхов мало и нужно беречь этот вид, может быть, природоохранной деятельности начнут уделять больше внимания. Во всяком случае, в это очень хочется верить».

Мы – культура! А вы не знали?

Организация приятного досуга для взрослых и детей – лишь одно из направлений работы зоопарков, причём далеко не ключевое. И по российскому, и по международному законодательству их миссия заключается ещё и в просветительской работе, сохранении коллекций редких, в том числе и краснокнижных животных, ведении научной деятельности. В частности, многие виды животных сегодня сохранились только благодаря зоосадам (например, знаменитая лошадь Пржевальского). В зоопарках работают многочисленные кружки и секции для детей – как правило, бесплатные, а направления занятий – такие, которые обычно необеспеченным россиянам не по карману: например, рисование и даже верховая езда (такие услуги предлагают в зоопарке Удмуртии).Словом, сегодняшние зоопарки – полноценные учреждения культуры. Именно такой статус имеет большинство из них. Однако, как ни печально это прозвучит, руководители культурной отрасли о зоопарках порой попросту не помнят. Как рассказали корреспонденту «АН» в ЕАРАЗА, о том, что зоопарки относятся к его министерству, экс-министр культуры Александр Авдеев в своё время с изумлением услышал… от сотрудников зоопарков на одной из конференций!

Немудрено, что при таком подходе зоосады, которые проходят по культурному ведомству, оказались в положении бедных родственников. Безусловно, «муниципальные» хозяева заботятся о зоопарках в меру своих возможностей и личного отношения, как мы показали выше. Однако о целевых программах или планомерной работе над профильными нормативными актами, которые жизненно необходимы отрасли в целом, сотрудники российских зоосадов пока лишь мечтают. Например, нормативы, по которым вынуждены существовать зоопарки, в 2014 г. «отпразднуют» 40-летний юбилей. Новых нет и не предвидится.

«Нормативы содержания животных, которыми вынуждены пользоваться сотрудники российских зоопарков, были выпущены в 1974 г. и безнадёжно устарели, – приводит пример Ольга Софронова, член Мордовской региональной общественной организации «Общество защиты животных». – В нашем Саранском зоопарке животные ютятся в малюсеньких тесных клетках. Приехавшие из Москвы специалисты только руками развели: мол, мы понимаем, что условия содержания ужасны, но привлечь к ответственности администрацию зоопарка нельзя: всё по правилам».

Проблемы возникают не только с нормативами, но и даже с самым насущным – например оплатой труда.

«Сложности начались после того, как отменили Единую тарифную сетку и перевели нас на отраслевую систему оплаты, – рассказывает Александр Баранников, директор зоопарка в Ростове-на-Дону. – Так как мы – учреждение культуры, зарплату нам стали считать по списку должностей, предусмотренному для «культурной» отрасли. И тут нас ждал крайне неприятный сюрприз: как выяснилось, 80% должностей, которые есть в зоопарках, в этом списке не предусмотрены. Там нет даже зоологов. В результате большинство наших специалистов, высококвалифицированных, влюблённых в свою профессию, проработавших много лет, попали в перечень межотраслевых специальностей. А это значит, что никакие повышения по отрасли (а заодно и обещания В.В. Путина резко увеличить зарплаты работникам культуры. – Прим. авт.) их не касаются. Единственное, что им полагается, – ежегодная жалкая прибавка на так называемый коэффициент инфляции (примерно 6%). Обидно – нет слов. Направление «зоология» нужно срочно возвращать в перечень специальностей!»

P.S. «Аргументы неделi» просят считать эту статью официальным обращением в Министерство культуры и лично к Владимиру Мединскому.

Уважаемый Владимир Ростиславович!

Зоопарки – это культура. Да ещё какая!

Несмотря на то что сегодня за эти учреждения отвечают региональная и местная власти, отрасль очень нуждается в заботе на общегосударственном уровне.

Зоопарки России и их энтузиасты-сотрудники очень ждут вашего внимания, помощи, поддержки.

Теперь вы об этом точно знаете.

Когда я был маленьким…

Уважаемая редакция! В моём детстве, которое пришлось на 60-е годы прошлого века, самым «хитовым», как принято сейчас говорить, местом в Московском зоопарке была площадка молодняка. Прекрасно помню, какой восторг у всех вызывали забавные медвежата, козлята и прочие малыши, которые прекрасно уживались друг с другом. А мои внуки, к сожалению, такого зрелища уже не увидят: площадка закрылась много-много лет назад, да и остальные зоопарки страны, насколько я понял, тоже от них отказались. Почему прикрыли такое замечательное начинание? Вернутся ли площадки молодняка в российские зоопарки?

С уважением, Павел Козловский, Москва

Как объяснили «АН» в Научно-методическом отделе Московского зоопарка, площадка молодняка появилась в столичном зоопарке ещё до Великой Отечественной войны, в рамках эксперимента. Зоологи помещали туда детёнышей, которых отказались выкармливать родители. Позже, когда стало понятно, что площадка вызывает интерес посетителей, «чистоту эксперимента» нарушили. На площадку стали помещать не только брошенных зверят, но и тех, кого специально выбирали для этой цели. Медвежат даже специально покупали у охотников. Появились там и животные маленького размера, которые порой по многу лет играли роль «детёнышей» – например, небольшие козы или лисы (пожилые сотрудники зоопарка помнят лису, которая жила на площадке молодняка семь лет).

Впоследствии выяснилось, что никакой пользы, кроме привлечения посетителей, проект не приносит. К примеру, любимцы публики – медвежата – к осени вырастали, и становилось непонятно, что с ними делать: дефицита медведей не испытывали ни зоопарки, ни цирки. К тому же звери, выросшие на площадке молодняка, впоследствии не могли найти контакт с сородичами, у них не вырабатывались приобретённые рефлексы (скажем, обезьяны не понимали, как кормить детёнышей). Поэтому в середине 1970-х площадка молодняка в столичном зоопарке закрылась, а чуть позже от них избавились и другие зоопарки.

Откуда они берутся?

Далеко не все зоопарки в стране появились по «спокойному» сценарию, когда городские или региональные власти приняли решение, выделили средства и открыли зоосад для посетителей. В России было немало случаев, когда история рождения зоопарка похожа на сюжет фантастической книжки.

Абаканский зоопарк начинался с живого уголка при местном мясокомбинате. Там было три аквариума с рыбками, жили несколько волнистых попугайчиков да полярная сова. Позже в зелёной зоне, прилегающей к заводу, поставили клетки, и зоопарк стал стремительно пополняться. В нём начали селить животных-«пенсионеров» из местного цирка, а также подранков (как птиц, так и зверей), которых приносили местные охотники. Предприятие долгое время на свои деньги содержало зверинец, оформив его как своё структурное подразделение. После развала СССР, в 1991 году, завод приватизировали, а зоопарку указали на дверь. Однако сотрудники сдаваться не собирались. В 1994 г. зоопарк стал самостоятельным учреждением, а недавно перешёл в ведение Министерства природных ресурсов Хакасии.

История Челябинского зоопарка началась с драматического события. В 1993 г. некий предприниматель решил организовать в городе частный зверинец и привёз в город группу диких животных: льва, медведя, волков, косулю, зубра и некоторых других. Однако бизнес-идея погорела, и горе-делец уехал из города, попросту бросив своих питомцев на произвол судьбы. От неминуемой гибели животных спасла инициативная группа горожан, которая сначала взяла на себя заботу о животных, а впоследствии добилась выделения земли под строительство зоопарка и перевода учреждения под опеку муниципалитета. Руководитель инициативной группы Галина Тютина стала первым директором Челябинского зоопарка.

В 2007 г. администрация попыталась сбросить с себя финансирование зоосада, заявив, что зоопарк должен стать ГУПом и зарабатывать деньги самостоятельно. Та история наделала много шума. Галина Тютина лишилась своего поста, а несколько сотрудников зоопарка оказались в больнице с сердечными приступами. Однако зоопарк удалось отстоять. Сегодня он по-прежнему считается муниципальным учреждением культуры, принимает посетителей и уверенно строит планы на будущее.

Липецкий зоопарк своим рождением обязан передвижному зооцирку,который в 1973 г. приехал в город на гастроли и произвёл сильнейшее впечатление на председателя Липецкого городского исполкома Николая Яхонтова.«Отец города» пришёл к руководителю зооцирка и озвучил предложение, от которого тот не смог отказаться. Яхонтов заявил, что готов купить животных для первого в городе зоопарка, а директора зооцирка пригласил поселиться в Липецке, посулив трёхкомнатную квартиру. Предложение было принято. Липецкий зоопарк в 2013 г. отпразднует своё 40-летие.