//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Поп-новости

//Сад и огород

//Тема номера

Письмо дворняги Тузика лабрадорше Кони

Российские библиотеки пытаются обратить на себя внимание. Выходит не всегда

№ 25(317) от 05.07.2012 [«Аргументы Недели », Надежда ЛАРИНА ]

Письмо дворняги Тузика лабрадорше Кони

Какие ассоциации у современных россиян вызывают слова «библиотека» и «библиотекарь»? Как правило, не самые весёлые: многим вспоминаются потрёпанные старые книжки, давно не ремонтированные здания, пожилые сотрудники с мизерными зарплатами. А уж распространившаяся в последние годы повальная мода на электронные книги и вовсе заставила многих считать, что «читальням» пора, что называется, «сойти с корабля современности». Как выяснили «АН», несмотря на все трудности, списывать со счетов эти учреждения, мягко говоря, рано. Правда, ситуация оказывается двоякой: энтузиазму сотрудников библиотек, их желанию работать по-современному противостоит непонимание государства, привыкшего ставить на последнее место культуру в целом и библиотеки в частности.

Недоступная «цифра»

Пережив тотальное безденежье 1990-х и полное равнодушие власть имущих к проблемам культуры, библиотеки тем не менее выжили и сейчас активно ищут новые варианты работы с читателями. Они уже давно перестали быть исключительно «книжным» местом. Например, именно при библиотеках начали открываться центры социально-правовой информации, где все желающие могут обратиться за консультацией к юристам. Дальше других шагнули библиотеки Пермского края: уже несколько лет на базе ряда муниципальных библиотек действуют центры правовой и гражданской активности, в рамках которых создан институт досудебного разрешения споров, где юристы и сами библиотекари выступают в роли посредников, помогают гражданам улаживать конфликты с местной властью и различными компаниями. В редкой библиотеке сегодня не работают краеведческие организации, литературно-музыкальные гостиные, бесчисленные клубы по интересам. Наконец, впервые проведённая в этом году «Библионочь» (по аналогии с Ночью музеев) пробудила интерес к библиотекам даже у тех, кто ни разу там не был.

«Сейчас основная задача, которую ставят перед собой библиотеки – это избавление от стереотипа «пыльного места», где скучно, неинтересно и несовременно, – рассуждает Марина Новикова, заместитель генерального директора Фонда «Пушкинская библиотека». – И библиотекари её вполне успешно решают».

Надо отметить, что с «несовременностью» российские библиотеки борются активнее всего. И проявляется это прежде всего в желании приобщиться к цифровым технологиям. Все без исключения региональные библиотеки сегодня имеют доступ в Интернет, обзавелись электронными каталогами. Голубая мечта руководителей этих учреждений – увеличивать число современных изданий в цифровом формате. И, кстати, не только по собственной инициативе, но и исполняя поручение В.В. Путина: недавно он заявил, что в цифровой формат необходимо переводить 10% всех ежегодно выходящих книг (получается примерно 10 тыс. наименований). Выгода очевидна: книги дольше сохраняются, да и читателям не приходится волноваться, что нужное им издание уже кому-то выдали.

Вот тут-то, к сожалению, и начинаются проблемы, связанные с непониманием специфики библиотечных учреждений. Российское законодательство поставило их в ситуацию «близок локоток, да не укусишь». У многих региональных библиотек на оцифровку есть и средства, и кадровые силы. Однако на этом пути каменной стеной встало современное законодательство об авторском праве. Четвёртая часть Гражданского кодекса не позволяет выкладывать в общий доступ электронную копию книги, если у библиотеки не заключён письменный договор с её автором. Без договора можно цифровать книги лишь спустя 70 лет со дня смерти правообладателя.

«Между прочим, во многих странах мира в законодательстве есть оговорки, позволяющие библиотекам оцифровывать книги и давать к ним доступ в стенах учреждения – и при этом не мучиться ни с какими договорами, – говорит Сергей Басов, заведующий отделом Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге. – Но сегодня и у нас есть шанс исправить положение. В Госдуме прошёл первое чтение проект новой редакции Гражданского кодекса с пресловутой 4-й частью. Он подготовлен Советом при Президенте России по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, соответствует международным нормам. Если его примут – будут созданы необходимые правовые условия для гармонизации отношений между библиотеками и авторами. Дело за малым: Дума должна проголосовать за этот Кодекс».

А пока выходом из ситуации для отдельных библиотек становится сотрудничество с компаниями, распространяющими оцифрованные книги для электронных устройств и интернет-библиотек. «Схема проста, – поясняет «АН» Ольга Смирнова, представитель компании – крупнейшего распространителя оцифрованных книг на территории России. – За небольшие деньги (меньшие, чем было бы затрачено на закупку обычной литературы) мы предлагаем библиотекам подключаться к нашей сети и получать литературу в электронном виде. При этом мы берём на себя все формальности, связанные с соблюдением авторских прав, а для читателей доступ к книгам бесплатен. И получать его они могут не только через компьютеры в самой библиотеке. Сейчас в ряде регионов мы обеспечиваем библиотекам не только подключение, но и предоставляем в аренду электронные «читалки», которые выдаются пользователям». (Правда, в этой «простой» схеме есть явные минусы: каждая библиотека должна платить компании-агрегатору, ограниченный репертуар литературы, и главное – невозможность единожды оцифровать книгу для бесплатного использования цифровой копии во многих библиотеках. – Прим. авт.)

Девки сеют, девки пашут – мужики учёт ведут?

Профессия библиотекаря в России традиционно считается женской. И не зря: представителей сильного пола среди рядовых сотрудников российских «читален» сегодня встретишь нечасто (разве что в отделах компьютерного обеспечения). Однако многие крупные учреждения, в том числе и федерального уровня, возглавляют именно мужчины. Почему же так получается?

Михаил Афанасьев, директор Государственной публичной исторической библиотеки:

– На мой взгляд, здесь срабатывает извечный российский стереотип, гласящий, что женщины плохо справляются с руководящими должностями. Поэтому, если уж мужчина попадает в библиотечную систему, у него есть все шансы стремительно сделать карьеру и занять высокий пост. Кроме того, иногда, следуя уже упомянутому стереотипу, руководителем библиотеки могут назначить и человека, непосредственно с этой специальностью не связанного, и он учится всему уже на месте. Честно говоря, в самих женских библиотечных коллективах очень часто есть убеждённость, что это дело не мужское. И, если в той или иной библиотеке появляется руководитель-мужчина, дамы встречают его насторожённо и с уверенностью, что долго он тут не задержится. Однако, например, лично я руковожу библиотекой уже 22 года – и вроде бы всё нормально.

Яков Шрайберг, директор Государственной публичной научно-технической библиотеки:

– Строго говоря, руководитель крупной библиотеки – уже не столько библиотекарь, сколько администратор. И его главный талант – умение вести диалог с представителями власти – от начальника ЖЭКа до депутата Госдумы, что-то у них требовать, о чём-то договариваться. А чтобы общаться с нашей властью, мужские качества просто необходимы.

Библиотека на колёсах

К сожалению, большинство из сказанного относится исключительно к библиотекам регионального уровня. Городским и сельским читальням, которых в стране  около 45 тыс., пределом мечтаний кажется не то что оцифровка – элементарный доступ к Интернету. Сегодня им обладают лишь 20% учреждений, хотя обеспечить стопроцентный охват власти обещали к июлю 2012 года (на уровне президента страны). О малых библиотеках чиновники тоже как будто бы позаботились – активно рекламируют и даже вроде как поддерживают проект под названием «Библиобус». Суть его в том, что по отдалённым городам и посёлкам, где нет библиотек, разъезжают библиомобили – передвижные «читальни», где можно и книгу получить, и в Интернете поработать. Закупает эти машины, как правило, региональная власть, и многие это уже сделали – например, Брянская и Саратовская области, Ханты-Мансийский округ, Республика Карелия.

Тем не менее многим регионам этот проект кажется чуть ли не издевательством: стоимость такого «мобиля» – около 3 млн. рублей, и позволить его себе могут далеко не все. Что, впрочем, не мешает пачками закрывать муниципальные библиотеки: каждый год исчезает около пятисот учреждений. 

Отношение российской власти к библиотекам ярко иллюстрирует один случай. Несколько лет назад губернатор одной из центральных областей России (сейчас уже бывший) принимал делегацию деятелей культуры. Гостям решили показать областную библиотеку – новенькую, только что отремонтированную, оснащённую по последнему слову техники.

«Руководитель региона был гостеприимен и радушен, но было очень похоже, что в эту библиотеку он пришёл первый раз в жизни, – поделился воспоминаниями с корреспондентом «АН» участник делегации Сергей Басов. – И в конце концов эти догадки подтвердились. Ничуть не смущаясь, губернатор заявил: «Библиотека – это, конечно, замечательно. Но вот лично я в библиотеку никогда в жизни не ходил. И ничего – губернатором стал!» Нам оставалось лишь потрясённо промолчать».

Отметим, что ничего нового этот лихой госдеятель не изобрёл. С одной стороны, его поведение совершенно типично для нашего времени. Например, не так давно экс-кандидат в президенты Михаил Прохоров без тени смущения рассказывал журналистам, что последнее место, куда он пойдёт в незнакомом городе, – это музей. С другой стороны, есть и исторические примеры. Примерно тем же хвастался один из царских генералов, командовавший нашей армией в Русско-японской войне: я, мол, ни одной книжки в жизни не прочёл – и всё равно «на коне». Но все прекрасно помнят, что Русско-японская война, бездарно проигранная Россией, подтолкнула страну к хаосу первой русской революции и дальнейшим потрясениям. Соотвественно, опираясь на исторический опыт, лучше не рассуждать о том, куда заведут страну губернаторы, гордящиеся тем, что никогда не ходили в библиотеки, и политики, брезгующие музеями. А то станет совсем страшно.

Беспощадная буква закона

Первое и главное, что заставляет руководителей российских библиотек зачастую вести речь не о жизни, а о выживании отрасли, – «зигзаги» российского законодательства. Некоторые федеральные законы, принятые в последние 10 лет, «осчастливили» библиотекарей массой норм и правил, которые порой делают нормальную работу этих учреждений очень сложной.

Самый болезненный удар по российской библиотечной системе нанёс Закон №131-ФЗ «О местном самоуправлении». Он уничтожил централизованную схему комплектования библиотек, которая успешно работала в России несколько десятилетий. Согласно этой схеме, все библиотеки объединялись в Централизованные библиотечные системы, куда входили головное учреждение и несколько небольших библиотек в качестве филиалов. Центральные библиотеки собирали информацию о том, какие книги необходимо заказать для тех или иных филиалов, обрабатывали эти заказы, получали книги, обеспечивали их доставку на места. Рядовым библиотекам оставалось качественно обслуживать читателей. Сейчас даже малюсенькая сельская библиотека должна заниматься этой работой самостоятельно. И кстати, на те деньги, которые выделит нищий муниципальный бюджет. Если он вообще хоть что-то выделит. Как отмечают эксперты, в России на библиотечное обслуживание одного жителя страны приходится менее 300 рублей в год. Для сравнения: в соседней Финляндии эта цифра составляет 50 евро, что в 17 раз больше.

 

Не меньше проблем библиотекам приносит и пресловутый Закон «О госзакупках». Когда он вступил в силу, выяснилось, что приобретение книг для библио­тек должно идти так же, как, например, продуктов для магазина: по конкурсу и по критерию самой низкой цены. Понятно, что для библиотек это означало бы полную гибель. Тем не менее специалистам Российской библиотечной ассоциации удалось добиться ряда поправок в 94-й Закон, которые позволили жить более или менее спокойно. В частности, им позволили размещать заказы на книги у единственного поставщика – например, того издательства, с которым библиотека давно и успешно сотрудничает. Однако, к сожалению, счастье может оказаться недолгим. Уже осенью на смену 94-му Закону должен прийти Закон «О государственной контрактной системе». А это значит, что спокойной жизни опять придёт конец.

«Нынешний закон регулирует только размещение заказа и торги, – объясняет Ирина Эйдемиллер, директор Некоммерческого партнёрства «Петербургский Книжный центр». Новый документ охватит весь процесс закупок. В частности, от библиотек потребуют план закупок на ближайшие три года – причём вместе с предполагаемой ценой на книги! Откуда же сотрудники узнают, что там выйдет через три года и сколько будет стоить? При этом за расхождения чиновники будут сурово наказывать. И как библиотеки будут выходить из этой ситуации, я пока не знаю».

Тем не менее самым «весёлым» законом для библиотек обещает стать знаменитый «восемьдесят третий» – о бюджетных, казённых и автономных учреждениях, вступающий в силу в июле. Если в двух словах, то библиотеки попадают практически в феодальную зависимость от своих учредителей: федеральные – от Минкульта, региональные и муниципальные – от органов власти соответствующих уровней. Именно учредитель будет давать библиотекам госзадание (читай – определять, как именно им вести работу, какие мероприятия проводить, как часто обновлять фонды и т.д.) и определять объём финансирования. Причём без какого-либо участия библиотечного и местного сообщества. Уже сейчас понятно, что часть средств библиотекам предложат заработать самостоятельно. При этом никто не учитывает, что как раз у библиотек таких возможностей – меньше, чем у всех прочих учреждений культуры, вместе взятых: сюда не продашь билет, не устроишь дорогую выставку, не сдашь помещение в аренду под корпоративное мероприятие. Остаётся надеяться, что у власти всё-таки хватит здравого смысла не губить последние очаги культуры, где пока ещё рады каждому – вне зависимости от наличия денег.

Объясните нам, тёмным!

Почти серьёзное письмо

Как известно нашим читателям, редакция «АН» никогда не оставалась в стороне от «гласа народа». О многих проблемах, которые становятся темами статей, мы узнаём из читательской почты, почти каждый материал получает массу откликов. Вот и сейчас, работая над текстом о библиотеках, мы не могли обойтись без мнения из низов, откуда, как известно, все проблемы видны гораздо лучше, чем сверху.

У письма, которое мы решили опубликовать, необычно всё – и адресат, и автор. А если уж такие «авторы» заволновались о проблемах российской культуры, Минкульту и подавно пора задуматься.

Итак…

Письмо дворняги Тузика лабрадорше Кони о смысловых приоритетах деятельности Правительства России.

Записал и прислал в редакцию хозяин Тузика – заведующий отделом Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург), кандидат педагогических наук Сергей Александрович БАСОВ.

Госпожа Кони, не удивляйтесь, что пишу Вам. Зовут меня Тузик, я из простых, извините. Но не могу без воя смотреть, как страдает мой хозяин. Бродит по квартире и кричит: мол, страна идёт в тупик, культура гибнет, народ дичает, надо что-то делать. Помогите разобраться насчёт культурной политики, в которой ничего не смыслю, а Вам там сверху, наверное, всё понятней.

Ну вот вам пример. Прошлой весной Ваш хозяин Путин, тогда ещё премьер, в Госдуме отчитывался о работе Правительства. Сказал, что нельзя оставлять на потом поддержку отечественной культуры. Очень правильные слова. А потом про деньги обмолвился: «При формировании бюджета надо предусмотреть повышение уровня среднемесячной заработной платы работников учреждений культуры и искусства до уровня среднемесячной заработной платы по отрасли».

Я не понял, честное слово! Это значит, клубы, театры, музеи и библиотеки должны тянуться друг к другу, и внутри нищей отрасли наступит благостное равновесие по зарплате? Вы спросите его – может, он чего напутал? Моему хозяину повысили зарплату прошлой осенью на 6,5%. Я ему говорю: не чувствую в рационе прибавки! А он мне суёт в нос квитанцию об отплате коммунальных услуг. Даже в 90-е не ел квитанций, и сейчас не буду!

Вот с учителями всё понятно: с 1 сентября прошлого года их зарплата повышена на 30%. И в проекте закона записано, что зарплата в образовании должна быть не ниже средней по экономике субъекта Федерации. А лучше всего будут жить собаки военных и полицейских. Одним в три, другим в два с лишним раза повышают зарплату. Честно говоря, мне обидно: из одного бюджета кормимся, а им такая привилегия! За что, спрашивается? Мы с хозяином за культуру радеем, без которой ни о какой модернизации и мечтать нельзя, а они нас охранять за такие-то деньжищи будут?

А ещё в сентябре прошлого года Ваш Владимир Владимирович выступил на съезде Всероссийского книжного союза. Красиво выступил, академика Лихачёва вспомнил. А потом добавил: «Мы продолжим расширение библиотечной сети, прежде всего в отдалённых городах и посёлках». Как же так? По данным Минкульта, сотни библиотек убивают и на селе, и в малых городах каждый год! Так в чём же культурная политика партии и правительства?

Со всем нашим почтением, библиотечная собака Тузик

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и Google News и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях Добавить в «Мои Источники» в Google News

Обсудить наши публикации можно здесь:

?>

//Новости МирТесен

//Новости СМИ2

//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости партнеров

//самое читаемое

//Новости СМИ2

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
Загрузка...
//Наши партнеры