Бомба под саммит

Такой террористической группы не было в России начиная с 20-х годов прошлого века

, 19:00

Бомба под саммит
В руках Алексея Воеводина – карабин «Сайга»,

ЭТО наверняка произойдет сразу после саммита «Большой восьмерки». А причиной отставок станет, как ни странно, настоящий, без кавычек, успех силовиков. Раскрыта террористическая группировка, которая хотела приурочить к приезду глав ведущих мировых держав серию взрывов. Уже была куплена взрывчатка и определены исполнители...

Теракты удалось предотвратить. Но правоохранительные органы ожидал «сюрприз». Обезвреженные террористы стали признаваться в совершении убийств, за которые уже осуждены другие люди. Среди таких громких преступлений - смерть таджикской девочки Хуршеды Султоновой.

Пойманные террористы не просто признаются - они сообщают детали, которые могут знать только убийцы. Даже показывают, куда выбросили орудия преступления.

Само это дело и станет настоящей «бомбой», которая в ближайшее время взорвет общественное мнение.

Но самое ужасное не только в том, что осуждены невинные. За последние годы членов банды несколько раз задерживали и отпускали. Получается, что правоохранительная машина в этой истории давала сбой несколько лет кряду. Ценой этого стало несколько человеческих жизней.

Братская могила

ВЕЧЕРОМ 2 мая этого года на Первом канале в эфир вышел очередной выпуск программы «Жди меня». В первом ряду в зале сидела молодая светловолосая девушка. В руках она держала фотографии двух 20-летних ребят: своего брата Алексея Головченко и его друга Ростислава Гофмана.

Родственники искали их почти два года, хотя, как признается впоследствии отец Ростислава, Юрий Гофман, внутренний голос уже подсказывал: ищут трупы...

В тот же самый день, когда вышла программа, бывший оперативник питерского уголовного розыска, а ныне - репортер «Агентства журналистских расследований» Евгений Вышенков вместе с 19-летним Кириллом (имя изменено) приехали на электричке в поселок Заходское Ленинградской области.

Они прошли около пяти километров от станции в глубь леса. Сначала Кирилл показал Вышенкову огромный, одиноко стоящий на опушке камень. На нем черной краской был аккуратно выведен древний готический крест. Это был ориентир. Они прошли еще двести метров.

«Вот здесь», - сказал Кирилл. Вышенков взял и воткнул в землю металлический штык. Они почувствовали резкий, разъедающий глаза трупный смрад.

Через две недели на это место приедет оперативно-следственная группа и выкопает тела двух убитых подростков: Ростислава Гофмана и Алексея Головченко - тех самых, которых искали через «Жди меня»...

О том, что их детей нашли, родители ребят узнают не сразу. Так будет нужно в интересах следствия. Оно установит: Гофмана и Головченко убили «свои». Они были членами «боевой террористической группировки» (так сами себя называли ее члены), на счету которой предположительно 8 убийств, а в ближайших планах - проведение двух терактов в центре Санкт-Петербурга. В июле. Во время саммита стран «Большой восьмерки».

Они же просто дети!

ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ каких только спецслужб не встретишь сегодня в одной из питерских гостиниц, где вечерами заседает оперативный штаб, ведущий дело этой питерской террористической группировки! Только из Службы внешней разведки никого нет.

Но первыми о существовании некой «бригады киллеров», прекрасно организованной и законспирированной, стало известно не силовикам, а журналистам - Андрею Константинову и Евгению Вышенкову, сотрудникам «Агентства журналистских расследований» («АЖУР»). Они внимательно следили за развитием «скинхедовского» движения в Санкт-Петербурге и в начале 2006-го получили информацию: несколько наиболее активных боевиков группировок «ШУЛЬЦ-88» и «Бешеная толпа», оказывается, еще три года назад вышли из этих нацистских организаций и создали свою банду. Перестали носить униформу скинхедов - кожаные куртки, тяжелые ботинки. Перестали коротко стричься. Стали практически не различимы в толпе...

На улице зодчего Росси, где расположен офис «АЖУРа», в апреле этого года тот самый Кирилл назвал журналистам имена своих «товарищей». Они собирались взорвать тротил во время саммита «Большой восьмерки», убивали таджикскую девочку Хуршеду Султонову и многих других.

Костраченков, Прохоренко, Румянцев, Орлов, Гусев... Всего до смерти перепуганный «источник» назвал имена и клички двенадцати человек. Журналистов поразил и кровавый список совершенных ими убийств, и средний возраст боевиков - 18 лет!

Кирилл пришел в известный во всем Питере «АЖУР», потому что хотел порвать с бандой, но боялся мести бывших товарищей. Андрей Константинов и Евгений Вышенков спрятали своего «инсайдера» - вывезли из города. Где он сейчас, ни они, ни я, естественно, рассказать не можем. Кое-кто этой информации только и ждет.

«Источник», принимавший непосредственное участие в нескольких преступлениях, до конца, похоже, так и не понимал, что же на самом деле натворили он и его товарищи. После того как Кирилл показал могилу в лесу, он задал Вышенкову вопрос, который, видимо, волновал его больше всего: «Евгений Владимирович, а вы на работу мне не будете сообщать?» Журналист опешил. «Старина, вот о чем мы сейчас с тобой разговаривали, где мы были с тобой?..» - «На братской могиле, разговаривали об убийствах...» - «Сколько с тобой мы уже разобрали убийств?..» - «Четыре...» - «А вот четыре убийства - это что, по-твоему?» - «Это все, пожизненное заключение, наверное» - «Ну и о чем ты думаешь? Узнают ли на работе?!»

Евгений сказал мне, что тогда до него дошло: «Понимаешь, когда он задавал мне такой вопрос, я увидел перед собой ребенка. Передо мной стоял этот 20-летний киллер, который будто где-то там нашкодил и теперь спрашивает: «Маме будешь про варенье говорить?»

Проще всего воскликнуть: это же дети! Ну, придумали какую-то конспирацию, клички, пароли, явки. Может, новая игра такая?

Нет. Убивать им нравилось по-настоящему...

«Сделано в России»

И ЕЩЕ они разработали свой кодекс, своего рода «конституцию» терроризма.

Каждый член «организации» обязан был всегда иметь при себе холодное оружие - нож или заточку. За нарушение этого правила даже взимался штраф - 50 рублей. Ежемесячно боевики сдавали деньги в «общак» группировки - по 300 рублей. Устав также предполагал отказ от курения, употребления алкоголя, наркотиков и даже секса, который, по мнению лидеров банды, «отнимает силы, столь необходимые для борьбы». Борьбы «за освобождение русского народа от ига завоевателей».

Были разработаны и правила конспирации. Например, для того чтобы увидеться, члены организации созванивались за сутки и договаривались о встрече, например, на станции метро «Чернышевская» в 16.00. На их конспиративном языке это означало, что встретятся они на самом деле на «Пушкинской» в 17.00. («Наружка» ФСБ, установленная за боевиками в мае этого года, часто бросала бандитов на полпути. Контрразведчики боялись «засветиться».)

Первым лидером «группы-невидимки» в феврале 2003-го стал Дмитрий Боровиков, он же - «Кислый», фанат группы «Кисс», «художественный руководитель» банды. Именно он решал, кого и когда будут убивать.

Вторым «главарем» был Алексей Воеводин, на затылке которого красовалась татуировка «СВР - Сделано в России». «СВР» был «гендиректором» банды, отвечал за финансы. Воеводин был из бедной семьи, родители давно развелись. Его воспитала бабушка, после смерти которой он продал ее квартиру, а на вырученные деньги... купил четыре карабина «Сайга», взрывчатку, рации и сканер для прослушки милицейской волны.

За идеологию отвечал Павел Румянцев по прозвищу «Апостол». За боевую подготовку - Андрей Малюгин, кличка - «Боец». Это он предложил на деньги из «общака» группировки купить тротил и провести серию терактов во время июльского саммита «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге.

Первые убийства. На пути к саммиту

ОДНУ из первых своих акций банда «посвятила» 300-летию Санкт-Петербурга. В апреле 2003-го они устроили погром в «Макдоналдсе» на Невском проспекте. Тридцать человек рано утром ворвались в кафе, разбили витрины, избили всех посетителей.

После этого «политический подтекст» они решили придавать каждой своей акции...

Через полгода боевики группировки на железнодорожной станции Александровская до полусмерти избили 19-летнего студента из Армении. Его тело бросили на рельсы под идущий поезд. Машинист чудом успел остановить состав, и парень остался жив.

Но боевики об этом не знали. Они были уверены, что совершили первое групповое убийство.

Именно после этого Воеводин и Боровиков решили, что убивать не страшно. Главное - начать.

И они начали. Осенью 2003 г. оперативные подразделения ГУВД Санкт-Петербурга зафиксировали первый случай зверского, почти ритуального убийства на железнодорожной станции Дачная. Группой неизвестных было совершено нападение на цыганок с детьми. Одну из девочек нападавшие буквально изрубили ножами и топором.

В октябре того же года избиению на улице танкиста Хрустицкого подвергся нигерийский студент. Ему удалось убежать.

Еще через неделю, 14 ноября 2003-го на улице Марата группа неизвестных напала на корейского студента Ким Хе Ника. Ему нанесли 34 удара ножом. Кореец, как впоследствии покажет экспертиза, умер уже после второго удара.

Сообщения об тех двух первых громких смертях прошли по всем мировым агентствам. После убийства корейца Алексей Воеводин и Дмитрий Боровиков заявили своим подчиненным: «Убийства - это лишь средство, наша цель - держать в страхе этот город, и помогут нам в этом журналисты. О каждом нашем преступлении должен говорить весь мир».

Они своего добились. Ни одна из их последовавших акций не осталась незамеченной.

Именно из выпусков новостей боевики узнали, что, оказывается, у корейского студента при себе была большая сумма денег. Никому из боевиков в голову не пришло проверять его карманы - главное, что у него кожа была другого цвета. Воеводин и Боровиков издали приказ: обязательно обыскивать трупы. Решили, что деньги пойдут на продолжение «священной войны». А именно - на покупку тротила.

Главари банды уже тогда начинали готовиться к организации массовых терактов. Взрывы хотели устроить на Невском и на Дворцовой. Но потом им придет в голову идея: лучше всего заявить о себе на весь мир - «взорвать» июльский саммит 2006 года.

Сегодня они сами рассказывают об своих преступлениях - прошлых и будущих - на допросах. Бандиты не приписывают себе «чужие подвиги». Показывая, куда выброшены орудия убийства, сообщая детали, которые находят подтверждение, они заставили прокуратуру поверить: в делах, которые уже считались раскрытыми, «появились новые обстоятельства».

Возможно, это означает пересмотр уже вынесенных приговоров. Например, как в деле об убийстве таджикской девочки Хуршеды Султоновой.

Таджикская девочка

СКОЛЬКО человек участвовало в убийстве таджикской девочки Хуршеды Султоновой, совершенном 9 февраля 2004 г., до сих пор точно не установлено.

Юнус Султонов, отец Хуршеды, нападавших вообще не видел. На него напали сзади, сбили с ног и десять минут избивали бейсбольной битой, крича при этом на весь двор: «Мочи черного!»

По решению присяжных, за это избиение шесть человек получили в феврале различные сроки лишения свободы. Тогда решение суда потрясло весь город - получилось, что присяжные «не нашли виновных» в убийстве девочки. Но! Важная деталь: все шестеро осужденных не были между собой знакомы до ареста. А были ли они вообще в тот вечер во дворе дома № 4 по улице Бойцова?

В поисках свидетелей мы обошли все квартиры этого дома, окна которых выходят во внутренний двор. Наконец, нашли двух человек (имен, естественно, называть не буду), которые рассказали нам о каком-то Диме из 157-й квартиры. Он, мол, регулярно ходил по вечерам в компании «странных молодых ребят бандитского вида». И в тот вечер, 9 февраля, точно был в этом дворе...

157-я квартира расположена на шестом этаже. В ней прописан Дмитрий Боровиков. Тот самый - лидер «боевой террористической группы».

Нам удалось узнать, что ночью 9 февраля 2004-го его даже задержал милицейский наряд. Боровикова привезли в местное отделение милиции, куда вскоре доставили и... Алексея Воеводина. Того, по прозвищу «Сделано в России».

И их действительно видели во дворе в тот вечер!

Но в милиции обоих допросили и отпустили. Боровиков смеялся милиционерам в лицо: «Что же, я во дворе собственного дома убивать буду?!»

Главари группировки вышли из отделения милиции вместе. Боровиков пошел домой через залитый кровью двор, а Воеводин поехал спать. Теперь, спустя два года, Воеводин признался: через два дня с моста около Измайловского проспекта он выбросил в Фонтанку молоток, которым избивал Юнуса, отца девочки.

А в феврале 2004 г. на нелегальном самиздатовском рынке Санкт-Петербурга появился журнал с характерным названием «Запах смерти». Его выпустил Павел Румянцев по прозвищу «Апостол». На обложке нарисованы маленькая девочка и человек в маске, перерезающий ей горло. К фигуре девочки подклеено лицо Хуршеды. Думаете, хоть кто-нибудь в правоохранительных органах Санкт-Петербурга обратил на это внимание? Нет, никто не заинтересовался. Или, может быть, задержанный тогда Дмитрий Боровиков, житель дома №4 по улице Бойцова, попал в какую-нибудь специальную базу данных как подозреваемый в совершении жесточайшего убийства? Нет, не попал. Ведь прокуратура Санкт-Петербурга в это время была очень занята - она... вела дело об убийстве Хуршеды Султоновой! И дело раскрыла!

После убийства таджикской девочки, после серии арестов каких-то людей, которых потом осудили, боевики под руководством Боровикова собрались за городом, в лесу. Кирилл так рассказывал об этом:

«Мы собрались и друг на друга посмотрели. «Парни, а кто арестован-то?» И выяснили, что мы все на свободе, а журналисты на весь город говорят, что наконец злодеев поймали. И «Апостол» - он говорит: «Нехорошо, конечно, что так получилось». То есть ему стало немножко стыдно за то, что невиновные в тюрьме. На что Воеводин говорит: «Нет, это неправильный подход. Эти невиновные будут озлоблены, и это наше будущее, так сказать, наши же соратники, они скоро пополнят наши ряды».

Гиренко, Ханга, Сванидзе, Познер. Далее везде...

ОЧЕРЕДНОЙ жертвой Воеводина и Боровикова был избран профессор, доктор исторических наук Николай Гиренко. Сотрудник Института этнографии и антропологии Российской академии наук, Николай Михайлович был известен всему городу тем, что постоянно выступал экспертом на судебных слушаниях по делам националистических группировок. Именно Гиренко помогал в раскрытии преступлений, совершенных боевиками группировки «ШУЛЬЦ-88», из рядов которой когда-то вышли Боровиков и Воеводин. Николая Гиренко решено было «казнить»...

Я поднимаюсь на третий этаж старого одноподъездного дома №11 по улице Подковырова. Сначала Алексей Воеводин и Дмитрий Боровиков приехали к этому дому поздно вечером. В спортивной сумке Воеводина лежал купленный с рук старый «Маузер». Дверь открыла Настя, внучка Николая Гиренко. Самого Николая Михайловича дома не было. Настя не запомнила лиц пришедших. На следующее утро Боровикова заменили трое членов банды - Артем Прохоренко, Павел Румянцев («Апостол») и Алексей по кличке «Ариец». Воеводин и «Апостол» остались во дворе дома, остальные вошли в подъезд.

На этот раз Николай Михайлович дома был. Всего одной пули, пущенной сквозь входную деревянную дверь, оказалось достаточно - Гиренко умер сразу. Приехавшая спустя сорок минут милиция ничего не нашла. А искать надо было не в темном подъезде, где следов от ботинок не видно, а... в Интернете. К июню 2004-го
организация Боровикова и Воеводина уже обзавелась собственным сайтом. На нем вскоре после убийства Гиренко появилась фотография профессора с пометкой: «ликвидирован».

Следствие обнаружит в электронном «архиве» банды еще несколько фотографий: Елена Ханга, Николай Сванидзе, Владимир Познер...

Планы на будущее?

А еще - фото молодого музыканта. Тоже с пометкой «ликвидирован». Кто на этом фото? Милиция пока этого не знает. Может, вы знаете?

Официально убийство Николая Гиренко до сих пор не раскрыто. Несмотря на то, что тогда, в июне 2004-го, к расследованию подключились лучшие сотрудники 18-го отдела питерского РУБОПА - оперативники Чернопятов и Бойко. Каким-то образом этот факт стал известен главарям банды. Этих офицеров МВД решено было уничтожить. Но открыто воевать с милицией группировка еще не решалась. Как говорили Боровиков и Воеводин, «надо еще потренироваться». В эти слова они вкладывали только один смысл - скоро должны были произойти очередные убийства...

Осечки правосудия

«Раскрытые» преступления:

2003 год. Убийство 5-летней цыганской девочки - осуждены 7 человек (двое приговорены к 10 годам).
2004 год. Убийство Ву Ань Туана. Сейчас на скамье подсудимых - 14 человек.
2005 год. Убийство таджикской девочки Хуршеды Султоновой - осуждены 6 подростков.

По обвинению в совершении еще одного убийства, в котором признаются боевики Воеводина, уже задержаны другие 8 человек в возрасте от 13 до 16 лет.

Нападение на власть

Валентина Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга:

«Эта банда - группа нелюдей, которые совершили самые жестокие преступления в городе за несколько последних лет. Мы знаем, какие у них были мотивы. Это террористы, которые держали в страхе весь город и хотели запугать всю страну. Эта банда вызывающе себя вела, они умышленно и намеренно готовились к саммиту. Их действия - это вызов действующей власти. Надо отметить, как профессионально сработали наши спецслужбы, ликвидировавшие группировку».

Продолжение - в следующем номере

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

Политика

В мире

Общество