ПОДПИСКА (Газеты + Книги + Бонусы) или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Спорт 13+

Фабрика звёзд по-французски

№ 28(621) от 19.07.18 [ «Аргументы Недели », ]

Фабрика звёзд по-французски
Фото АГН «Москва» / С. Киселев

Золотое поколение французских футболистов появилось не случайно. Команда, выигравшая чемпионат мира в России, – продукт отлаженной системы.

Разнообразие обогащает

Перед финалом ЧМ-2018 бывший главный тренер сборной Хорватии Игор Штимац пошутил, что в «Лужниках» его землякам предстоит играть с соперниками из Конго, Камеруна, Сенегала, Гвинеи, Мавритании – словом, со сборной Африки. Шутка не новая, не самая удачная и не оригинальная: сомнение в том, что французская команда имеет право называться сборной Франции, не раз высказывали многие. И были не правы.

Да, у Погба родители из Гвинеи, у Канте – из Мали. Мбаппе – сын камерунца и алжирки. У Матюиди отец из Анголы, мать – из Конго. У Гризманна – португальские и немецкие корни. Но все они – французы, поскольку родились, выросли и научились играть в футбол в стране, которую сделали чемпионом мира. Разве что Умтити появился на свет в Камеруне, но во Францию переехал с родителями в два года, а первые шаги в футболе сделал в школе «Лиона». Исключением можно, пожалуй, считать Эрнандеса: он, наоборот, родом из Марселя, но с четырёх лет живёт в Испании, где с юного возраста защищает цвета мадридского «Атлетико».

Иными словами, все, кто играет за Францию, не просто её граждане: они продукт французского футбола. И в этом смысле ничего общего не имеют, скажем, с нашим Марио Фернандесом, португальцем Пепе или испанцем Диего Костой – бразильцами, которые, получив уже взрослыми паспорта европейских стран, стали выступать за их сборные.

– Когда мы выиграем чемпионат мира, никто не скажет, что в нашей команде слишком много темнокожих, – ответил Штимацу Килиан Мбаппе.

– Разнообразие обогащает футбол. Мы гордимся, что все мы – французы, – так высказался на эту тему главный тренер сборной Дидье Дешам.

 

Отыскать, раскрыть, развить

Двадцать лет назад, когда Франция впервые стала чемпионом мира, Дешам в качестве капитана тоже выводил на поле весьма пёструю компанию. Были там Лама из Французской Гвианы, баск Лизаразю, уроженец Ганы Десайи, Карамбе из Новой Каледонии, Виейра из Сенегала, выходцы с Антильских островов Анри с Тюрамом, этнический аргентинец Трезеге… Ну и излишне, наверное, напоминать, что самый великий из них – Зинедин Зидан родился в алжирской семье.

Такая уж это страна, Франция. Этническое разнообразие нравится не всем и создаёт французам немало проблем, но футболу, согласимся с Дешамом, идёт только на пользу. Среди ребят с африканскими, арабскими, антильскими корнями талантов хватает, а для многих из них футбол – к тому же эффективный социальный лифт.

Таланты, однако, ещё надо отыскать, раскрыть, развить и довести до профессионального уровня. И вот в этом французы, наверное, лучшие в мире: созданная ими система штампует одно талантливое поколение за другим.

Система – это, с одной стороны, клубные школы. Тратить баснословные суммы на легионеров французские клубы не могут («Пари Сен-Жермен» – исключение). А потому предпочитают растить и продавать своих игроков.

Система – это, с другой стороны, 13 футбольных академий, финансируемых Французской федерацией футбола и Национальной футбольной лигой. Действуют они по территориальному принципу: например, юные футболисты из региона Иль-де-Франс могут поступить в академию в Клерфонтене, их сверстники со средиземноморского побережья – в Марселе, из Бургундии – в Дижоне. Охвачена вся Франция, включая заморские владения – подобные учебные заведения есть и в Гваделупе, и Реюньоне. Это у нас за то, что талант из кузбасской глубинки Александр Головин выбился в люди, и он, и ЦСКА, и сборная во многом могут благодарить удачу. Французы на удачу не полагаются.

 

Первый экспортёр в Европе

В академии отбирают самых способных ребят в возрасте от 13 до 15 лет. То есть попадают они туда в период перехода от детского футбола к юношескому – а там не за горами уже и первые профессиональные контракты. Те, кто прошёл отбор, принимаются на полное обеспечение, с ними работают специалисты высокого класса. В их распоряжении прекрасные поля, тренажёрные залы, бассейны – всё не хуже, чем у профессионалов. Собственно, в том же Клерфонтене обычно проводит сборы и национальная команда. Двое из её нынешних звёзд, Мбаппе и Матюиди, там в своё время и учились, а до них – звёзды предыдущих поколений трёхцветных: Анри, Анелька, Галлас и другие.

Французы своей системой гордятся, и по делу: с тех пор как в конце 1980-х – начале 1990-х они её наладили, Франция стала мировой футбольной державой. За последние 20 лет она выиграла два чемпионата мира и один раз играла в финале, взяла золото и серебро в Европе, победила на двух Кубках конфедераций. И превратилась в настоящую фабрику талантов. Это только по незнанию можно подумать, что французский футбол живёт за счёт импорта. На самом деле Франция – второй в мире после Бразилии и первый в Европе экспортёр футболистов. По состоянию на конец минувшего сезона в зарубежных клубах выступал 821 француз.

Система даёт не только количество, но и качество: на ЧМ‑2018 сборная Франции была самой дорогой командой: суммарная трансферная стоимость – 1, 2 млрд евро. Но, что ещё важнее, и самой молодой после Нигерии: средний возраст – 26, 1 года. Команда Дешама – это всерьёз и надолго. А где-нибудь в Клерфонтене, Виши или Реймсе, в школах «Лиона», «Монако» или «Тулузы» уже подрастают новые Мбаппе, Павары и Вараны. Фабрика звёзд работает в непрерывном цикле.

 

В мире

Депутат Рады Кузьмин озвучил национальную идею Украины

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью