Осетинский шпагат, или одна нога здесь, другая там

В Цхинвали 12 июня праздновали День России. Этот день здесь тоже официальный выходной

, 19:00

Осетинский шпагат, или одна нога здесь, другая там
Члены Союза Непризнанных Государств готовы ко всему, Фото ИТАР-ТАСС

Объездная дорога

 ЧЕМ отличается Южная Осетия от Северной? В первую очередь, погодой. Над Южной сверкает солнце и жара, а в Северной, по другую сторону Большого Кавказского хребта, моросит дождик и зябко. 170 км дороги из Владикавказа до южноосетинской столицы преодолеваешь где-то за 5 часов, с учетом погранично-таможенных формальностей. Но это по прямой. Гостей Цхинвали из других, не приграничных регионов России ради их же безопасности сейчас везут по совершенно разбитой объездной дороге вокруг грузинских сел. Возможно, через год-два проезд будет всепогодным и комфортным. Сейчас объездная дорога – это 38 км и полтора-два часа горного внедорожного экстрима; экскаваторы, тракторы, грейдеры и самосвалы с речной галькой.

 Номерные знаки на технике говорят о том, что дорожными работами занимаются бригады из Адыгеи и Северной Осетии. Сразу становится ясно, зачем люди придумали вездеходы и джипы. На Важу, водителя потрепанной «Волги», больно смотреть. Каждый удар валуна по днищу автомобиля отдавался болью в его сердце. Трижды кипевший мотор охлаждался кристально чистой водой горных ручьев.

 К северу от преимущественно осетинского Цхинвала, вдоль дороги к Рокскому тоннелю и далее в Россию, располагаются крупные грузинские села Тамарашени, Квемо-Ачабети, Земо-Ачабети, Курта, Кехви и другие. В этих селах командуют грузинские полицейские и миротворцы. И формально имеют право задержать и этапировать в Тбилиси любого человека, если он не житель Южной Осетии. Все, будь то военнослужащие из российского миротворческого контингента, просто гости, все, кто прибыл сюда со стороны Владикавказа через пункт пропуска Нижний Зарамаг, для грузинской стороны де-юре являются нарушителями границы и паспортно-визового режима. Потому что на югоосетинской территории грузинских пограничников и таможенников попросту не было и нет. Добро пожаловать в Цхинвали, но через Тбилиси! Но с нынешним обострением обстановки вокруг Южной Осетии не факт, что такой маршрут вас приведет в столицу республики. Приходится выкручиваться с Важой.

 Он таксист, грузин, житель республики Северная Осетия-Алания: «Иногда даже не остановят, а иногда по колесам начинают стрелять. За что?» Вот и приходится грузину объезжать села с грузинским населением.

«Как вам Южная Россия?»

 ЭТО самый частый вопрос редким гостям Цхинвала. Врать не приходится. С одной стороны – потрясающая природа, зеленые горы и вкуснейшие осетинские пироги с мясом, сыром и картошкой. С другой – бросается в глаза изношенная городская инфраструктура, трубы печек-буржуек, торчащие из окон типовых домов. Продавцы и даже гостиничные администраторы пугаются при виде тысячных купюр – в ходу банкноты номиналом 10, 50, 100 рублей. Заработная плата соответствующая. Спасает Россия – 90%, если не 99% югоосетин имеют российское гражданство и соответствующие пенсии.

 «Сегодня в городе воды нет, может, завтра будет?» – эта застенчивая ложь должна подсластить пилюлю постояльцу главной цхинвальской гостиницы «Алан». Вода в городе есть, ее нет в номере. А комнат, подходящих для проживания, всего 2 на четыре просторных этажа. Бак для воды на крыше пуст, сантехника даже в люксе не функ­ционирует. Явление гостя – это паника в глазах администратора и судорожные попытки связаться с директором.

 На площади перед отремонтированным железнодорожным вокзалом, с которого 16 лет не отправлялся ни один поезд, пасутся коровы и стоят таксисты в ожидании редких пассажиров. Основной заработок для них – маршрут Цхинвал–Владикавказ и обратно. Дорога жизни. Заправляют машины в России: «Нету здесь хорошего бензина, – сетует Инал, владелец наглухо затонированной вазовской «семерки». – Продают как 92-й, а на самом деле дай бог 76-й».

 Контрабандный 76-й «чеченский» бензин стоит 18 руб. за литр. В цене здесь автомобили, способные переваривать подобную горючую смесь.

 Торговля на городском базаре идет вяло, покупают по мелочам, кулечки семечек и алычи, хлеб и зелень. Много торговцев грузин, из местных. Что интересно, они, особенно молодые, по-русски совершенно не говорят. На помощь приходят осетинские продавцы. В столовых и мини-кафе в меню, как напоминание о недавних спокойных временах, стоят минеральная вода «Боржоми», грузинские вина и коньяки. Но в наличии их нет, в связи с грузинскими «инициативами» эти напитки с прилавков исчезли. Патриотизм в Южной Осетии не показуха, а способ выживания.

«230 лет с Россией»

 РОССИЙСКИЙ триколор, встречается на каждом шагу – и на автомобильных номерах, и на флагштоках перед Домом правительства и всеми госучреждениями непризнанной республики. Это политика и позиция республиканского руководства. На Москву в Цхинвали и надеются, и обижаются: «Из-за вашей таможни мы даже минеральную воду в Россию экспортировать не можем. Вроде и поддерживают нас в Кремле, но решительно ничего не предпринимают».

 Замминистра иностранных дел РЮО Алан Плиев переживает, что последнее время республика живет в режиме экономической блокады: «Самые обыкновенные макароны, мука, гречка, поступающие из России, грузинская сторона считает контрабандой. Осетинские села, оказавшиеся в грузинском окружении, снабжаются товарами первой необходимости исключительно благодаря миротворческим силам РФ».

 Зато связь в городе на уровне – работает и российский сотовый оператор «Мегафон», что страшно злит президента Саакашвили, и две грузинских сети. Местные жители пользуются российской связью, благо в каждой палатке есть карты оплаты. А вот внести средства за услуги грузинских операторов в Цхинвали нереально. Прошло то время, когда из Цхинвали можно было прокатиться в грузинскую столицу, как здесь говорят, «погулять», и без проблем вернуться домой.

 Об экс-президенте Грузии Эдуарде Шеварднадзе старики на площади, украшенной плакатом «230 лет с Россией», вспоминают с ностальгической ноткой: «А что, нормально было, жизнь стала налаживаться, торговля пошла. Миротворцы, как милиционеры, в основном, бытовые конфликты разбирали. А сейчас обстрелы, заложники, угрозы. Короче, опять под ружьем…» Молодые грузинские руководители своими действиями и заявлениями превратили хрупкий мир в зоне грузино-осетинского конфликта в «горячую точку». Алан, цхинвальский таксист, немолодой уже человек, сетует: «Так и живем, одна нога здесь, другая во Владике (Владикавказе). Неопределенность полная». И цитирует известное обещание министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили встретить новый, 2007 г., здесь, в Цхинвали! А это война, и жители Южной Осетии это проходили.

 «У нас все готовы к войне, дети разбирают-собирают автомат Калашникова, как шариковую ручку. Наши женщины стреляют лучше, чем любой российский солдат-срочник, – печально и без бахвальства говорит осетинский военный с внешностью боксера-тяжеловеса. – Мы готовы еще раз повоевать за Россию, но для нас этот раз будет последний».

Осетин Саакашвили

 В ЦХИНВАЛИ бытует самая оригинальная версия, почему молодые грузинские вожди такие воинст­венные: «Саакашвили и Окруашвили просто огрузинившиеся осетины. А мы народ воинственный, когда-то и грузинским царям в наемниках служили! Не будь нас, и Грузии никакой бы не было!» Кстати, в самом Тбилиси критики режима утверждают, что президент Грузии никакой ни Саакашвили, а этнический армянин Саакян.

 Встреча на высшем уровне Эдуард Кокойты – Михаил Саакашвили «в принципе невозможна из-за позиции грузинской стороны. Южная Осетия предлагает в качестве переговорной площадки Москву, а Грузия – Тбилиси, что неприемлемо для осетин. ВСЕ руководст­во непризнанной республики заведомо объявлено в розыск как преступники, и нет никаких гарантий их безопасности. Наши спецслужбы опасаются ареста или даже физического устранения своих лидеров», – подчеркивает Алан Плиев.

 А грузинская армия тем временем развернула в пяти минутах езды от Цхинвали военный госпиталь с 260-местным моргом. Всеми своими дейст­виями Грузия вызывает осетин на бой. В Цхинвали с надеждой смотрят на север, но уверенности в том, что Россия будет защищать своих граждан, никто не испытывает. Военный союзник у Южной Осетии один. На улицах города множество подтверждений осетино-абхазской дружбы. Наглядная агитация яркими красками перетяжек и плакатов открывает «Год Абхазии в РЮО». Непризнанные де-юре и независимые де-факто республики дружат поневоле. Противник у них общий, ну а друг – кто он?..

Южная Осетия

 Территория – 3,9 тыс. кв. км.
 Население – 82 тыс. чел. (по данным Респуб-ликанского демографического фонда «Фидан» на 01.01.2006 г.).
 Национальный состав: 71% – осетины (58 тыс. чел.), 27% – грузины (22 тыс. чел.), 2% – другие национальности (2 тыс. чел.).
 Столица – город Цхинвал (около 40 тыс. чел.).

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Политика

Глава МИД Хаависто назвал главной причиной стремления Финляндии в НАТО «ядерные угрозы» со стороны России после начала СВО

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

В мире

В мире

В мире

Политика

Политика