//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Поп-новости

//Сад и огород

//Общество

Кадры решают всё. Или не решают…

№ 26(418) от 17.07.2014 [«Аргументы Недели », Николай ПАРАТУНИН ]

Кадры решают всё. Или не решают…
Фото с сайта ng.ru

Когда во главе Ингушетии был поставлен решительный и хорошо зарекомендовавший себя на другом поприще генерал Юнус-­Бек Евкуров, многие надеялись, что скоро Магас засияет не хуже, чем Грозный. Однако уже теперь ясно, что теория излечить болезни Северного Кавказа одними лишь деньгами и назначением «сильной руки» срабатывает не всегда.

C точки зрения инвестиционной привлекательности те же Ингушетия, Чечня и Дагестан изначально смотрятся на порядок хуже Карачаево­-Черкесии или Северной Осетии. Тем не менее северокавказские республики ищут свои пути развития, поднимают экономику. В том же Дагестане, например, строят мощный и современный аграрно­продовольственный логистический центр в Кизлярском районе, а в Карабудахкентском районе – овощехранилище на 150 тысяч тонн урожая. Успехи Чечни тоже хорошо всем известны. А что же Ингушетия?

Здесь картина обратная. Только с 2009 по 2012 год республика лишилась шести прибыльных промышленных предприятий из девяти, доведена до убытков сфера по добыче полезных ископаемых, зато в 16,5 раза выросли «коммуналка» и расходы на содержание чиновников. За первый квартал нынешнего года доходы республиканского бюджета составили 4,8 млрд. рублей, из которых 4,4 млрд. пришлись на безвозмездные поступления из федерального бюджета. Удивительно ли при этом, что самой процветающей «отраслью экономики» здесь стала опирающаяся на федеральное финансирование госслужба?

В начале года управление Генпрокуратуры по СКФО провело в республике проверку, в ходе которой были выявлены грубейшие финансовые нарушения, которые могут довести до срыва федеральную программу по развитию региона. Готовность объектов, по отчётам находящихся в финальной стадии, оказалась такой только на бумаге, есть примеры с попытками помешать инвесторам, которые планируют развивать местную экономику и создавать рабочие места.

Так что же не складывается в Ингушетии?

Коррупция

При том, что руководство республики вроде бы борется с коррупцией, а сам Евкуров не раз заявлял, что это зло в республике если и не побеждено до конца, то минимизировано, ситуация выглядит удручающе. Только за 10 месяцев прошлого года правоохранительными органами в Ингушетии было выявлено 61 преступление коррупционной направленности, из них по фактам взяточничества – 29. При этом к реальному сроку лишения свободы удалось привлечь лишь двух подозреваемых!

Экспертно-­аналитическая группа Координационного совета ассоциации «Всеингушский Гражданский  Совет» провела собственное расследование фактов коррупции в республике и, опираясь опять же только на официальные источники и статистические данные, подсчитала, что бюджету страны был нанесён ущерб на сумму  7 млрд. 122 млн. 60 тыс. рублей.

Кумовство

Многие ключевые должности в регионе занимают близкие родственники ингушского руководства. «Не так давно стало известно, что в государственных и муниципальных учреждениях Ингушетии выявлены 299 сотрудников, имеющих родственные связи с начальством», – сообщает агентство «Росбалт».

Рассказывая о коррупционном скандале, связанном с продажей мест в правительстве Пензенской области (главный «герой» – полномочный представитель Республики Ингушетия в Саратовской области), другое издание пишет: «Это уже далеко не первый подобный скандал, связанный с ближайшим окружением главы Ингушетии. Ведь в самой этой республике торговля должностями стала привычным делом! Более того, в этом процессе оказались замешаны братья главы региона. При этом, по слухам, особенно большим спросом пользуются должности, связанные со строительством, которое считается подконтрольным родственникам Евкурова… Очевидно, что в ближайшем окружении Евкурова действует сейчас настоящая ОПГ».

Терроризм

Изначально именно борьба с этим злом считалась наиболее выигрышной стороной деятельности для опытного боевого генерала Евкурова. Но почему­-то и здесь не заладилось. 27 мая, когда глава республики находился в Москве, официальные сайты РИ неожиданно отрапортовали об окончании режима КТО в Ингушетии. Однако уже 31 мая федеральные информационные источники сообщили о введении режима КТО в ряде населённых пунктов Ингушетии и на большей части территории Сунженского района республики: «Указанные меры приняты в связи с появившейся информацией о возможном нахождении в указанных районах членов вооружённого бандподполья, которые могут готовить теракты».

Собственно, ничего удивительного в этом нет. Стагнирующая экономика, безработица, отсутствие социальных лифтов вынуждают молодёжь искать мнимой «социальной справедливости» на стороне. В том числе и в ваххабитском подполье, новые головы у которого растут, как бы решительно ни рубили старые.

Борьба с инакомыслием

А может, это оппозиция мешает генералу в наведении порядка в республике? Быть может, именно она ставит палки в колёса и сгущает краски? И тогда Евкурову было бы достаточно подавить инакомыслие и прижать к ногтю критиканов, и всё сразу стало бы на своё место? Увы, этот подход как раз практикуется уже давно и масштабно. Но успеха он нынешнему руководству Ингушетии также не приносит.

Самый яркий пример – история депутата Народного собрания Республики Ингушетия Ахмеда Белхороева. Комментируя для «Известий» недавнюю попытку боевиков выкрасть из морга тело Артура Гатагажева, депутат отметил, что «вместо того чтобы заниматься социально-экономическим развитием региона, глава республики тратит силы на борьбу с политическими оппонентами. По словам парламентария, если дать людям выражать протест мирным путём, создать рабочие места и направить энергию молодёжи в мирное русло, многие проблемы можно решить». 

Сейчас осмелившийся открыто критиковать руководство ингушский депутат вынужден скрываться в Москве, опасаясь за свою жизнь. В письме на имя президента России он указывает, что уже в день выхода статьи ему угрожал начальник Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД Ингушетии Тимур Хамроев.

Так в чём же на самом деле главная проблема Ингушетии сегодня? Чего не хватает руководству республики для того, чтобы переломить ситуацию и воплотить свои мечты о лучшем будущем в жизнь? Поддержки Кремля? Денег? Единомыслия? Управленческого опыта? Или, наконец, самой способности наладить и организовать работу в республике? В конце концов, ведь именно кадры, как известно, решают всё. Шесть лет прошло с момента назначения генерала Юнус-­Бека Евкурова главой Ингушетии. Срок немалый. Но пока очевидно лишь одно: ситуация не только не улучшилась, а ухудшилась. Причём настолько, что перемены должны стать радикальными. И в этом даже не столько вина, сколько трагедия заслуженного генерала Юнус­-Бека Евкурова, так и не сумевшего овладеть искусством гражданского управления одним из наиболее проблемных регионов России.

 

Кто мешает Ингушетии стать донором

«Дотационный регион», «финансовая дыра», другими нелестными эпитетами многие в стране склонны сегодня называть субъекты СКФО. В том числе и Ингушетию. И вроде бы справедливо: финансовые вливания увеличиваются, а вот с отдачей – проблемы. Между тем та же Ингушетия способна стать донором федерального бюджета, причём отнюдь не самым маленьким. Что же мешает этому?

Попробуем ответить конкретным примером. Ингушское ОАО «Агентство цементной промышленности» попробовало серьёзно переломить ситуацию и создать в республике полноценный экономический кластер в более чем перспективном секторе – строительном. Планировалось наладить цементное производство полного цикла, благо сырьё своё, рядом, но… Что получилось в реальности – рассказывает генеральный директор ОАО Умар ЦЕЧОЕВ.

– Умар Хизирович, как складывается ситуация с вашим проектом по добыче цементного сырья и созданию профильного промышленного кластера сегодня?

– Проект нашего ОАО «Агентство цементной промышленности» ещё в 2007-­м вошёл в перечень поручений президента России.

Мы на конкурсной основе получили более шести лет назад в полном соответствии с действующим законодательством все необходимые лицензии на разведку, разработку месторождений, добычу и переработку сырья для производства цемента, то есть глины, известняка и т.п. в Сунженском районе Республики Ингушетия.

Однако уже в 2009­-м начались трудности. Сменился глава субъекта Федерации, и пошло-поехало… Новая администрация «била», как говорится, на экологическую составляющую, хотя именно к этой стороне дела мы подошли с особой серьёзностью. Согласно проекту, все предприятия ОАО работают по германской технологии, с использованием соответствующего оборудования, исключающего даже самые минимальные экологические риски. Полный аналог работает, между прочим, в Берлине, в городской черте. И спокойно живущие там же дикие животные – гордость немецких экологов – являются одним из зримых примеров полной экобезопасности производства.

Тем не менее по совершенно формальному поводу у нас пытаются изъять законно полученные лицензии. Мы выигрываем суды всех инстанций, доказывая таким образом фундаментальную обоснованность нашего проекта. Вот на что уходит, увы, время…

– Да уж… Каким же планировался объём инвестиций в проект?

– В ценах 2007–2008 годов – порядка 32 миллиардов рублей. Речь идёт не только о цепочке добычи и переработки, но и о всей сопутствующей инфраструктуре: дорогах, сервисном обслуживании и так далее. Ведь конечная цель проекта – создание профильного кластера. Центральное предприятие – цементный завод. Предприятия­-спутники – завод железобетонных изделий, заводы по производству строительных сухих смесей, ячеистого бетона, кирпичный завод…

Всего мы создали бы более 4000 рабочих мест.

– Сколько налогов могла бы перечислять в республиканский бюджет эта система предприятий?

– В один только Сунженский район – не менее 2 миллиардов рублей ежегодно.

– Пока же вместо прибылей – одни убытки… Кстати, каковы они для вас?

– С учётом всего проделанного объёма работ – около 200 миллионов рублей.

– Логичный вопрос – кто виноват в том, что всё случилось именно так?

– Корень проблемы, на мой взгляд, сокрыт в изначальных ошибках планирования. Северный Кавказ замышлялся как туристический рай. О промышленности как-то речи вообще не заходило. Хотя мы везде продвигали идею – это не так! Перспективы промпроизводств у нас лучше, чем в ряде традиционных промышленных регионов России. Мы писали об этом во все инстанции. В том числе и главе Ингушетии, разумеется. Но… Ответа нет, но вот, к примеру, на абсурдные с экономической точки зрения «прожекты» деньги тратятся. Притчей во языцех стал гигантский мукомольный комбинат. Это у нас-то, где ни гектара не отведено под посевы соответствующего зернового сырья!

– То есть вы не одиноки, есть люди, готовые вложить средства в республику, однако…

– Не одиноки. Есть масса полезнейших и выгодных проектов: и по нефтедобыче, и нефтепереработке, и в фармакологическом сегменте: сбор, заготовка, переработка лекарственного сырья; в деревообрабатывающей, мебельной промышленности. Главное – сдвинуть «воз с места». Но, к сожалению, это крайне трудно…

Сергей ИВЛЕВ

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и Google News и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях Добавить в «Мои Источники» в Google News

Обсудить наши публикации можно здесь:

?>

//Новости МирТесен

//Новости СМИ2

//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости партнеров

//самое читаемое

//Новости СМИ2

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
Загрузка...
//Наши партнеры