//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Поп-новости

//Сад и огород

//Общество

Прививка от бесплодия

№ 22(263) от 09.06.2011 [«Аргументы Недели », Владимир РЕЧМЕНСКИЙ, Владимир ЛЕОНОВ, фото авторов ]

Прививка от бесплодия

Впервые безотвальную систему обработки земли разработал и предложил в конце XIX века выдающийся русский агроном Иван Евгеньевич Овсинский. Выходит, что около 30% всей пашни в мире – более 400 млн. га – обрабатывается по российским ресурсосберегающим технологиям. Система Овсинского сегодня успешно применяется на полях Америки, Европы, Канады и других государств. Казалось, на родине ученого эти агроприемы должны пройти по полям победным маршем.

Энтузиазм против засухи

 Но марш не получается – есть только отдельные успешные островки, откуда энтузиасты метода с сожалением взирают на соседей, корежащих землю плугами и убивающих ее химией. Те ведут бесконечную «битву с природой за урожай» и регулярно проигрывают – погода то засуху им подкинет, то проливные дожди зарядят…

В августе прошлого года «АН» уже писали о сельхозпредприятии ТНВ «Пугачевское» из села Красное Польцо Пензенской области, возглавляемом Анатолием Шугуровым. Он почти три десятка лет применяет в своем хозяйстве агробиологическую систему земледелия и добивается отличных результатов.

Мне удалось попасть в «Пугачевское» к моменту, когда весенние посевные работы уже подходили к концу. До кабинета Анатолия Ивановича я так и не дошел – он перехватил меня у дверей и сразу повез посмотреть не только «Пугачевское», но и другие хозяйства, где метод безотвального земледелия также успешно применяется. Настольной книгой Шугурова все эти годы остается «Новая система земледелия» Ивана Овсинского. Именно с цитат из нее он и начал нашу беседу. Однако книга книгой, но меня интересовали результаты, особенно прошлогодние, когда природа преподнесла очередное испытание – температура зашкаливала за +40 градусов. Даже росы по утрам не было. В области с апреля по август не выпало ни капли дождя, начались страшные суховеи. Такую погоду можно было сравнить с нахождением в зоне работы промышленного фена для сушки горячим воздухом. Но система безотвальной обработки земли, применяемая в хозяйстве, в очередной раз доказала свое превосходство перед традиционными методами. Благодаря минимальной обработке в почве была сохранена и разумно использована осеннее-зимняя влага, что дало возможность получить по 20,4 центнера зерна с гектара. И это в экстремальный год. А так – на протяжении последних 15 лет урожайность зерновых культур здесь не опускается ниже 30 центнеров с гектара. Нелишне отметить, что себестоимость килограмма зерна составила 1,79 рубля. Уже два десятилетия рентабельность растениеводства в ТНВ «Пугачевское» держится на уровне 300%! Прошлый год не исключение.

Плоскорез против плуга

 Плугом почва вспахивается на глубину  до 27 см. Почвенный пласт переворачивается лемехом. Как следствие – нарушается микрофлора плодородного слоя (гибнут полезные микроорганизмы, бактерии и даже земляные черви), земля иссушается. Одним из  самых негативных последствий вспашки является эрозия почвы. Под действием воды или ветра земля перемещается,  использование плуга способствует этому процессу.  В прошлом веке пылевые бури на Североамериканском континенте заставили фермеров в массовом порядке переходить на российскую систему И. Овсинского.

Плоскорезный (ножевой) культиватор осуществляет только рыхление почвы на глубину не более 5–7 см (безотвальная обработка). Влага при такой бережной обработке сохраняется. Верхняя прослойка земли защищает почву от перегрева, закрывает пути испарения глубинной влаги, а корневая система сорняков подрезается.

Отрицать всегда проще

Почему же проверенный метод не берется на вооружение другими хозяйствами, а часто с пеной у рта отвергается на корню? По мнению Шугурова, многие просто завидуют хорошим результатам:

– Проще отрицать, чем попробовать самому. Ведь по 270–330 пудов (40–45 центнеров) получали еще при Столыпине, применяя влагоресурсосберегающую технологию. Земля-матушка дает тому, кто с ней вежливо обращается.

В свое время на областном уровне хозяйство получило одобрение своей деятельности, и с 1982 г. начали первые эксперименты. А уже в 1984-м полностью перешли на безотвальный метод и не жалеют об этом. Пример заразительный. Вот соседи из Мордовии, говорит Шугуров, тоже перешли на этот метод обработки. Они перестали пахать землю плугами. И довольны результатами.

Кстати, продукция хозяйства третий год проверяется экологами, и каждый год  ««Пугачевское» получает экологическое свидетельство биочистоты своей пшеницы. Дипломы, подтверждающие этот факт, Шугуров суеверно держит в сейфе, хотя место им на почетных местах, рядом с грамотами и дипломами, во множестве развешенными на стенах кабинета руководителя. Зерно настолько высококлассное, что почти 50% урожая может быть экологически чистым семенным материалом. Шугуровскую пшеницу ученые-академики сравнивали с эталонными оригинальными образцами, и по всем 10 контрольным позициям она была лучше. Уже сегодня хозяйство готово переориентироваться в семеноводческое, были бы запросы в нужных объемах. Но пока, к сожалению, свою экологически чистую продукцию Шугуров сдает в общий котел, обезличенно. И его экологически чистое зерно может попасть даже в фураж, на корм скоту. «Болели бы в России душой за здоровье людей, и нам бы было приятнее и лучше», – считает Анатолий Иванович.

Те, кто знает качество продукции «Пугачевского», стараются ее купить прямо на месте, пока не сдали в обезличку. Приезжают и покупают. Недавно были фермеры из Нижнего Новгорода, купили 20 тонн на семена. Регулярно покупают пшеницу аграрии из Мордовии, Татарстана. Даже из Омской, Свердловской и Курганской областей едут на поклон в Красное Польцо, в «Пугачевское» за семенами.

«На земле нужно работать с умом, и тогда земля будет давать ежегодный верный урожай. Неурожай происходит не от недостатка влаги, а от варварского способа обработки земли».

 И.Е. Овсинский, ученый агроном, XIX век

В хозяйстве занимаются и животноводством, но тут во главу угла легла экономика. «Животноводство нам необходимо, т.к. мы производим много зерна, отходы от него используем на корм скоту. Это помимо зеленой массы. Показатели не фантастические, но экономика нормальная». И молоко, и мясо в хозяйстве тоже экологически чистые, корма-то свои. Но и его сдают в общий котел. Без разбору, по общей цене, без всяких преференций. Невзирая на то что цена ему должна быть совсем другая. Ведь хозяйство сразу и полностью отказалось от минеральных удобрений и пестицидов и занимается только биологической системой земледелия. А вопрос повышения плодородия почвы решается введением в севообороты многолетних бобовых трав, внесением соломы и других пожнивых остатков, и через определенное время с помощью этой органической массы в почве набирают вес и азот, и фосфор, и калий, причем все это без дополнительных затрат. То есть в хозяйстве используют органические удобрения природного происхождения!

 Анатолию Шугурову крайне обидно за это:

– Почему к столь важному направлению, как экологически чистые продукты, у нас в стране такое отношение? Спят, что ли, все? Ведь такая продукция нужна всем, особенно больным и детям.

 На днях в хозяйство к Шугурову приезжали отец с сыном и говорят: «В Москве вашу муку в магазине покупаем по 125 рублей за килограмм. Написано на упаковке БИО, из зерна ТНВ «Пугачевское» Пензенской области. Производят и фасуют эту муку на Кубани, а мы решили, что проще у вас, из первых рук взять». Погрузили они в свою иномарку полтонны зерна и уехали – сказали напоследок, что зерно это будут дарить знакомым и родственникам, пусть хороший хлеб пекут.

Интересный факт

Эффективность органических удобрений исследуется в Англии на протяжении 150 лет. Результаты говорят сами за себя: ни одно химическое удобрение не стало более эффективным, чем органическое.

Дедовское лукошко

Шугуров уже в который раз пытается переубедить и аграриев, и науку, хочет, чтобы отошли от стереотипов:

– Приезжают ученые, я им говорю, ну зачем же пахать, только на пахоте миллионы бы сэкономили. Да еще гербицидами работаешь, зачем? Не понимают простых вещей. Работают и тратят деньги бездумно. А технику используют, как при царе Горохе: внешний вид изменился, а по сути тот же плуг с лемехом. Гидравлику только поставили, и все новости. Импортная техника вообще заточена так, чтобы при обработке почва скорее потеряла влагу, которой в большей части Европы переизбыток. Нам такая не нужна, наша задача, наоборот, как можно больше влаги сохранить.

Сеют эти деятели рядками. Подумали бы, как растению в рядках живется, плохо ли, хорошо ли? Такой сев просто подрывает урожай. Мы давно сеем отечественными сеялками, работающими по методу дедовского лукошка: у каждого зернышка должна быть площадь питания 16 квадратных сантиметров. Наши агроприемы гарантируют, что пшеница «забьет» любые сорняки. Урожайность получается выше на 10–12 центнеров – это по озимым, а на яровых 6–7 центнеров прибавки.

Эту систему Мальцев Терентий Семенович отработал.

В «Пугачевском» большое значение имеют пары. Система трехпольная: озимые после пара чистейшие, потом яровые, потом опять пар.

Экохлеб Аргаткина

Едем к соседям – через 15–20 минут добрались с Шугуровым в хозяйство с достаточно странным названием для сельскохозяйственного предприятия – ОАО «Сервис». У руля здесь Александр Аргаткин, не только сосед, но и приверженец щадящей обработки почвы. До 90-х годов прошлого века в хозяйстве землей не занимались, было предприятие «Сельхозтехника». Инженер по образованию, Александр Васильевич ремонтировал и обслуживал трактора и комбайны:

– Когда понял, что технику обслуживать больше не для кого, с подачи Шугурова решил на земле потрудиться. Пустовавших и запущенных территорий было множество. Начал с 200 гектаров, постепенно прирастал землицей. Сегодня уже 10 тысяч га. В среднем по хозяйству рентабельность приблизилась к 70%.

Но участки разбросаны по всему району – плечо до 60 километров доходит. Так что перевозка и переброска техники и людей накладывается на конечную себестоимость. Но даже в прошлом году она не превысила полутора рублей за килограмм пшеницы. Для сравнения: среднероссийский показатель равен 3 руб. 45 коп. Сеют гречиху, кукурузу, пшеницу. Занимаются и переработкой зерна. Тут Аргаткин Шугурова обогнал, решил, что нужно идти к конечному результату:

– Стали зерно в муку молоть. Зерно 3-го класса, продовольственное. На своей мельнице перерабатываем в сутки около 25 тонн. Выход муки высшего сорта получается – 44%, до половины урожая в помол идет. Рентабельность от переработки процентов 50 получается. Реализация муки идет хорошо.

Зерно перед помолом замачивают, затем очищают в моюще-шелушильной машине, чтобы мусора в нем не осталось. Гречиху перерабатывают в гречневую крупу, завели пекарню. Теперь во всех магазинах в округе хлеб из собственного урожая. А муку фасуют в мешки от 10 до 50 кг и также пускают в продажу. В селе такая расфасовка популярна – разбирают на ура.

Тут уже возникло неодолимое желание попробовать «эко­хлеб», и хозяева словно прочитали мысли – в кабинет принесли несколько ароматных и еще горячих буханок. Скажу честно – такого хлеба в столицах не едал. Возят и в Пензу, где по просьбе губернатора торгуют дешевым и вкусным экологически чистым хлебом на городских площадях.

 Стоило мне задать вопрос о кадрах, как тут же понял, наступил на больную мозоль, в разговор вмешался Шугуров:

– Никто не хочет идти работать на село. Сейчас еще остались кадры старые, они и выручают. А молодежь на село калачом не заманишь. Без серьезной государственной программы молодежь к селу не потянется. Сейчас в сельскохозяйственных вузах отсутствует практика для студентов на селе. Как же так без практики? Какие они специалисты будут? Фурсенко опять там чудит чего-то, а отражается на селе. А почему не награждают работников села, одних артистов награждают, они уж всех достали. Сельский труженик что, наград не достоин?

Аргумент агронома В. Манейлова

– Повсеместно применять один и тот же метод даже в одном хозяйстве невозможно – все поля разные. Так, поля пропитанные химией и побывавшие под плугом, восстанавливать придется несколько лет. А заросшую бурьяном целину можно поднять за год. Но работает только системный подход, если выхватывать из методики куски – дела не будет. Технологию безотвального земледелия можно применять не только для зерновых, но и для некоторых видов овощей – таких как картофель и свекла. Проверено на деле лично!

Кто против

Край поля, на котором заканчивали сев. Только что светило солнце, но вдруг небо затянуло и пошел сильный, но короткий майский дождь. Земля с благодарностью впитывала эту влагу. Не прошло и 10 минут, как дождь, внезапно начавшийся, также неожиданно прекратился. К нашей небольшой компании подкатила «Нива», из которой вышел главный агроном соседнего хозяйства, специализирующегося на производстве молока, Владимир Манейлов. Как выяснилось из разговора, он тоже приверженец метода безот­вальной обработки почвы. На полях хозяйства для получения хорошей кормовой базы он применяет влагосберегающие технологии:

– Метод безотвальной обработки крайне перспективен. За ним будущее. Но применять этот метод огульно нельзя. Разные типы почв требуют разного подхода, разных систем обработки.

В недалеком прошлом агроном Манейлов и сам занимался наукой, уверяет, что в институтах Самары, Ульяновска, Саратова, Оренбурга и Пензы метод изучают. А его мнение такое:

– При безотвальной схеме обработки земли человек лишь повторяет систему, выработанную самой природой.

Но, считает агроном, вся промышленность зациклена на производстве орудий труда отвальной обработки земли, тяжелых тракторов, плугов:

– Возможно, главным противником этого метода стала именно промышленность, которой переходить на новые конструкции для обработки земли просто невыгодно.

Сегодня переход на новые или, правильнее сказать, – хорошо забытые старые методы обработки земли, тормозится не от нежелания агропроизводителя, а от отсутствия у него денег на специализированную технику, на сам процесс перехода к безотвальной методике.

Засуха – норма жизни

Агропромышленный комплекс России работает в сложных климатических условиях. Около 92% земель находится в зоне рискового земледелия, а 80% обрабатываемых земель хронически страдают от недостатка влаги. Как показывает история – засуха не случайное явление, а постоянный спутник крестьянина. Можно сказать, что засуха – хроническая болезнь нашего земледелия. Но эту болезнь можно и нужно лечить.

Академик не против. Но и не за

Для полной картины по приезде в Москву обратился в Россельхозакадемию. Отыскать специалистов оказалось проблематично, говорят, «ученые мужи разъехались по полям и весям» нашей страны. Изучать, проверять и внедрять на практике свои научные изыскания. Но повезло – на месте оказался академик-секретарь отделения растениеводства Анатолий Медведев. Он-то и поведал мне об отношении к этому методу отечественной агронауки:

– В России существуют две школы земледелия. Одни уверяют, что пахать обязательно. Другие – что пахать совершенно не нужно. Но здесь нельзя говорить категорично ни в ту, ни в другую сторону. И тот и другой методы имеют право на жизнь. Разные условия, разные почвы, разное увлажнение, и земледелец должен быть вооружен всем.

Медведев считает, что сегодня во главу угла поставлена экономическая составляющая. То есть чем меньше затрат на обработку земли, тем лучше. При неглубокой обработке уже на следующий год появляются в большом количестве сорняки. Татарник, пырей – практически все многолетние сорняки. И к этому нужно быть готовым. Тут надо выбирать:

– Погодные условия так же диктуют земледельцам правильный выбор обработки земли. Но когда экономическое состояние такое, что 60% от себестоимости уходит только на пахоту, стоит призадуматься, что выгоднее. Безотвальная обработка или вспашка земли. Если увлажнение почвы хорошее, то выбор очень большой. И влагоресурсосберегающая технология, которая имеет место быть при безотвальном методе, в таких случаях не особенно нужна. Но вполне приемлема, когда без нее обойтись невозможно. Она имеет право на жизнь, и отношение науки к безотвальной обработке положительное, но с учетом условий, которые существуют в хозяйствах, в том числе и чисто экономических.

Считается, что противники метода засели в академических кругах.  Ан нет, оказывается, «влагоресурсосберегающая технология приемлема». К слову, лишнюю влагу обработанная плоскорезом земля просто не возьмет, и это тоже факт, установленный еще Иваном Овсинским – он экспериментировал  не в степях, а в дождливой Полтавской губернии. Но академик Медведев подтвердил слова Манейлова, что существует лоббирование традиционного инструментария земледельца, плуга и химии со стороны производителей и импортеров. У них задача продать, и это далеко не всегда то, что нужно сегодня крестьянским хозяйствам. Но и в науке еще есть противники безотвального метода, которые не принимают даже малейшую возможность обработки земли без вспашки. Похоже, их доводы громче звучат и лучше слышны в Минсельхозе.

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и Google News и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях Добавить в «Мои Источники» в Google News

Обсудить наши публикации можно здесь:

?>

//Новости МирТесен

//Новости СМИ2

//Авторы АН

Все авторы >>

//Новости партнеров

//самое читаемое

//Новости СМИ2

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Lentainform.com

Загрузка...
Загрузка...
//Наши партнеры